Открыть главное меню

Записки о Московии (Герберштейн; Анонимов)/1866 (ВТ:Ё)/Путь второго посольства

Записки о Московии
автор Сигизмунд фон Герберштейн (1486—1566), пер. И. Анонимов
Язык оригинала: латинский. Название в оригинале: Rerum Moscoviticarum Commentarii. — Опубл.: 1556 (ориг.) 1866 (пер.). Источник: Commons-logo.svg С. фон Герберштейн. Записки о Московии = Rerum Moscoviticarum Commentarii. — СПб.: Современные проблемы, 1866. — С. 222—229.

Редакции


[222]
ПУТЬ ВТОРОГО ПОСОЛЬСТВА.

По смерти цесаря Максимилиана, я был отправлен послом от штирийцев к Карлу, королю испанскому и эрцгерцогу австрийскому, избранному тогда римским императором. Впоследствии, и московский князь отправил своих послов к его величеству, чтобы скрепить договоры, уже заключённые с императором Максимилианом. Чтобы отблагодарить назад московского князя, император поручил своему брату, эрцгерцогу Фердинанду, склонить венгерского короля Лудовика, [223]дабы он убедил своего дядю, Сигизмунда, короля июльского, согласиться на умеренные условия мира или перемирия с Московией. И так», граф Леонард Нугароль — от римского императора Карла, и я — от брага его величества, Фердинанда, инфанта испанского, эрцгерцога австрийского и пр., сев в паннонские коляски, поспешили к Лудовику, королю венгерскому, и приехали в Буду. По окончании поручения, устроив дело, как было желательно, мы были отпущены Лудовиком и, возвратясь в Вену, немедленно выехали вместе с московскими послами, которые тогда возвращались от цесаря из Испании, и отправились чрез города

Мистльбах, 6 миль,

Вистерниц, 4 мили,

Вишау (Vuischa), 5 миль,

Ольмюц, 4 мили,

Штернберг, 2 мили,

Берн (Раги), местечко с железными рудниками, 2 мили, и в двух милях оттуда, перейдя мост, наведённый чрез реку Мораву, и оставив в этом месте Моравию,

мы вошли в силезский город и княжество Егерндорф (Jagerndorff), 3 мили; потом ехали через

Леобшютц (Lubscliiz), 2 мили,

Глогау (Glogouia parua), 2 мили,

Краппиц (Crepitza), 2 мили; а потом через реку Одер в

Оппельн (Opolia), город с крепостью, стоящий на реке Одере; там имел своё местопребывание последний герцог оппельнский (Opoliensium), (3 мили),

Олешно, по нем. Розенберг, через реку Малапане (Malpont), которая тогда от множества вод удивительным образом разлилась, (7 миль).

Почти через 2 мили мы прибыли в польский город Крепицу (Crepitza uetus). Узнав тут, что польский король находится в городе Пиотркове (Pietercouia), в котором жители королевства обыкновенно собираются на сейм, мы немедленно отправили туда служителя. Он возвратился с известием, что король отправится оттуда прямо в Краков. Мы также направили свой путь туда из Крепицы, и сперва прибыли в

Клобуцко (Clobutzko), 2 мили, [224]Ченстохову (Czestochovu), монастырь, в котором большое стечение народа, и преимущественно русского, покланяется образу Пресвятой Девы, 3 мили,

Жарки (Scharki), 5 миль,

Кромолов. 3 мили,

Олькуш (Ilkusch), знаменитые свинцовые рудники, 4 мили. Проехав 5 миль от Олькуша, 2 февраля мы прибыли в

Краков; там не было оказано нам никакой почести, никто не вышел нам на встречу, не было приготовлено гостиниц, ни один из придворных не приветствовал и не принял нас, как следовало бы но долгу учтивости, как будто совсем не знали о нашем прибытии. Когда потом мы испросили позволения явиться к королю, он с пренебрежением отнёсся к нашему посольству (causam legationis nostrae eleuabat) и порицал посредничество наших государей, как неблаговременное, в особенности же подозревал, что московский князь что-нибудь замышляет недоброе, ибо видел вместе с нами московских послов, возвращавшихся от цесаря из Испании. «Наконец», сказал он, «какое же соседство или родство существует между вашими государями и московским князем, что они добровольно взялись быть посредниками?» Особенно казалось это ему странным потому, что он сам не просил от наших государей ничего такого и легко мог принудить своего врага к справедливым условиям мира. Мы же уверяли его в благочестивых и христианских намерениях и искренности наших государей, и говорили, что они от души ничего более не желают, как мира, взаимной дружбы и согласия между христианскими государями, и всеми силами стараются об этом. Мы говорили также: «Если королю не угодно, чтобы мы продолжали исполнять наши поручения, тогда мы или воротимся, прервав дело, или известим о том наших государей и будем ожидать их ответа». После таких объяснений, к нам стали несколько учтивее, а также и щедрее (in hospitiis). Тогда представился мне случай потребовать тысячу флоринов, которую обещала мне мать королевы Боны и на которую она дала мне запись, — так как я ещё прежде устраивал этот самый брак по поручению цесаря Максимилиана. Король тогда [225]благосклонно принял от меня эту запись, и сохранял её до моего возвращения, а потом, когда я воротился, он позаботился о моём удовлетворении.

Оставив Краков 14 февраля, мы ехали довольно спокойно на санях или в повозках через польские города

Новый Корчин,

Полоницу,

Осёк (Ossek),

Прокровицу,

Сандомир,

Завихост,

Уржендов,

Люблин,

Парчов.

Потом через 3 мили мы достигли литовского города Половицы (Polovuiza); там большую часть дороги мы сделали по мостам настланным по причине болот, и оттуда ехали через

Rostovusche, 2 мили,

Ressiczatez, 3 мили,

Брест, 4 мили, большой город с крепостью, на Буге, в который впадает Мухавец;

Каменец, город с каменной башней в деревянном замке, и в 5 милях оттуда переправясь через две реки, Ошну и Бешну, и сделав ещё 5 миль, мы приехали в

Шершев (Schereschovua), недавно отстроенный город в большом лесу, стоящий на реке Лесне (Lisna), которая протекает и через Каменец.

Новый Двор (Novuidvuor), 5 миль,

Поросова (Porossovna), 2 мили,

Волковиск (Vuolkovuitza), 4 мили. Здесь мы имели самую удобную гостиницу во всё наше путешествие;

Пески (Pieski), город на р. Зельве (Selvua), которая вытекает из русской области Волыни (ex ipsius Russię Vuolinia prouincia) и впадает в Неман.

Мосты (Mostu), в одной миле, на реке Немане, город, получивший название от моста, наведённого через Неман; ибо Most значит pons.

Щучин (Czutzma), 3 мили,

Basiliski, 3 мили, [226]Радунь (Radomi), 5 миль,

Hestlischkami, 2 мили,

Рудники, 5 миль,

Вильна, 4 мили. Впрочем, в то время мы не ездили в Вильну через те места, которые исчислены начиная от Волковиска, а своротили вправо, но направлению к востоку, и ехали через

Зельву (Solvua),

Слоним (Slonin),

Мошад,

Черниг,

Оберно,

Отмут (Ottmut),

Кайданов (Cadayenovu),

Минск, город, отстоящий от Волковиска на 35 миль. Начиная отсюда (inde praeterea), все реки текут в Борисфен, между тем как другие, оставшиеся позади, текут в Неман.

Борисов, город, стоящий на реке Березине, 18 миль; о нём было сказано выше.

Решак (Reschak), 40 миль. В этих местах, по причине огромных пустынь, мы ехали не кратчайшею, а обыкновенною дорогою, оставив город Могилёв вправе мили на четыре, через

Шилов, 6 миль,

Оршу, 6 миль,

Дубровну, 4 мили, и проехав через другие места, исчисленные в первом дорожнике, мы наконец прибыли в Москву. После долгих рассуждений там, мы могли вынудить от московского князя только следующее: «Если король польский хочет мира с нами, то пусть пошлёт к нам, как водится, своих послов: и мы хотим с ним мира, лишь бы было нам сходно». Наконец послали мы своих людей к королю польскому (который был тогда в Данциге), и по нашей просьбе он назначил послов — Петра Риску (Giska), плоцкого воеводу, и Михаила Богуша, казначея литовского.

Но когда князь узнал, что литовские послы недалеко от Москвы, то вдруг уехал в Можайск (там у него содержится огромное множество зайцев) под предлогом охоты и отдохновения; а время было вовсе неудобное для охоты. Он [227]позвал нас к себе для того, чтобы не впустить литовцев в город. Добившись перемирия и скрепив его, 11 ноября мы получили отпуск, причём князь спрашивал, по какой дороге мы будем возвращаться, ибо он слышал что в Буде были турки: что же они сделали, ему было неизвестно. Мы возвращались тою же дорогой, которой приехали, до Дубрбвны; там мы получили наш багаж, отправленный из Вязьмы по Борисфену, и нашли литовского пристава (Pristauum), который ожидал пас в этом месте; только лишь от него узнали мы о погибели короля венгерского Лудовика.

Из Дубровны через 4 мили мы приехали в Оршу; оттуда прибыли в Вильну по тому же пути, которым я ехал, возвращаясь в первый раз. Там нас ласково принял и роскошно угощал побочный сын короля, Иоанн, епископ виленский. За тем мы поехали через

Рудник, 4 мили,

Волконик, 3 мили,

Мереч (Meretsch), город, который получил название от реки того же имени, 7 миль,

Оссе (Osse), 6 миль,

Гродно, княжество лежащее на реке Немане, 7 миль,

Гринки, 6 миль. Когда мы первого января поехали из этого места, то сделался жестокий морозь с порывистым ветром, который кружил и размётывал снег, как вихрь; от такого сильного холода отмёрзли и выпали яйца у лошадей и отчасти сосцы у собаки. Я же чуть было не лишился носа, да пристав вовремя предупредил меня. Ибо, только вошедши в гостиницу, я стал, по убеждению пристава, мочит и тереть нос снегом, и почувствовал боль; сперва сделался некоторый зуд, потом маленькая опухоль, и за тем я выздоровел. А вот как мой служитель спас московского петуха, сидевшего по немецкому обычаю на коляске и почти умиравшего от холода; он разом отрезал ему гребень, который отвердел от стужи, — и от этого, к нашему удивлению, петух вытянул шею и запел.

Из Бринков через большой лес в

Царёв, 8 миль,

Бельск, 4 мили,

Миленец (Milenecz), 4 мили,

Мельник (Mielnik), 3 мили, [228]Лосице (Loschitzi), 7 миль. Наконец, через 8 миль мы приехали к

польский город Луков, стоящий на реке Окси (Oxi). Начальник этого места называется старостой (всё равно что старейший); говорят, что ему подчинены 3,000 дворян. Есть там несколько сёл или деревень, в которых дворян размножилось столько, что нет ни одного крестьянина.

Окси (Oxi), город, стоящий на реке того же имени, 5 миль.

Стешица (Steschitza, Ивангород?), город, под которым река Вепрж (Vuiepers) впадает в Вислу, 5 миль.

Иволин (Svuolena) город, 5 миль. В этом месте переправились через реку Верпж (?).

Сенна (Senna), 5 миль.

Полки (Polki), 6 миль.

Шидлов, город, окружённый стеною, 6 миль.

Вислица (Vuislicza), город со стеною, 5 миль.

Проствица, 6 миль, и через 4 мили оттуда наконец мы воротились в

Краков; там я вёл переговоры о многом таком, что не входило в круг порученных мне дел, но я знал, что это будет очень приятно и полезно моему государю, недавно избранному королём богемским.

Из Кракова мы направили наш путь в Прагу через

Кобилагору (Cobilagora), 5 миль,

Олькуш (Ilkusch), свинцовые рудники, 2 мили,

Бенсин (Bensin) город, 5 миль. Ниже его на небольшом расстоянии река ІИилица (Pieltza) отделяет Польшу от Силезии.

Силезский город Пильсковица (Pielscovuitza), 5 миль.

Козель (Cosle), город со стеной, стоящий на реке Одере, которую называют Виагром (Vuiagrus), 4 мили.

Бела (Biela), 5 миль.

Город Нейссе (Nissa), местопребывание вратиславского епископа. Здесь отлично принял и угощал нас епископ Иаков.

Оттмахау (Ottmachavu), замок епископа, 1 миля.

Баарт (Baart, Варта?), 3 мили.

Богемский город Глац, графство, 2 мили.

Рейнерц (Ranericz), 5 миль. [229]Яромирц (Ieromiers), также почти 5 миль.

Бретшау (Bretcshavu), 4 мили.

Нимбург (Limburg), город, стоящий при реке Эльбе.

Наконец через 6 миль я прибыл в Прагу, столицу богемского королевства, на реке Молдаве (Moltaua) и нашёл там моего государя, избранного уже в короли богемские и призванного туда для коронования. 24 февраля я присутствовал при его коронации. Московские послы, которые следовали за мною, и которым я выехал на встречу для официального и почётного приёма, увидев огромность замка и города, говорили, что это не крепость и не город, а скорее целое царство, и что бескровное приобретение его — великое дело.

Затем, по выслушании моего донесения и по окончании совещаний о нетребовавших отлагательства делах, милостивый и благочестивый король изъявил мне своё благоволение за всё совершённое мною, — за рачительное исполнение его поручений и за то, что я сделал полезного сверх поручений; своими устами обещал он мне свою милость за то, что я, не смотря на свою болезнь, изъявил полную готовность на всякий труд. Всё это было мне чрезвычайно приятно, потому что я угодил королю.

КОНЕЦ.