Записки о Московии (Герберштейн; Анонимов)/1866 (ДО)/Религия

Yat-round-icon1.jpg

Записки о Московіи
авторъ Сигизмундъ фонъ Герберштейнъ (1486—1566), пер. И. Анонимовъ
Языкъ оригинала: латинскій. Названіе въ оригиналѣ: Rerum Moscoviticarum Commentarii. — Опубл.: 1556 (ориг.) 1866 (пер.). Источникъ: Commons-logo.svg С. фонъ Герберштейнъ. Записки о Московіи = Rerum Moscoviticarum Commentarii. — СПб.: Современныя проблемы, 1866. — С. 43—53.

Редакціи


[43]
РЕЛИГІЯ.

Руссія, какъ начала, такъ и до сего времени твердо пребываетъ въ вѣрѣ христіанской по греческому закону. Ея митрополитъ нѣкогда имѣлъ свое мѣстопребываніе въ Кіевѣ, потомъ во Владимірѣ, нынѣ же въ Москвѣ. Митрополиты каждыя семь [44]лѣтъ посѣщали Руссію, подвластную литовцамъ, и возвращались оттуда съ собранными деньгами. Но Витолдъ не захотѣлъ болѣе допускать этого, именно для того, чтобы не вывозилось серебро изъ его областей. Собравъ для того епископовъ, онъ поставилъ собственнаго митрополита, который нынѣ имѣетъ свое пребываніе въ Вильнѣ, столицѣ Литвы. Хотя Литва и слѣдуетъ римскому закону, однако въ ней видно русскихъ храмовъ болѣе, чѣмъ римскихъ. Впрочемъ русскіе митрополиты получаютъ поставленіе отъ константинопольскаго патріарха.

Русскіе въ своихъ лѣтописяхъ открыто славятся тѣмъ, что, прежде Владиміра и Ольги, земля русская была крещена и благословлена Христовымъ апостоломъ Андреемъ. Они говорятъ, что Андрей пришелъ изъ Греціи къ устью Борисѳена и поплылъ вверхъ по рѣкѣ къ тѣмъ горамъ, гдѣ нынѣ Кіевъ, и тамъ благословилъ и крестилъ всю землю; что онъ поставилъ тамъ свой крестъ и предсказалъ, что на этой землѣ будетъ великая милость Господа и много христіанскихъ церквей; что потомъ оттуда онъ дошелъ до истоковъ Борисѳена, къ большому озеру Волокъ (in Vuoloklacum) и по рѣкѣ Ловати спустился въ озеро Ильмерь, оттуда по рѣкѣ Волхову, которая течетъ изъ этого озера, онъ прибылъ въ Новгородъ, оттуда, по той же рѣкѣ, въ Ладожское озеро, и рѣкой Невою (Neua) въ море, которое они называютъ Варяжскимъ, мы же, на пространствѣ между Финляндіею и Ливоніею, Германскимъ, — и морскимъ путемъ прибылъ въ Римъ; наконецъ, что въ Пелопонесѣ онъ былъ распятъ за Христа Агомъ Антипатромъ. Это разсказываютъ ихъ лѣтописи.

Нѣкогда митрополитъ также архіепископы, были выбираемы на соборѣ изъ всѣхъ архіепископовъ, епископовъ, архимандритовъ и игуменовъ: искали въ монастыряхъ и пустыняхъ мужа святой жизни и избирали его. Про нынѣшняго же князя говорятъ, что онъ обыкновенно призываетъ къ себѣ нѣсколько извѣстныхъ ему лицъ, и изъ ихъ числа выбираетъ одного по своему усмотрѣнію. Въ то время, когда я былъ въ Московіи въ качествѣ посланника цесаря Максимиліана, митрополитомъ былъ Варѳоломей, мужъ святой жизни. Когда князь нарушилъ клятву, данную имъ и самимъ митрополитомъ князю Шемячичу, и сдѣлалъ нѣкоторыя другія распоряженія, которыя, по видимому, не приличествовали его власти, Варѳоломей пришелъ къ князю и сказалъ: «Такъ какъ ты присвоиваешь всю [45]власть себѣ, то потому я не могу отправлять мою должность,» — и протянувъ къ нему посохъ, который былъ у него сдѣланъ на подобіе креста, онъ отказался отъ своего сана. Князь тотчасъ принялъ посохъ вмѣстѣ съ отказомъ отъ должности и, заключивъ бѣднаго Варѳоломея въ оковы, немедленно отправилъ на Бѣлоозеро. Говорятъ, что онъ нѣкоторое время былъ содержимъ въ оковахъ, потомъ однакожь освобожденъ и частнымъ человѣкомъ провелъ остатокъ жизни въ монастырѣ. Въ митрополіи ему наслѣдовалъ нѣкто Даніилъ, едва тридцати лѣтъ отъ роду, человѣкъ съ здоровымъ и тучнымъ тѣломъ и съ краснымъ лицемъ. Для того чтобы не казаться преданнымъ болѣе желудку, чѣмъ постамъ, бдѣнію и молитвѣ, онъ всякій разъ, какъ намѣревался публично отправлять богослуженіе, обыкновенно дѣлалъ свое лице блѣднымъ съ помощью сѣрнаго дыма и въ такомъ видѣ выходилъ предъ народомъ.

Во владѣніяхъ московскаго князя есть еще два другихъ архіепископа — въ Новгородѣ, именно Магрицій, и въ Ростовѣ; также епископы: тверской, рязанскій, смоленскій, пермскій, суздальскій, коломенскій, черниговскій, сарскій (Sari). Всѣ они подчинены московскому митрополиту. Они имѣютъ свои извѣстные доходы отъ помѣстьевъ и другихъ, какъ они называютъ, экстраординарныхъ случаевъ; но не имѣютъ замковъ, городовъ и никакого, какъ они называютъ, мірскаго управленія. Отъ мяса постоянно воздерживаются. Я узналъ, что въ Московіи только два архимандрита, игуменовъ же очень много, и всѣ они избираются но волѣ князя, которому никто не смѣетъ сопротивляться.

Какимъ образомъ избираются игумены, явствуетъ изъ посланія нѣкоего Варлама, игумена хутынскаго монастыря, поставленнаго въ 7034 г.; изъ посланія я извлекъ только главныя положенія. Сначала братія какого нибудь монастыря умоляетъ великаго князя избрать имъ способнаго игумена, который бы наставлялъ ихъ въ божественномъ ученіи. Прежде нежели князь утвердитъ избраннаго, тотъ долженъ обязаться клятвою и записью, что будетъ жить въ этомъ монастырѣ благочестиво и свято, по установленію св. отцовъ; что всѣхъ служащихъ лицъ будетъ избирать по обычаю предковъ и съ согласія старѣйшихъ братій; во всѣ должности будетъ назначать людей вѣрныхъ и благочестивыхъ, и прилежно будетъ блюсти пользы монастыря; о дѣлахъ всякаго рода будетъ разсуждать съ тремя [46]или четырьмя старцами, и, обсудивъ, представитъ дѣло цѣлой коллегіи братій, и по ихъ общему мнѣнію будетъ рѣшать и исполнять дѣла; не будетъ жить роскошнѣе прочихъ, но постоянно будетъ за однимъ столомъ и на одной пищѣ съ братіями; будетъ тщательно собирать годовые сборы и доходы, и безъ утайки вкладывать ихъ въ монастырскую сокровищницу. Онъ обѣщается соблюдать это подъ страхомъ большаго наказанія, которое можетъ наложить на него князь, даже подъ страхомъ лишенія сана. Старѣйшіе братія также даютъ клятву исполнять все вышесказанное и повиноваться точно и неуклонно поставленному игумену.

Въ свѣтскіе священники посвящаются большею частію тѣ, которые долго служили при этой церкви діаконами. Въ діаконы же посвящаются только женатые; отъ того у нихъ въ обычаѣ вѣнчаться въ одно время съ поставленіемъ въ санъ діакона.

Если о невѣстѣ какого нибудь діакона идетъ дурная слава, то его не посвящаютъ въ діаконы, — развѣ только въ томъ случаѣ, когда онъ возьметъ женщину безупречнаго поведенія. По смерти жены, священнику совсѣмъ воспрещается совершать таинства; если онъ ведетъ жизнь цѣломудренную, то можетъ при божественной службѣ участвовать въ хорѣ, какъ причетникъ, вмѣстѣ съ прочими церковнослужителями. По прежнему обычаю, вдовцы, ведущіе цѣломудренную жизнь могли безъ нареканія совершать таинства?*но нынѣ вошло въ обыкновеніе не допускать къ священнодѣйствію ни одного вдовца, — развѣ только онъ вступитъ въ какой нибудь монастырь и будетъ жить по уставу.

Всякій священникъ, который вступитъ во второй бракъ (что̀ всякому позволено), исключается изъ клира (nihil habet cum clero commune); также ни одинъ священникъ не смѣетъ священнодѣйствовать или крестить или исполнять какую нибудь другую требу безъ діакона.

Священники занимаютъ первое мѣсто въ церквяхъ. И кто изъ нихъ поступить въ чемъ нибудь противъ религіи или противъ священнаго сана, тотъ подлежитъ духовному суду. Если же священника обвиняютъ въ воровствѣ или въ пьянствѣ или другомъ подобномъ порокѣ, то онъ наказывается, какъ они говорятъ, мірскими властями. Мы видѣли въ Москвѣ, какъ публично наказывали розгами пьяныхъ священниковъ: они просятъ только, чтобы ихъ сѣкли рабы, а не бояринъ. [47]Нѣсколько лѣтъ тому назадъ, одинъ намѣстникъ князя велѣлъ повѣсить священника, уличеннаго въ воровствѣ. Митрополитъ, негодуя на это, донесъ государю. Призванный намѣстникъ отвѣчалъ государю, что онъ, по древнему отечественному обычаю, повѣсилъ вора, а не священника; такъ онъ и былъ отпущенъ безъ наказанія.

Если священникъ жалуется свѣтскому судьѣ, что его ударилъ какой-нибудь мірянинъ (ибо всѣ дѣла объ оскорбленіяхъ и всякаго рода обидахъ относятся къ свѣтскому суду), и если судья узнаетъ, что онъ самъ прежде раздражилъ его или нанесъ какую нибудь обиду, — то наказываетъ священника.

Священники большею частью содержатся приношеніями прихожанъ, и имъ даются маленькіе домики съ полями и лугами, отъ которыхъ они снискиваютъ пропитаніе, какъ и ихъ сосѣди, своими собственными руками или руками слугъ. Они получаютъ весьма небольшія приношенія: иногда даютъ церковныя деньги въ ростъ, по десяти со ста, и проценты предоставляютъ священнику, чтобы не быть вынужденными питать его на свой счетъ. Нѣкоторые живутъ щедротами князей. Приходовъ, одаренныхъ помѣстьями и владѣніями, не много, исключая епископствъ и нѣкоторыхъ монастырей. Ни одинъ приходъ или парохія не отдается никому, кромѣ священника Въ каждомъ храмѣ есть только одинъ олтарь, и по ихъ мнѣнію, можно совершать только одну обѣдню въ день. Очень рѣдко храмъ бываетъ безъ священника, который обязанъ совершать богослуженіе только три раза въ недѣлю.

Одежду имѣютъ почти такую же, какъ міряне, надѣвая на голову, кромѣ маленькой и круглой шапочки, которою они прикрываютъ выбритое мѣсто, еще широкую шляпу отъ жару и дождей; или носятъ также высокія бобровыя шапки сѣраго цвѣта. Всѣ они ходятъ опираясь на палки, называемыя посохами (Possoch).

Монастырями управляютъ, какъ мы сказали, аббаты и пріоры; послѣднихъ они называютъ игуменами, а первыхъ архимандритами. Уставы и правила у нихъ самые строгіе; впрочемъ они ослаблены и не совсѣмъ соблюдаются. Они не смѣютъ пользоваться никакими увеселеніями. Если у кого нибудь будетъ найдена арфа или какой нибудь другой музыкальный инструментъ, того весьма строго наказываютъ. Отъ мяса они постоянно воздерживаются. Всѣ они повинуются не только [48]приказанію князя, но и каждому боярину, присылаемому отъ князя. Я былъ свидѣтелемъ, какъ мой приставъ требовалъ у игумена одной вещи: когда тотъ не далъ ему немедленно, приставъ погрозилъ ему розгами, послѣ чего онъ тотчасъ принесъ ему требуемую вещь. Многіе удаляются изъ монастырей въ пустыни и тамъ выстраиваютъ себѣ хижинки, въ которыхъ живутъ или одни или съ товарищами, питаются отъ земли и деревьевъ т. е. кореньями и древесными плодами. Они называются столпниками (Stolpniki), ибо столпомъ называется колонна, а узкіе и высокіе домики свои они поддерживаютъ колоннами.

Хотя митрополитъ, епископы и архіепископы постоянно воздерживаются отъ мяснаго, однако въ мѣсоѣдъ они имѣютъ право подавать за своимъ столомъ мясо, когда приглашаютъ гостей изъ мірянъ или священниковъ, что запрещено архимандритамъ и игуменамъ.

Архіепископы, епископы и архимандриты носятъ клобуки (mitras) черные и круглые; только одинъ епископъ новгородскій носитъ, по нашему обычаю, бѣлую и раздвоенную митру.

Ежедневное платье епископовъ — точно такое же, какъ и у другихъ монаховъ; развѣ только иногда они носятъ шелковыя одежды, и преимущественно черную мантію, которая спереди имѣетъ на каждой сторонѣ три бѣлыя бахрамы, изогнутыя наподобіе текущаго ручья, въ ознаменованіе того, что изъ ихъ сердца и устъ текутъ потоки ученія вѣры и добрыхъ примѣровъ. Они носятъ палку, сдѣланную на подобіе креста, которою подпираются и которую, по своему, называютъ посохомъ. Епископъ новгородскій носитъ бѣлую мантію. Впрочемъ епископы занимаются только божественною службою, блюденіемъ и распространеніемъ вѣры, а управленіе хозяйствомъ и другія общественныя дѣла они поручаютъ чиновникамъ (officiales).

Въ ихъ святцахъ находятся нѣкоторые римскіе папы, которыхъ они почитаютъ святыми; другихъ же панъ, которые были послѣ раздѣленія церквей, они проклинаютъ, какъ отступниковъ отъ установленій апостоловъ, святыхъ отцовъ и семи соборовъ, называютъ еретиками и раскольниками, и ненавидятъ ихъ болѣе, чѣмъ самыхъ магометанъ. Ибо, но ихъ словамъ, на седьмомъ вселенскомъ соборѣ было положено, что впредь должно считаться непоколебимымъ и вѣчнымъ то, что было рѣшено и постановлено на предъидущихъ соборахъ; и потому послѣ этого никому и никогда, подъ страхомъ анаѳемы, нельзя ни [49]назначать соборъ, ни принимать въ немъ участіе, — и ото они весьма строго соблюдаютъ. Былъ одинъ русскій митрополитъ, который, но настоянію папы Евгенія, пріѣхалъ на соборъ, на которомъ и были соединены церкви: по возвращеніи въ отечество его схватили, лишили всего имущества и бросили въ темницу, изъ которой онъ таки убѣжалъ.

Различіе въ вѣрѣ между нами и ими можно узнать изъ слѣдующаго посланія, которое Іоаннъ, митрополитъ русскій, писалъ къ римскому архіепископу (такъ называютъ они папу).

Я возлюбилъ твою славу, о господинъ и блаженнѣйшій отецъ, достойнѣйшій званія и сѣдалища апостольскаго! ты изъ отдаленныхъ странъ взираешь на наше смиреніе и бѣдность, и осѣняешь насъ крылами любви, и съ любовью привѣтствуешь насъ, какъ своихъ, и вопрошаешь особенно о нашей истинной и православной вѣрѣ; слыша о ней, ты удивился, какъ намъ сказывалъ епископъ твоего Блаженства. И такъ-какъ ты столь великій святитель, потому я, бѣдный, привѣтствую тебя, почитая твою главу, и цѣлуя твои руки и рамена. Возрадуйся, и да покроетъ тебя Всевышняя Десница Божія, и да дастъ Всемогущій Богъ тебѣ, твоимъ духовнымъ и намъ добрый порядокъ. Я не знаю, откуда произошли ереси и отступленія отъ истиннаго пути къ спасенію и искупленію, и не могу довольно надивиться, какой діаволъ былъ столь злобенъ и ненавистливъ, такъ враждебенъ истинѣ и такъ противенъ взаимному благорасположенію, что нашу братскую любовь отстранилъ отъ всего христіанскаго стада, говоря, что мы не христіане. Мы же, но истинѣ, отъ начала признаемъ, что вы благословеніемъ Божіимъ христіане, хотя и не во всемъ соблюдаете христіанскую вѣру и во многомъ различаетесь отъ насъ; это я покажу изъ семи великихъ соборовъ, на которыхъ установлена и вполнѣ утверждена православная и христіанская вѣра, на которыхъ, какъ на семи столпахъ, мудрость Божія выстроила себѣ жилище. Кромѣ того на этихъ семи соборахъ всѣ папы показали себя достойными каѳедры св. Петра, потому что мыслили одинаково съ нами. На первомъ соборѣ былъ Сильвестръ папа, на второмъ — Дамасъ, на третьемъ — Целестинъ, на четвертомъ — блаженнѣйшій папа Левъ, на пятомъ — Вигилій, на шестомъ — Оафаній, мужъ достопочтенный и свѣдущій въ св. Писаніи, на седьмомъ — святой папа Адріанъ, который первый прислалъ епископа Петра и аббата монастыря св. Сабы; отъ чего въ [50]послѣдствіи произошли несогласія между нами и вами, которыя умножились преимущественно въ древнемъ Римѣ (Rana). По истинѣ много есть дурнаго, что совершается вами противъ божественныхъ заповѣдей и установленій; объ этомъ мы напишемъ не много къ твоей любви. Во первыхъ о субботнемъ постѣ, соблюдаемомъ противъ закона, во вторыхъ о великомъ постѣ, отъ котораго вы отрываете недѣлю, и ядите мясо и вслѣдствіе мясояденія привлекаете къ себѣ людей. Также вы удаляете священниковъ, которые вступили въ бракъ по закону. Также вы снова помазуете мѵромъ тѣхъ, которые уже были мѵропомазаны священниками при крещеніи, говоря, что это надлежитъ дѣлать не простымъ священникамъ, но однимъ епископамъ. Также вы неправо употребляете опрѣсноки, что ясно показываетъ служеніе или культъ іудейскій. Глава же всему злу есть то, что вы начинаете перемѣнять и искажать то, что утверждено св. соборами, говоря о Св. Духѣ, что онъ исходитъ не только отъ Отца, но и отъ Сына, и многое другое, болѣе важное, о чемъ слѣдовало бы твоему Блаженству отнестись къ патріарху константинопольскому, твоему духовному брату, и приложить все стараніе, чтобы когда нибудь эти заблужденія уничтожились, и мы бы пребывали въ единодушіи и духовномъ согласіи, какъ говоритъ св. Павелъ, поучая насъ: Молю васъ братія, ради имени Господа Іисуса Христа, чтобы вы едино мыслили и говорили, и не было бы между вами раздоровъ, а чтобы вы укрѣплялись въ единомъ духѣ и въ единомысліи. Мы, по мѣрѣ силъ нашихъ, написали вамъ объ этихъ шести заблужденіяхъ; потомъ мы будемъ писать къ твоей любви и о другихъ. Если дѣло такъ, какъ мы слышали то ты самъ сознаешься вмѣстѣ съ нами, что вы преступили правила святыхъ апостоловъ и постановленія великихъ семи соборовъ, на которыхъ были всѣ ваши первые патріархи и согласно говорили, что слово ваше суетно. А что вы явно заблуждаетесь, я теперь открыто докажу это. Во первыхъ о постѣ субботнемъ: вы знаете, какъ учили объ этомъ св. апостолы, которыхъ ученіе вы держите, и въ особенности блаженный папа Климентъ, первый послѣ св. Петра апостола, слѣдуя уставамъ апостоловъ, пишетъ такъ въ 64 правилѣ, говоря о субботѣ: Если найдется духовное лицо, которое постится въ воскресенье или въ субботу, кромѣ великой субботы, — такого удалять отъ должности; если же это будетъ мірянинъ, то лишать причастія и отлучать отъ [51]церкви. Второе было о постѣ, который вы искажаете. Есть ересь якобитовъ и армянъ, которые въ святой великій постъ употребляютъ молоко и яйца; но какой же истинный христіанинъ осмѣлится дѣлать и мыслить такъ? Читайте правила шестаго великаго собора, на которомъ вашъ папа Оафаній запрещаетъ это. Мы же узнавъ, что въ Арменіи и нѣкоторыхъ другихъ мѣстахъ питаются въ великомъ посту яйцами и сыромъ, приказали нашимъ, тамъ находящимся, воздерживаться отъ такого рода пищи и всякой жертвы діавольской; если же кто не воздержится отъ нихъ, тотъ будетъ отлученъ отъ церкви; если это священникъ, то будетъ удаленъ отъ священнодѣйствія. Кромѣ того, третье величайшее заблужденіе и прегрѣшеніе ваше — о бракѣ священниковъ, что вы отказываетесь принимать тѣло Господне отъ тѣхъ священниковъ, которые имѣютъ женъ, тогда какъ святой соборъ, бывшій въ Гангрѣ, пишетъ въ четвертомъ правилѣ: Кто презираетъ священника, имѣющаго жену по закону, и говоритъ, что изъ его рукъ нельзя принимать причастія, тотъ да будетъ анаѳема. Соборъ говоритъ также: Всякій діаконъ или священникъ, покинувшій собственную жену, да будетъ лишенъ священства. Четвертое прегрѣшеніе есть мѵропомазаніе или конфирмація. Не вездѣ ли говорится на соборахъ: Исповѣдую едино крещеніе во оставленіе грѣховъ? Если такимъ образомъ есть одно крещеніе, то будетъ и одно помазаніе и одна сила, совершается ли оно епископомъ или пресвитеромъ. Пятое заблужденіе — объ опрѣснокахъ, и это заблужденіе есть начало и корень всей ереси, какъ я докажу, и хотя мнѣ нужно было бы привести здѣсь многія мѣста писанія, но я сдѣлаю это въ другомъ мѣстѣ, а теперь скажу только слѣдующее. Такъ какъ опрѣсноки дѣлаются іудеями въ память освобожденія ихъ и бѣгства изъ Египта, — а мы, однажды сдѣлавшись христіанами, никогда не были въ работѣ египетской, — то потому намъ заповѣдано не соблюдать такого рода установленій іудейскихъ, о субботѣ, опрѣснокахъ и обрѣзаніи. И если кто нибудь слѣдуетъ одному изъ нихъ, то, какъ говоритъ св. Павелъ, повиненъ исполнить весь законъ. Тотъ же апостолъ говоритъ: Братія, я принялъ отъ Господа, что и передалъ вамъ; ибо Господь, въ ту ночь, въ которую былъ преданъ, принялъ хлѣбъ, благословилъ освятилъ, преломилъ и далъ святымъ ученикамъ, говоря: Пріимите и ядите и пр. Размысли, что я говорю; онъ не сказалъ: [52]Господь, принявъ опрѣсноки, но сказалъ: Господь, принявъ хлѣбъ. Что въ это время не было опрѣсноковъ и не была Пасха, и что Господь не вкушалъ тогда Пасху іудейскую, чтобы могъ дать апостоламъ опрѣсноки, — это доказывается тѣмъ, что іудейскую Пасху совершаютъ и ѣдятъ стоя, чего не дѣлалось за вечерей Христа, какъ говоритъ писаніе: Возлежащимъ имъ съ двѣнадцатью; также: И ученикъ возлегъ на грудь Его за вечерей. Въ томъ, что Онъ самъ сказалъ: Желаніемъ возжелалъ ѣсть эту Пасху съ вами, — Онъ не разумѣлъ іудейской Пасхи, которую прежде всегда вкушалъ съ ними. Говоря: Сіе творите въ Мое воспоминаніе, — Онъ не налагаетъ необходимости дѣлать такъ, какъ бы была іудейская Пасха, — и не опрѣсноки, а хлѣбъ даетъ имъ, говоря: Вотъ хлѣбъ, который Я даю вамъ; подобнымъ же образомъ къ Іудѣ: Кому Я дамъ хлѣбъ, обмакнувъ въ соль, тотъ предастъ меня. Если же вы приводите такое основаніе, что совершается служеніе на опрѣснокахъ потому, что въ Божественныхъ таинствахъ нѣтъ ничего земнаго и никакого смѣшенія, — то за чѣмъ забыли вы о Божествѣ, и послѣдовали обряду Іудеевъ, блуждая въ ереси самаго Іуліана, Махумета, и Аполлинарія лаодикійскаго, и Павла Сира Самосатскаго, и Евтихія, и Діастерія, и другихъ, которые на шестомъ соборѣ были признаны опаснѣйшими еретиками и исполненными духа діавольскаго? Наконецъ шестое заблужденіе есть о Духѣ Святомъ. Какимъ образомъ вы говорите: Вѣрую въ Бога Отца и Сына и Святаго Духа, иже отъ Отца и отъ Сына исходящаго. По истинѣ, удивительно и странно сказать, что вы осмѣливаетесь искажать вѣру, тогда какъ отъ начала, по всей вселенной, во всѣхъ христіанскихъ церквяхъ постоянно поется: Вѣрую въ Духа Святаго и Господа животворящаго, иже отъ Отца исходящаго, иже со Отцемъ и Сыномъ споклоняема и сславима. Для чего же вы не говорите, какъ всѣ другіе христіане, но прилагаете прибавленія и приводите новое ученіе? тогда какъ апостолъ говоритъ: Если кто будетъ возвѣщать вамъ кромѣ того, что сказали вамъ мы, да будетъ анаѳема. О, если бы вы избѣжали этого проклятія! Ибо трудно и страшно перемѣнять и искажать Божіе писаніе, составленное святыми. Вы не знаете, какъ огромно ваше заблужденіе. Ибо вы придаете Святому Духу двѣ силы, двѣ воли и два начала, отнимаете и уменьшаете его честь и согласуетесь съ ересью Македонія, — да будетъ она далеко отъ насъ! Молю и преклоняюсь ко святымъ ногамъ твоимъ, отстань отъ такихъ [53]заблужденій, которыя существуютъ между вами, и преимущественно воздерживайся отъ опрѣсноковъ. Я хотѣлъ также написать, что нибудь объ удушаемыхъ и нечистыхъ животныхъ и о монахахъ, ѣдящихъ мясо, но объ этомъ (если соблаговолитъ Богъ) я напишу послѣ. Прости, по своей величайшей любви, что я писалъ къ тебѣ объ этихъ вещахъ. А должно ли дѣлать такъ, какъ дѣлается, — вопрошай писаніе, и обретешь. Прошу тебя, Господинъ, пиши къ Господину нашему патріарху Константинопольскому и къ святымъ митрополитамъ, которые имѣютъ въ себѣ слово жизни и сіяютъ въ мірѣ подобно свѣтиламъ. Ибо можетъ случиться, что Богъ черезъ нихъ изыщетъ такія заблужденія, исправитъ и постановитъ. Потомъ, если тебѣ угодно, пиши мнѣ, меньшему между всѣми другими. Я, митрополитъ Руссіи, привѣтствую тебя, и всѣхъ подчиненныхъ тебѣ клириковъ и мірянъ. Вмѣстѣ со мною также привѣтствуютъ тебя св. епископы, монахи и цари, великіе люди. Любовь Святаго Духа да будетъ съ тобою и со всѣми твоими. Аминь.