Записки о Московии (Герберштейн; Анонимов)/1866 (ДО)/Путь второго посольства

Yat-round-icon1.jpg

Записки о Московіи
авторъ Сигизмундъ фонъ Герберштейнъ (1486—1566), пер. И. Анонимовъ
Языкъ оригинала: латинскій. Названіе въ оригиналѣ: Rerum Moscoviticarum Commentarii. — Опубл.: 1556 (ориг.) 1866 (пер.). Источникъ: Commons-logo.svg С. фонъ Герберштейнъ. Записки о Московіи = Rerum Moscoviticarum Commentarii. — СПб.: Современныя проблемы, 1866. — С. 222—229.

Редакціи


[222]
ПУТЬ ВТОРАГО ПОСОЛЬСТВА.

По смерти цесаря Максимиліана, я былъ отправленъ посломъ отъ штирійцевъ къ Карлу, королю испанскому и эрцгерцогу австрійскому, избранному тогда римскимъ императоромъ. Впослѣдствіи, и московскій князь отправилъ своихъ пословъ къ его величеству, чтобы скрѣпить договоры, уже заключенные съ императоромъ Максимиліаномъ. Чтобы отблагодарить назадъ московскаго князя, императоръ поручилъ своему брату, эрцгерцогу Фердинанду, склонить венгерскаго короля Лудовика, [223]дабы онъ убѣдилъ своего дядю, Сигизмунда, короля іюльскаго, согласиться на умѣренныя условія мира или перемирія съ Московіей. И такъ», графъ Леонардъ Нугароль — отъ римскаго императора Карла, и я — отъ брага его величества, Фердинанда, инфанта испанскаго, эрцгерцога австрійскаго и пр., сѣвъ въ паннонскія коляски, поспѣшили къ Лудовику, королю венгерскому, и пріѣхали въ Буду. По окончаніи порученія, устроивъ дѣло, какъ было желательно, мы были отпущены Лудовикомъ и, возвратясь въ Вѣну, немедленно выѣхали вмѣстѣ съ московскими послами, которые тогда возвращались отъ цесаря изъ Испаніи, и отправились чрезъ города

Мистльбахъ, 6 миль,

Вистерницъ, 4 мили,

Вишау (Vuischa), 5 миль,

Ольмюцъ, 4 мили,

Штернбергъ, 2 мили,

Бернъ (Раги), мѣстечко съ желѣзными рудниками, 2 мили, и въ двухъ миляхъ оттуда, перейдя мостъ, наведенный чрезъ рѣку Мораву, и оставивъ въ этомъ мѣстѣ Моравію,

мы вошли въ силезскій городъ и княжество Егерндорфъ (Jagerndorff), 3 мили; потомъ ѣхали черезъ

Леобшютцъ (Lubscliiz), 2 мили,

Глогау (Glogouia parua), 2 мили,

Краппицъ (Crepitza), 2 мили; а потомъ черезъ рѣку Одеръ въ

Оппельнъ (Opolia), городъ съ крѣпостью, стоящій на рѣкѣ Одерѣ; тамъ имѣлъ свое мѣстопребываніе послѣдній герцогъ оппельнскій (Opoliensium), (3 мили),

Олешно, по нѣм. Розенбергъ, черезъ рѣку Малапане (Malpont), которая тогда отъ множества водъ удивительнымъ образомъ разлилась, (7 миль).

Почти черезъ 2 мили мы прибыли въ польскій городъ Крепицу (Crepitza uetus). Узнавъ тутъ, что польскій король находится въ городѣ Піотрковѣ (Pietercouia), въ которомъ жители королевства обыкновенно собираются на сеймъ, мы немедленно отправили туда служителя. Онъ возвратился съ извѣстіемъ, что король отправится оттуда прямо въ Краковъ. Мы также направили свой путь туда изъ Крепицы, и сперва прибыли въ

Клобуцко (Clobutzko), 2 мили, [224]Ченстохову (Czestochovu), монастырь, въ которомъ большое стеченіе народа, и преимущественно русскаго, покланяется образу Пресвятой Дѣвы, 3 мили,

Жарки (Scharki), 5 миль,

Кромоловъ. 3 мили,

Олькушъ (Ilkusch), знаменитые свинцовые рудники, 4 мили. Проѣхавъ 5 миль отъ Олькуша, 2 февраля мы прибыли въ

Краковъ; тамъ не было оказано намъ никакой почести, никто не вышелъ намъ на встрѣчу, не было приготовлено гостинницъ, ни одинъ изъ придворныхъ не привѣтствовалъ и не принялъ насъ, какъ слѣдовало бы но долгу учтивости, какъ будто совсѣмъ не знали о нашемъ прибытіи. Когда потомъ мы испросили позволенія явиться къ королю, онъ съ пренебреженіемъ отнесся къ нашему посольству (causam legationis nostrae eleuabat) и порицалъ посредничество нашихъ государей, какъ неблаговременное, въ особенности же подозрѣвалъ, что московскій князь что нибудь замышляетъ недоброе, ибо видѣлъ вмѣстѣ съ нами московскихъ пословъ, возвращавшихся отъ цесаря изъ Испаніи. «Наконецъ», сказалъ онъ, «какое же сосѣдство или родство существуетъ между вашими государями и московскимъ княземъ, что они добровольно взялись быть посредниками?» Особенно казалось это ему страннымъ потому, что онъ самъ не просилъ отъ нашихъ государей ничего такого и легко могъ принудить своего врага къ справедливымъ условіямъ мира. Мы же увѣряли его въ благочестивыхъ и христіанскихъ намѣреніяхъ и искренности нашихъ государей, и говорили, что они отъ души ничего болѣе не желаютъ, какъ мира, взаимной дружбы и согласія между христіанскими государями, и всѣми силами стараются объ этомъ. Мы говорили также: «Если королю не угодно, чтобы мы продолжали исполнять наши порученія, тогда мы или воротимся, прервавъ дѣло, или извѣстимъ о томъ нашихъ государей и будемъ ожидать ихъ отвѣта». Послѣ такихъ объясненій, къ намъ стали нѣсколько учтивѣе, а также и щедрѣе (in hospitiis). Тогда представился мнѣ случай потребовать тысячу флориновъ, которую обѣщала мнѣ мать королевы Боны и на которую она дала мнѣ запись, — такъ какъ я еще прежде устраивалъ этотъ самый бракъ по порученію цесаря Максимиліана. Король тогда [225]благосклонно принялъ отъ меня эту запись, и сохранялъ ее до моего возвращенія, а потомъ, когда я воротился, онъ позаботился о моемъ удовлетвореніи.

Оставивъ Краковъ 14 февраля, мы ѣхали довольно спокойно на саняхъ или въ повозкахъ черезъ польскіе города

Новый Корчинъ,

Полоницу,

Осекъ (Ossek),

Прокровицу,

Сандомиръ,

Завихостъ,

Уржендовъ,

Люблинъ,

Парчовъ.

Потомъ черезъ 3 мили мы достигли литовскаго города Половицы (Polovuiza); тамъ большую часть дороги мы сдѣлали по мостамъ настланнымъ по причинѣ болотъ, и оттуда ѣхали черезъ

Rostovusche, 2 мили,

Ressiczatez, 3 мили,

Брестъ, 4 мили, большой городъ съ крѣпостью, на Бугѣ, въ который впадаетъ Мухавецъ;

Каменецъ, городъ съ каменной башней въ деревянномъ замкѣ, и въ 5 миляхъ оттуда переправясь черезъ двѣ рѣки, Ошну и Бешну, и сдѣлавъ еще 5 миль, мы пріѣхали въ

Шершевъ (Schereschovua), недавно отстроенный городъ въ большомъ лѣсу, стоящій на рѣкѣ Лѣснѣ (Lisna), которая протекаетъ и черезъ Каменецъ.

Новый Дворъ (Novuidvuor), 5 миль,

Поросова (Porossovna), 2 мили,

Волковискъ (Vuolkovuitza), 4 мили. Здѣсь мы имѣли самую удобную гостинницу во все наше путешествіе;

Пески (Pieski), городъ на р. Зельвѣ (Selvua), которая вытекаетъ изъ русской области Волыни (ex ipsius Russię Vuolinia prouincia) и впадаетъ въ Нѣманъ.

Мосты (Mostu), въ одной милѣ, на рѣкѣ Нѣманѣ, городъ, получившій названіе отъ моста, наведеннаго черезъ Нѣманъ; ибо Most значитъ pons.

Щучинъ (Czutzma), 3 мили,

Basiliski, 3 мили, [226]Радунь (Radomi), 5 миль,

Hestlischkami, 2 мили,

Рудники, 5 миль,

Вильна, 4 мили. Впрочемъ, въ то время мы не ѣздили въ Вильну черезъ тѣ мѣста, которыя исчислены начиная отъ Волковиска, а своротили вправо, но направленію къ востоку, и ѣхали черезъ

Зельву (Solvua),

Слонимъ (Slonin),

Мошадъ,

Чернигъ,

Оберно,

Отмутъ (Ottmut),

Кайдановъ (Cadayenovu),

Минскъ, городъ, отстоящій отъ Волковиска на 35 миль. Начиная отсюда (inde praeterea), всѣ рѣки текутъ въ Борисѳенъ, между тѣмъ какъ другія, оставшіяся позади, текутъ въ Нѣманъ.

Борисовъ, городъ, стоящій на рѣкѣ Березинѣ, 18 миль; о немъ было сказано выше.

Решакъ (Reschak), 40 миль. Въ этихъ мѣстахъ, по причинѣ огромныхъ пустынь, мы ѣхали не кратчайшею, а обыкновенною дорогою, оставивъ городъ Могилевъ вправѣ мили на четыре, черезъ

Шиловъ, 6 миль,

Оршу, 6 миль,

Дубровну, 4 мили, и проѣхавъ черезъ другія мѣста, исчисленныя въ первомъ дорожникѣ, мы наконецъ прибыли въ Москву. Послѣ долгихъ разсужденій тамъ, мы могли вынудить отъ московскаго князя только слѣдующее: «Если король польскій хочетъ мира съ нами, то пусть пошлетъ къ намъ, какъ водится, своихъ пословъ: и мы хотимъ съ нимъ мира, лишь бы было намъ сходно». Наконецъ послали мы своихъ людей къ королю польскому (который былъ тогда въ Данцигѣ), и по нашей просьбѣ онъ назначилъ пословъ — Петра Риску (Giska), плоцкаго воеводу, и Михаила Богуша, казначея литовскаго.

Но когда князь узналъ, что литовскіе послы недалеко отъ Москвы, то вдругъ уѣхалъ въ Можайскъ (тамъ у него содержится огромное множество зайцовъ) подъ предлогомъ охоты и отдохновенія; а время было вовсе неудобное для охоты. Онъ [227]позвалъ насъ къ себѣ для того, чтобы не впустить литовцевъ въ городъ. Добившись перемирія и скрѣпивъ его, 11 ноября мы получили отпускъ, при чемъ князь спрашивалъ, по какой дорогѣ мы будемъ возвращаться, ибо онъ слышалъ что въ Будѣ были турки: что же они сдѣлали, ему было неизвѣстно. Мы возвращались тою же дорогой, которой пріѣхали, до Дубрбвны; тамъ мы получили нашъ богажъ, отправленный изъ Вязьмы по Борисѳену, и нашли литовскаго пристава (Pristauum), который ожидалъ пасъ въ этомъ мѣстѣ; только лишь отъ него узнали мы о погибели короля венгерскаго Лудовика.

Изъ Дубровны черезъ 4 мили мы пріѣхали въ Оршу; оттуда прибыли въ Вильну по тому же пути, которымъ я ѣхалъ, возвращаясь въ первый разъ. Тамъ насъ ласково принялъ и роскошно угощалъ побочный сынъ короля, Іоаннъ, епископъ виленскій. За тѣмъ мы поѣхали черезъ

Рудникъ, 4 мили,

Волконикъ, 3 мили,

Меречъ (Meretsch), городъ, который получилъ названіе отъ рѣки того же имени, 7 миль,

Оссе (Osse), 6 миль,

Гродно, княжество лежащее на рѣкѣ Нѣманѣ, 7 миль,

Гринки, 6 миль. Когда мы перваго января поѣхали изъ этого мѣста, то сдѣлался жестокій морозь съ порывистымъ вѣтромъ, который кружилъ и разметывалъ снѣгъ, какъ вихрь; отъ такого сильнаго холода отмерзли и выпали яйца у лошадей и отчасти сосцы у собаки. Я же чуть было не лишился носа, да приставъ во-время предупредилъ меня. Ибо, только вошедши въ гостинницу, я сталъ, по убѣжденію пристава, мочитъ и тереть носъ снѣгомъ, и почувствовалъ боль; сперва сдѣлался нѣкоторый зудъ, потомъ маленькая опухоль, и за тѣмъ я выздоровѣлъ. А вотъ какъ мой служитель спасъ московскаго пѣтуха, сидѣвшаго по нѣмецкому обычаю на коляскѣ и почти умиравшаго отъ холода; онъ разомъ отрѣзалъ ему гребень, который отвердѣлъ отъ стужи, — и отъ этого, къ нашему удивленію, пѣтухъ вытянулъ шею и запѣлъ.

Изъ Бринковъ черезъ большой лѣсъ въ

Царевъ, 8 миль,

Бѣльскъ, 4 мили,

Миленецъ (Milenecz), 4 мили,

Мельникъ (Mielnik), 3 мили, [228]Лосице (Loschitzi), 7 миль. Наконецъ, черезъ 8 миль мы пріѣхали къ

польскій городъ Луковъ, стоящій на рѣкѣ Окси (Oxi). Начальникъ этого мѣста называется старостой (все равно что старѣйшій); говорятъ, что ему подчинены 3,000 дворянъ. Есть тамъ нѣсколько селъ или деревень, въ которыхъ дворянъ размножилось столько, что нѣтъ ни одного крестьянина.

Окси (Oxi), городъ, стоящій на рѣкѣ того же имени, 5 миль.

Стешица (Steschitza, Ивангородъ?), городъ, подъ которымъ рѣка Вепржъ (Vuiepers) впадаетъ въ Вислу, 5 миль.

Иволинъ (Svuolena) городъ, 5 миль. Въ этомъ мѣстѣ переправились черезъ рѣку Верпжъ (?).

Сенна (Senna), 5 миль.

Полки (Polki), 6 миль.

Шидловъ, городъ, окруженный стѣною, 6 миль.

Вислица (Vuislicza), городъ со стѣною, 5 миль.

Проствица, 6 миль, и черезъ 4 мили оттуда наконецъ мы воротились въ

Краковъ; тамъ я велъ переговоры о многомъ такомъ, что не входило въ кругъ порученныхъ мнѣ дѣлъ, но я зналъ, что это будетъ очень пріятно и полезно моему государю, недавно избранному королемъ богемскимъ.

Изъ Кракова мы направили нашъ путь въ Прагу черезъ

Кобилагору (Cobilagora), 5 миль,

Олькушъ (Ilkusch), свинцовые рудники, 2 мили,

Бенсинъ (Bensin) городъ, 5 миль. Ниже его на небольшомъ разстояніи рѣка ІІилица (Pieltza) отдѣляетъ Польшу отъ Силезіи.

Силезскій городъ Пильсковица (Pielscovuitza), 5 миль.

Козель (Cosle), городъ со стѣной, стоящій на рѣкѣ Одерѣ, которую называютъ Віагромъ (Vuiagrus), 4 мили.

Бѣла (Biela), 5 миль.

Городъ Нейссе (Nissa), мѣстопребываніе вратиславскаго епископа. Здѣсь отлично принялъ и угощалъ насъ епископъ Іаковъ.

Оттмахау (Ottmachavu), замокъ епископа, 1 миля.

Баартъ (Baart, Варта?), 3 мили.

Богемскій городъ Глацъ, графство, 2 мили.

Рейнерцъ (Ranericz), 5 миль. [229]Яромирцъ (Ieromiers), также почти 5 миль.

Бретшау (Bretcshavu), 4 мили.

Нимбургъ (Limburg), городъ, стоящій при рѣкѣ Эльбѣ.

Наконецъ черезъ 6 миль я прибылъ въ Прагу, столицу богемскаго королевства, на рѣкѣ Молдавѣ (Moltaua) и нашелъ тамъ моего государя, избраннаго уже въ короли богемскіе и призваннаго туда для коронованія. 24 февраля я присутствовалъ при его коронаціи. Московскіе послы, которые слѣдовали за мною, и которымъ я выѣхалъ на встрѣчу для оффиціальнаго и почетнаго пріема, увидѣвъ огромность замка и города, говорили, что это не крѣпость и не городъ, а скорѣе цѣлое царство, и что безкровное пріобрѣтеніе его — великое дѣло.

За тѣмъ, по выслушаніи моего донесенія и по окончаніи совѣщаній о нетребовавшихъ отлагательства дѣлахъ, милостивый и благочестивый король изъявилъ мнѣ свое благоволеніе за все совершенное мною, — за рачительное исполненіе его порученій и за то, что я сдѣлалъ полезнаго сверхъ порученій; своими устами обѣщалъ онъ мнѣ свою милость за то, что я, не смотря на свою болѣзнь, изъявилъ полную готовность на всякій трудъ. Все это было мнѣ чрезвычайно пріятно, потому что я угодилъ королю.

КОНЕЦЪ.