Открыть главное меню

Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/237

Эта страница была вычитана
— 227 —

позвалъ насъ къ себѣ для того, чтобы не впустить литовцевъ въ городъ. Добившись перемирія и скрѣпивъ его, 11 ноября мы получили отпускъ, при чемъ князь спрашивалъ, по какой дорогѣ мы будемъ возвращаться, ибо онъ слышалъ что въ Будѣ были турки: что же они сдѣлали, ему было неизвѣстно. Мы возвращались тою же дорогой, которой пріѣхали, до Дубрбвны; тамъ мы получили нашъ богажъ, отправленный изъ Вязьмы по Борисѳену, и нашли литовскаго пристава (Pristauum), который ожидалъ пасъ въ этомъ мѣстѣ; только лишь отъ него узнали мы о погибели короля венгерскаго Лудовика.

Изъ Дубровны черезъ 4 мили мы пріѣхали въ Оршу; оттуда прибыли въ Вильну по тому же пути, которымъ я ѣхалъ, возвращаясь въ первый разъ. Тамъ насъ ласково принялъ и роскошно угощалъ побочный сынъ короля, Іоаннъ, епископъ виленскій. За тѣмъ мы поѣхали черезъ

Рудникъ, 4 мили,

Волконикъ, 3 мили,

Меречъ (Meretsch), городъ, который получилъ названіе отъ рѣки того же имени, 7 миль,

Оссе (Osse), 6 миль,

Гродно, княжество лежащее на рѣкѣ Нѣманѣ, 7 миль,

Гринки, 6 миль. Когда мы перваго января поѣхали изъ этого мѣста, то сдѣлался жестокій морозь съ порывистымъ вѣтромъ, который кружилъ и разметывалъ снѣгъ, какъ вихрь; отъ такого сильнаго холода отмерзли и выпали яйца у лошадей и отчасти сосцы у собаки. Я же чуть было не лишился носа, да приставъ во-время предупредилъ меня. Ибо, только вошедши въ гостинницу, я сталъ, по убѣжденію пристава, мочитъ и тереть носъ снѣгомъ, и почувствовалъ боль; сперва сдѣлался нѣкоторый зудъ, потомъ маленькая опухоль, и за тѣмъ я выздоровѣлъ. А вотъ какъ мой служитель спасъ московскаго пѣтуха, сидѣвшаго по нѣмецкому обычаю на коляскѣ и почти умиравшаго отъ холода; онъ разомъ отрѣзалъ ему гребень, который отвердѣлъ отъ стужи, — и отъ этого, къ нашему удивленію, пѣтухъ вытянулъ шею и запѣлъ.

Изъ Бринковъ черезъ большой лѣсъ въ

Царевъ, 8 миль,

Бѣльскъ, 4 мили,

Миленецъ (Milenecz), 4 мили,

Мельникъ (Mielnik), 3 мили,


Тот же текст в современной орфографии

позвал нас к себе для того, чтобы не впустить литовцев в город. Добившись перемирия и скрепив его, 11 ноября мы получили отпуск, причём князь спрашивал, по какой дороге мы будем возвращаться, ибо он слышал что в Буде были турки: что же они сделали, ему было неизвестно. Мы возвращались тою же дорогой, которой приехали, до Дубрбвны; там мы получили наш багаж, отправленный из Вязьмы по Борисфену, и нашли литовского пристава (Pristauum), который ожидал пас в этом месте; только лишь от него узнали мы о погибели короля венгерского Лудовика.

Из Дубровны через 4 мили мы приехали в Оршу; оттуда прибыли в Вильну по тому же пути, которым я ехал, возвращаясь в первый раз. Там нас ласково принял и роскошно угощал побочный сын короля, Иоанн, епископ виленский. За тем мы поехали через

Рудник, 4 мили,

Волконик, 3 мили,

Мереч (Meretsch), город, который получил название от реки того же имени, 7 миль,

Оссе (Osse), 6 миль,

Гродно, княжество лежащее на реке Немане, 7 миль,

Гринки, 6 миль. Когда мы первого января поехали из этого места, то сделался жестокий морозь с порывистым ветром, который кружил и разметывал снег, как вихрь; от такого сильного холода отмерзли и выпали яйца у лошадей и отчасти сосцы у собаки. Я же чуть было не лишился носа, да пристав вовремя предупредил меня. Ибо, только вошедши в гостиницу, я стал, по убеждению пристава, мочит и тереть нос снегом, и почувствовал боль; сперва сделался некоторый зуд, потом маленькая опухоль, и за тем я выздоровел. А вот как мой служитель спас московского петуха, сидевшего по немецкому обычаю на коляске и почти умиравшего от холода; он разом отрезал ему гребень, который отвердел от стужи, — и от этого, к нашему удивлению, петух вытянул шею и запел.

Из Бринков через большой лес в

Царев, 8 миль,

Бельск, 4 мили,

Миленец (Milenecz), 4 мили,

Мельник (Mielnik), 3 мили,


15*