Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/232

Эта страница была вычитана
— 222 —

нать о звѣряхъ, которыя добываются охотою или ловлею? Ибо Венгрія такъ обильна ими, что запрещеніе мужикамъ охотиться или ловить — считается за вещь, чрезвычайно необыковенную, и у простолюдиновъ почти также, какъ и у дворянъ, подаются за столомъ зайцы, дикія козы, олени, кабаны, дрозды, куропатки, фазаны, буйволы (bonasi) и т. п., что составляетъ самое изысканное кушанье въ иныхъ странахъ. Скотомъ Венгрія изобилуетъ до того, что справедливо можно удивляться, откуда берется столько, и при томъ такихъ стадъ быковъ и овецъ, какія она отпускаетъ въ другія страны, — въ Италію, Германію, Богемію. Ибо по Моравіи? Австріи, Штиріи, Славоніи и но другимъ областямъ, смежнымъ съ Венгріею, проходитъ много дорогъ, по которымъ гонится скотъ стадами; замѣчено было, что только по одной вѣнской дорогѣ, въ одинъ годъ, пригнано въ Германію болѣе, чѣмъ 80.000 быковъ. А что сказать о множествѣ рыбы всякаго рода? Какъ въ Дунаѣ, Дравѣ, Савѣ и другихъ меньшихъ рѣкахъ, такъ и въ Тиссѣ (Tibiscus), которая протекаетъ почти по срединѣ Венгріи съ востока и сѣвера, рыбы такъ много, что продаютъ чрезвычайно дешево, только что не отдаютъ даромъ: часто даже не берутъ ея, когда даютъ и даромъ. И не только Венгрія обладаетъ такимъ почти невѣроятнымъ обиліемъ столькихъ произведеній, но еще они отличаются такою добротой, что подобныя же произведенія другихъ странъ никакъ не могутъ выдержать сравненія съ венгерскими. Тѣмъ позорнѣе и печальнѣе будетъ память этого вѣка у потомства, потому что онъ не употребилъ всѣхъ своихъ силъ для сохраненія королевства, столь богатаго и столь способнаго удержать главнаго врага христіанскаго имени.

Тот же текст в современной орфографии

нать о зверях, которые добываются охотою или ловлею? Ибо Венгрия так обильна ими, что запрещение мужикам охотиться или ловить — считается за вещь, чрезвычайно необыковенную, и у простолюдинов почти также, как и у дворян, подаются за столом зайцы, дикие козы, олени, кабаны, дрозды, куропатки, фазаны, буйволы (bonasi) и т. п., что составляет самое изысканное кушанье в иных странах. Скотом Венгрия изобилует до того, что справедливо можно удивляться, откуда берется столько, и при том таких стад быков и овец, какие она отпускает в другие страны, — в Италию, Германию, Богемию. Ибо по Моравии? Австрии, Штирии, Славонии и но другим областям, смежным с Венгриею, проходит много дорог, по которым гонится скот стадами; замечено было, что только по одной венской дороге, в один год, пригнано в Германию более, чем 80.000 быков. А что сказать о множестве рыбы всякого рода? Как в Дунае, Драве, Саве и других меньших реках, так и в Тиссе (Tibiscus), которая протекает почти по средине Венгрии с востока и севера, рыбы так много, что продают чрезвычайно дешево, только что не отдают даром: часто даже не берут её, когда дают и даром. И не только Венгрия обладает таким почти невероятным обилием стольких произведений, но еще они отличаются такою добротой, что подобные же произведения других стран никак не могут выдержать сравнения с венгерскими. Тем позорнее и печальнее будет память этого века у потомства, потому что он не употребил всех своих сил для сохранения королевства, столь богатого и столь способного удержать главного врага христианского имени.

ПУТЬ ВТОРАГО ПОСОЛЬСТВА.

По смерти цесаря Максимиліана, я былъ отправленъ посломъ отъ штирійцевъ къ Карлу, королю испанскому и эрцгерцогу австрійскому, избранному тогда римскимъ императоромъ. Впослѣдствіи, и московскій князь отправилъ своихъ пословъ къ его величеству, чтобы скрѣпить договоры, уже заключенные съ императоромъ Максимиліаномъ. Чтобы отблагодарить назадъ московскаго князя, императоръ поручилъ своему брату, эрцгерцогу Фердинанду, склонить венгерскаго короля Лудовика,

Тот же текст в современной орфографии
ПУТЬ ВТОРОГО ПОСОЛЬСТВА.

По смерти цесаря Максимилиана, я был отправлен послом от штирийцев к Карлу, королю испанскому и эрцгерцогу австрийскому, избранному тогда римским императором. Впоследствии, и московский князь отправил своих послов к его величеству, чтобы скрепить договоры, уже заключенные с императором Максимилианом. Чтобы отблагодарить назад московского князя, император поручил своему брату, эрцгерцогу Фердинанду, склонить венгерского короля Лудовика,