Открыть главное меню

Записки о Московии (Герберштейн; Анонимов)/1866 (ДО)/Дороги в Московию

Yat-round-icon1.jpg

Записки о Московіи
авторъ Сигизмундъ фонъ Герберштейнъ (1486—1566), пер. И. Анонимовъ
Языкъ оригинала: латинскій. Названіе въ оригиналѣ: Rerum Moscoviticarum Commentarii. — Опубл.: 1556 (ориг.) 1866 (пер.). Источникъ: Commons-logo.svg С. фонъ Герберштейнъ. Записки о Московіи = Rerum Moscoviticarum Commentarii. — СПб.: Современныя проблемы, 1866. — С. 203—210.

Редакціи


[203]
ДОРОГИ ВЪ МОСКОВІЮ.

Въ 1515 году прибыли къ цесарю Максимиліану въ Вѣну Владиславъ и его сынъ Лудовикъ, короли венгерскій и богемскій, и Сигизмундъ, король польскій. Послѣ того, какъ договорены и заключены были браки между ихъ сыновьями и внуками, и утверждена была обоюдная дружба, пекарь между прочимъ обѣщался отправить своихъ пословъ къ московскому князю Василію для заключенія мира между нимъ и королемъ польскимъ. Для этого посольства цесарь назначилъ Христофора, епископа лайбахскаго, и Петра Мракси. Но такъ какъ епископъ медлилъ, а между тѣмъ секретарь короля Сигизмунда, Іоаннъ Дантискъ, впослѣдствіи епископъ вармійскій, не терпя отлагательства, изъ всѣхъ силъ понуждалъ отправленіе посольства, то должность посла была возложена на меня, не задолго передъ тѣмъ возвратившагося изъ Даніи. И такъ, немедленно по полученіи инструкціи отъ цесаря въ эльзаскомъ городѣ Гагенау (Haganoa), я отправился въ путь.

Переѣхавъ сначала Рейнъ, по владѣніямъ маркграфовъ баденскихъ, черезъ города Раштадтъ, Эттлингенъ и Пфортцахъ, я прибылъ въ герцогство виртембергское, въ Констатъ (Constat); потомъ въ имперскій городъ Эслингенъ, Лежащій на Неккарѣ, который называютъ и Никромъ, а оттуда въ Гопингенъ и Гейслингенъ.

Потомъ, переправившись черезъ Дунай въ Ульмѣ, я отправился далѣе черезъ Гунспургъ и городъ Нунгравъ, отъ котораго получило названіе маркграфство бурговское, въ Аугсбургъ на рѣкѣ Лехѣ: тамъ меня ожидали московскій гонецъ Григорій Закревскій (Sagrevuski) и Хризостомъ Колумнъ, секретарь Елисаветы, вдовы Іоанна Сфорцы миланскаго и барійскаго, которые должны были намъ сопутствовать.

Оставивъ Аугсбургъ въ началѣ 1516 года, мы перешли за Лехъ и ѣхали черезъ баварскіе города Фридбергъ, [204]Индерсторфъ, Фрейзингенъ т. е. Фризингенское епископство на р. Амборѣ, Ландгютъ на р. Изарѣ, Генгкгофнъ, ПфаркирхМнъ, Шардингъ на Иннѣ. Перешедъ за Иннъ и слѣдуя берегу Дуная, мы вступили въ Австрію выше Оназа. Войдя въ главный городъ этой провинціи, Линцъ, лежащій на берегу Дуная, и перейдя черезъ мостъ, наведенный тамъ на Дунаѣ, черезъ города Гальнейкирхенъ, Прегартнъ, Пирпахъ, Кунигсвизнъ, Арбаспахъ, Раполштайнъ, мы прибыли въ эрцгерцогство Австрійское и въ города: Clara vallis, обыкновенно называемый Тцвельтомъ, Растнфельдъ, Горнъ и Ретцъ.

Потомъ мы прямо пріѣхали въ моравскій городъ Цнаймъ (Snoimam), за рѣкою Тейей, которая большей частью своего теченія отдѣляетъ Австрію отъ Моравіи; тамъ узналъ я, что мой товарищъ Петръ Мракси скончался; такимъ образомъ я одинъ отправлялъ посольскую должность, какъ благоугодно было цесарю.

Изъ Цнайма я отправился въ Вольферницъ, Брюннъ, Олъмюцъ, лежащій на р. Моравѣ, резиденцію епископа; эти три города, Цнаймъ, Брюннъ и Ольмюцъ — главные въ маркграфствѣ. Оттуда мы ѣхали черезъ Липникъ,

Границу, по нѣмецки Вейссенкирхцъ,

Итцинъ, по нѣм. Тишейнъ,

Остраву, по нѣм. городъ Острау (Ostra), гдѣ перешли черезъ рѣку Остравицу, которая омываетъ городъ и отдѣляетъ Силезію отъ Моравіи; потомъ черезъ

силезскій городъ Фрейштатъ, лежащій на р. Эльзѣ и принадлежащій герцогу тешенскому,

Струменъ, по нѣм. Шварцвассеръ,

княжество Итцинъ, по нѣм. Плесъ, въ двухъ миляхъ отъ котораго есть мостъ черезъ Вислу, — здѣсь граница богемскихъ владѣній.

Отъ моста черезъ Вислу начинаются польскія владѣнія, и до княжества Ошвенцинъ, по нѣм. Аушвицъ, гдѣ рѣка Сола впадаетъ въ Вислу, считается одна миля.

За Опівенциномъ мы перешли Вислу по мосту и, сдѣлавъ 8 миль, прибыли въ

Краковъ (Cracouia), столицу польскаго королевствами поставили наши коляски на полозья (trahis). Изъ Кракова мы ѣхали на

Простовицу, 4 мили,

Вислицу, 6 миль,

Шидловъ, 5 миль, [205]Оппатовъ, 6 миль,

Завихостъ, 4 мили; тамъ снова переправившись черезъ р. Вислу и оставивъ ее влѣво, мы ѣхали черезъ

Уржендовъ (Ursendovu), 5 миль,

Люблинъ, воеводство, 7 миль; тутъ въ извѣстное время года бываетъ знаменитая ярмарка, на которую стекаются люди изъ разныхъ странъ — московиты, литовцы, татары, ливонцы, пруссаки, русины (Rutheni), нѣмцы, венгерцы, армяне, валахи и евреи.

Далѣе на натекъ пути лежали слѣдующія мѣста:

Котцко, 8 миль. Не доѣзжая этого мѣста течетъ къ сѣверу рѣка Вепржъ (Vuiepers).

Мендзиржицъ (Meseritz), 8 миль. Немного далѣе граница Польши.

Литовскій городъ Мельникъ, на рѣкѣ Бугѣ, 6 миль.

Бѣльскъ (Bielsco), 8 миль.

Наревъ, 4 мили; тутъ рѣка того же имени выходитъ изъ какого-то озера и болотъ, также какъ Бугъ, и течетъ на сѣверъ.

Изъ Нарева надобно ѣхать 8 миль лѣсомъ, за которымъ стоитъ городъ Гринки: здѣсь ожидали меня королевскіе люди, которые доставляли съѣстные припасы (ихъ называютъ приставами); они провожали насъ до Вильны. Оттуда мы поѣхали въ

Гродно, 6 миль. Это княжество довольно плодоносно, если принять въ разсужденіе природу этой страны. Крѣпость съ городомъ стоитъ на р. Нѣманѣ, который по нѣмецки называется Мемелемъ; онъ орошаетъ Пруссію, нѣкогда управлявшуюся великимъ магистромъ тевтонскаго ордена, — теперь же владѣетъ ею въ качествѣ наслѣдственнаго герцога Альбертъ, маркграфъ бранденбургскій. Я полагаю, что эта рѣка и есть Крононъ, по сходству съ названіемъ города. Тамъ Іоаннъ Заверзинскій (Savuorsinski) былъ захваченъ Михаиломъ Глинскимъ въ томъ домѣ или, какъ они говорятъ, дворѣ (curia), въ которомъ я останавливался. Здѣсь же я оставилъ московскаго гонца, которому король запретилъ въѣздъ въ Вильну. Оттуда я отправился въ

Прелай (Prelai), 2 мили,

Волконикъ, 5 миль,

Рудники, 4 мили,

Вильну, также 4 мили. [206]Передъ Вильной ожидали меня знатные люди, которые съ почетомъ приняли меня отъ королевскаго имени и, посадивъ въ сани или просторную повозку, устланную подушками и одѣялами, вышитыми золотомъ и шелкомъ, а съ обоихъ боковъ помѣстивъ королевскихъ слугъ, услуживавшихъ мнѣ, какъ самому королю, — проводили до самой гостинницы. Вскорѣ прибылъ туда Петръ Томицкій, тогдашній епископъ перемышльскій (Premisliensis), вицеканцлеръ королевства польскаго, мужъ по общему свидѣтельству отличающійся необыкновенною добродѣтелью и чистотою жизни; онъ весьма ласково привѣтствовалъ и принялъ меня также отъ имени короля. Наконецъ, немного спустя, онъ отвелъ меня къ самому королю, въ сопровожденіи большой толпы придворныхъ; я былъ весьма почетно принятъ королемъ въ присутствіи многихъ знатныхъ мужей и вельможъ великаго княжества литовскаго.

Въ то время въ Вильнѣ, между прочимъ былъ заключенъ бракъ между самимъ королемъ и Боною, дочерью Іоанна Галеаццо Сфорца, герцога Медіоланскаго, при содѣйствіи цесаря, представителемъ котораго былъ я (me nuntio).

Содержались тамъ подъ крѣпкою стражею три московскихъ воеводы, которымъ было поручено начальство надъ московскимъ войскомъ (summa rerum, atque adeo Moscovuiticus exercitus) подъ Оршей въ 1514 г.; первымъ между ними былъ Іоаннъ Челяднинъ (Czeladin). Я навѣстилъ ихъ съ позволенія короля и утѣшалъ ихъ, какъ только могъ.

Вильна, столица великаго княжества Литовскаго, стоитъ на томъ мѣстѣ, гдѣ сливаются рѣки Вилія (Vuelia) и Вильна; онѣ впадаютъ въ Нѣманъ или Крононъ. Оставивъ здѣсь Хризостома Колумна, я скоро поѣхалъ далѣе.

Выѣхавъ изъ Вильны 14 марта, я не выбралъ ни одной изъ большихъ и обыкновенныхъ дорогъ (одна идетъ черезъ Смоленскъ, другая черезъ Ливонію въ Московію), но отправился по средней между ними и прибылъ прямо въ Неменчинъ (4 мили пути), а оттуда черезъ рѣку Шамену въ Свинтраву (8 миль).

На слѣдующій день я прибылъ въ Дислу (6 миль), гдѣ есть озеро того же имени; потомъ въ Дрисветъ (4 мили), гдѣ соединился со мною московскій гонецъ, котораго я оставилъ въ Гроднѣ. [207]Браславъ (4 мили), у озера Наверъ, которое простирается въ длину на одну милю.

Потомъ мы достигли Дедины и рѣки Двины: ливонцы, черезъ владѣнія которыхъ она течетъ, называютъ ее Дюной (нѣкоторые полагаютъ, что это Турантъ).

Потомъ, спѣша къ Дриссѣ (7 миль), мы прибыли опять къ рѣкѣ Двинѣ подъ городомъ Бетою (Betha). Шестнадцать миль ѣхали мы но льду вверхъ по рѣкѣ на повозкахъ, по обычаю того народа, и тогда намъ представились двѣ дороги. Такъ какъ мы не знали, которою изъ нихъ ѣхать, то я немедленно послалъ служителя распросить объ этомъ въ стоявшей на берегу избѣ. Но въ полдень ледъ сильно таялъ, и посланецъ провалился сквозь распустившійся и подломившійся у берега ледъ, такъ что насилу могли его вытащить. Случилось также въ одномъ мѣстѣ, что ледъ совершенно растаялъ и изчезъ у береговъ, и рѣка представляла намъ для проѣзда, который мы совершили не безъ большаго страха и опасности, только ту часть льда, которая отвердѣла отъ постоянной ѣзды не болѣе, какъ на такомъ пространствѣ, какое захватываютъ колеса повозки. Нашъ страхъ увеличивался отъ общей молвы: говорили, что не задолго передъ тѣмъ нѣсколько сотенъ московскихъ разбойниковъ, переходя по льду черезъ эту же рѣку, потонули всѣ до одного.

Изъ Дриссы мы пріѣхали въ Допороски (6 миль), а оттуда въ

Полоцкъ, княжество, которое у нихъ называется воеводствомъ; оно находится на р. Двинѣ, которую иные называютъ Рубономъ (Rubo). Тамъ пасъ приняли съ почетомъ, при огромномъ стеченіи людей, вышедшихъ намъ на встрѣчу, и великолѣпно угостили и наконецъ проводили до ближайшаго привала.

Между Вильною и Полоцкомъ находится весьма много озеръ, болотъ и необъятно-огромныхъ лѣсовъ, тянущихся на пространствѣ почти 50 герм. миль.

Отправившись въ дальнѣйшій путь, — далеко небезопасный на границахъ королевства отъ частыхъ набѣговъ съ той и съ другой стороны, — мы останавливались на пустыхъ дворахъ или вовсе не имѣли пристанища, и черезъ большія болота и лѣса пріѣхали наконецъ въ Гарбсле и Миленки, пастушескія деревушки; во время этого пути меня оставилъ литовскій [208]проводникъ. Къ неудобству гостинницъ присоединялась величайшая трудность дороги, потому что намъ нужно были идти между озерами, по снѣгу и разрушающемуся льду, пока мы не прибыли въ городъ Нишу (орр. Nischam), стоящій у озера того же имени, а оттуда — въ Квадассенъ, гдѣ съ большимъ страхомъ и опасностью перешли черезъ какое-то озеро, тогда какъ вода стояла сверху льда. Мы прибыли въ шалашъ одного крестьянина, куда, по старанію моего спутника Георгія, были принесены съѣстные припасы изъ московскихъ владѣній. Въ этомъ мѣстѣ я не могъ замѣтить и отличить границъ того и другаго государства.

Корсула есть уже безспорно московское владѣніе; переправившись тамъ черезъ двѣ рѣки, Великую и Дстерницу (Vuelicarecka et Dsternicza), и отъѣхавъ двѣ мили, мы прибыли къ

Опочкѣ, городу съ крѣпостью, стоящему на рѣкѣ Великой. На этомъ мѣстѣ находится пловучій мостъ, который лошади переходятъ большею частью по колѣна въ водѣ. Эту крѣпость осаждалъ король польскій, когда я договаривался о мирѣ въ Москвѣ. Казалось бы, что въ этихъ мѣстахъ крайне неудобно вести войско по причинѣ частыхъ болотъ, лѣсовъ и безчисленныхъ рѣкъ; однакожъ они идутъ прямо туда, куда имъ надобно, ибо впередъ посылается множество поселянъ, которые должны удалять всѣ препятствія, вырубать деревья и настилать мосты черезъ болота и рѣки.

За тѣмъ мы прибыли въ Вороничи (Vuoronetz, 8 миль), городъ, стоящій на рѣкѣ Соретѣ (Ssoret), которая, принявъ въ себя рѣку Воронецъ, впадаетъ въ Великую рѣку немного ниже города.

Потомъ мы ѣхали черезъ слѣдующія мѣста:

Фибургъ, 5 миль;

Володимерецъ, городъ съ крѣпостцой, почти 3 мили;

Бродъ, домъ одного поселянина, также 3 мили, а оттуда, проѣхавъ 5 миль, и настлавъ мостъ черезъ рѣку Усу (Ussa), которая впадаетъ въ Шелонь, мы прибыли въ

Порховъ (Parcho), городъ съ крѣпостью, стоящій на рѣкѣ Шелони; потомъ въ село Опоку, подъ которымъ рѣка Видоха впадаетъ въ Сухону (5 миль). Оттуда, переправясь черезъ семь рѣкъ, пріѣхали мы въ

Село Рейшъ (также 5 миль); [209]Село Дверенбутигъ (Dvuerenbutig), 5 миль. Полмили ниже его Пшега (Pschega), принявъ въ себя рѣку Струнинъ, впадаетъ въ Шелонь; въ нее же впадаютъ четыре другія рѣки, черезъ которыя мы переѣхали въ этотъ день.

Сотоки, домъ простолюдина, 5 миль. Проѣхавъ 4 мили, четвертаго апрѣля мы наконецъ достигли Новгорода Великаго. Впрочемъ, отъ Полоцка до Новгорода мы перешли черезъ столько болотъ и рѣкъ, что ихъ имена и число не могутъ удержать въ памяти даже туземцы: такъ далеко отъ того, чтобы кто нибудь могъ ихъ упомнить или описать

Поотдохнувъ въ Новгородѣ, въ теченіи недѣли, я былъ приглашенъ въ Вербное Воскресенье на пиръ самимъ намѣстникомъ. Онъ съ большею любезностью убѣждалъ меня, чтобы, оставивъ тамъ служителей и лошадей, я ѣхалъ въ Москву на почтовыхъ (такъ обыкновенно говорятъ) лошадяхъ. Слѣдуя его совѣту, я сперва сдѣлалъ 4 мили до Беодница (Beodnitz), а оттуда ѣхалъ цѣлый день по судоходной рѣкѣ Метѣ, которая беретъ начало изъ озера Замстинскаго (Samstin). Въ этотъ день, во время быстрой ѣзды но полю, на которомъ уже началъ таять снѣгъ, у моего мальчика, родомъ литовца, упала лошадь и вмѣстѣ съ нимъ совершенно растянулась на землѣ. Свернувшись на подобіе колеса, она снова приподнялась на заднія ноги и встала, не задѣвъ земли своимъ бокомъ и не повредивъ мальчика, лежавшаго подъ нею.

Потомъ мы ѣхали прямо на Seitskovu (Зайцовъ?) за рѣкою Нишею (Nischa), 6 миль.

Harosczi, за рѣкою Калахою, 7 миль.

Oreat Rechelvuitza, на рѣкѣ Паламитѣ, 7 миль. Въ тотъ же день мы перешли 8 рѣкъ и одно озеро, хотя замерзшее, но покрытое водою поверхъ льда.

Наконецъ, въ шестой день передъ праздникомъ Пасхи, мы прибыли въ почтовый домъ (in domum postarum) и переправились черезъ три озера: первое Валдай (Vuoldai), простирающееся на одну милю въ ширину и на двѣ въ длину; второе Litinisch, не слишкомъ большое; третье Игедра (Ihedra), на берегу котораго лежитъ село того же имени, въ 8 миляхъ отъ Ореата. Въ этотъ день мы, безъ сомнѣнія, держали самый трудный и опасный путь, слѣдуя по проѣзжей дорогѣ черезъ эти озера, еще покрытыя льдомъ, но уже разлившіяся отъ множества воды, вслѣдствіе таянія снѣга; мы не смѣли свернуть [210]съ большой дороги какъ отъ того, что снѣгъ былъ глубокъ, такъ и отъ того, что не было видно никакого слѣда какой нибудь тропинки. Такимъ образомъ, совершивъ этотъ трудный и опасный путь, мы пріѣхали въ

Хоитилову (Choitilovua), 7 миль. Переправившись ниже ея черезъ двѣ рѣки Шлингву (Schlingvua) и Цну (Snai), въ томъ мѣстѣ, гдѣ онѣ сливаются и впадаютъ въ рѣку Мету, мы вступили въ Волочокъ (Vuoloscliak) и тамъ отдыхали въ Свѣтлое Воскресенье. Потомъ сдѣлавъ 7 миль и переправившись черезъ рѣку Тверцу, мы пріѣхали въ

Ведрапусту (Vuedrapusta), прибрежный городъ; оттуда мы сдѣлали 7 миль внизъ по рѣкѣ до города

Торжка (Dvuerchak). Въ двухъ миляхъ ниже его, мы переправились на рыбачьей лодкѣ черезъ рѣку Шнегиму (Schnegima) и въ городѣ

Оссогѣ (Ossoga) отдыхали одинъ день. На слѣдующій день плыли рѣкою Твердой 7 миль и пристали къ

Мединѣ (Medina). Пообѣдавъ, снова взошли на судно и, сдѣлавъ 7 миль, достигли славной рѣки Волги, а за тѣмъ

Твери (Tvuer principatum ). Взявъ тамъ корабли побольше, мы плыли Волгой и немного спустя подъѣхали къ такому мѣсту этой рѣки, гдѣ ледъ сперся и покрывалъ ее поверхность своими обломками. Съ величайшимъ трудомъ, покрытые потомъ, мы пристали и едва наконецъ могли выйти на него по причинѣ льда, спершагося высокою кучею. Оттуда пѣшкомъ пришли въ домъ одного поселянина и, найдя тамъ маленькихъ лошадей, сѣли на нихъ и пріѣхали къ монастырю св. Иліи. Перемѣнивъ тамъ лошадей, мы прибыли въ

Геродииъ (Gerodin), городъ, стоящій на Волгѣ, въ трехъ миляхъ отъ монастыря (inde), и потомъ прямо ѣхали на

Шоссу (Schossa), 3 мили,

Чорно (Dschorno), почтовый домъ, 3 мили,

Клинъ, городъ, стоящій на р. Янугѣ (Ianuga), 6 миль,

Писакъ (Piessak), почтовый домъ, 3 мили,

Шорну (Schorna), на рѣкѣ того же имени, 6 миль,

и наконецъ 18 апрѣля пріѣхали въ Москву (3 мили). Какъ тамъ меня привѣтствовали и принимали, я довольно подробно изложилъ въ этой книгѣ, въ томъ мѣстѣ, гдѣ говорилъ о пріемѣ пословъ и обхожденіи съ ними.