Задонщина/1858 (ДО)/Задонщина

Yat-round-icon1.jpg

Задонщина : Великаго Князя господина Дмитрія Ивановича и брата его Владиміра Андреевича
авторъ Чтеніе И. И. Срезневскаго (1812—1880)
См. Оглавленіе. Опубл.: 1858. Источникъ: Commons-logo.svg Задонщина / Чтеніе И. И. Срезневскаго — Санктпетербургъ, 1858.
 
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[17]

ЗАДОНЩИНА
ВЕЛИКАГО КНЯЗЯ ГОСПОДИНА ДИМИТРІЯ ИВАНОВИЧА И БРАТА ЕГО КНЯЗЯ ВОЛОДИМЕРА ОНДРѢЕВИЧА.

I. Пойдемъ, братіе, въ полночню стран, жребій Афетовъ[1], сына Ноева, отъ него же родися Рсь преславная, отъ толѣ взыдемъна горы Кіевскыяи посмотримъ съ ровнаго Нѣпра по всей земли Рской, и отъ толя на восточню стран, жребій Симовъ, сына Ноева, отъ него же родішася[2] Хиновя, поганые Татаровя, Бсрмановя. Тѣ бо на Каялѣ одолѣша родъ Афетовъ. И отъ толя Рская земля сѣдитъ невесела, а отъ Калатьскія рати до Мамаева побоища тугою и печалію покрылася, плачющися, чады своя поминающи[3]. Князи и бояря и удалые люди, иже оставиша вся домы своя, и богатство, жены, и дѣти, и скотъ, честь и слав міра сего полчивши, главы своя положиша за землю за Рскю и за вѣр христіяньскю.... [18]

II. Снидемся, братія и дрзи, и сынове Рскіи, составимъ слово къ слов, возвеселимъ Рскю землю, возверземъ печаль на восточню стран, въ Симовъ жребій, и воздадимъ поганом Мамаю побѣд, а великом князю Дмитрею Ивановочю похвал и брат его князю Владимер Андреевичю. И рцемъ таково слово: Лудчи бо намъ, братіе[4], начати повѣдати иными словесы отъ похвальныхъ сихъ и о нынѣшнихъ повѣстехъ похвал великого князя Дмитрея Ивановича и брата его князя Владимера Андреевича, а внки святаго великаго князя Владимера Кіевскаго, начати[5] повѣдати по дѣломъ и по былинамъ. Не проразимса мыслію, но землями помянемъ первыхъ лѣтъ времена — восхвалимъ[6] вѣщаго Бояна[7], въ городѣ Кіевѣ горазда[8] гдца. Той бо вѣщій Боянъ, воскладая свои златыя персты на живыя стрны, пояше слав Рсскыимъ княземъ, первом князю Рюрик, Игорю Рюриковичю и Святослав, Ярополк, Владимир Святославичю[9], Ярослав Володимеровичю, восхваляя ихъ пѣсьми и гслеными бйными словесы. — Азъ же восхвалю пѣснеми (и) гслеными словесы — (господи)на Рсскаго, господина князя Дмитрія Ивановича и брата его князя Володимера Ондреевича, занеже ихъ было мжество и желаніе за землю Рскю и за вѣр христіаньскю[10]. [19]Се бо[11] князь великыи Дмитрій Ивановичъ и братъ его князь Володимеръ Ондрѣевичь поостриша сердца свои мжеств, ставше своею крѣпостью, помянвше прадѣда князя Володимера Кіевскаго, царя Рскаго.

III. Оле жаваронокъ птица, въ красныя дни тѣха. взыди подъ синіе облакы, — посмотри къ сильном град Москвѣ, — пой слав великом князю Дмитрію Ивановичю и брат его Володимер Ондрѣевичю. Они бо взнялися какъ соколи со земли Рсскыя на поля Половецкія[12]. Кони ржтъ на Москвѣ, ббны бьють на Коломнѣ, трбы трбятъ въ Серпховѣ; звенитъ слава по всей земли Рсьскои. Чюдно стязи стоять Дон великаго, паштся хоргови[13] берчати, свѣтятся калантыри злачены[14]. Звонятъ колоколи вѣчніи въ великомъ въ Новѣгородѣ. стоять мжи Ногородци святыя Софіи, а ркчи таков жалоб: же намъ, братіе[15], къ великом князю Дмитрею Ивановичю на пособь не поспѣти. Тогды аки орли слѣтошася со всея полнощныя страны: то ти не орли слтошася — выѣхали посадники изъ великаго Новагорода, 7000 войска, кь великом князю Дмитрею Ивановичю и къ брату его князю Владимер Андреевичю. — Съѣхалися всѣ князи Рсьскыя къ великом князю Дмитрію Ивановичю [20]на пособь, а ркчи такъ: Господине князь великыи. же погании Татарове на поля на наши настпаютъ, а вотчин нашю насъ отнимаютъ. Стоятъ межю Дономъ и Днѣпромъ на рѣцѣ на Мечѣ[16]. И мы, господине, поидемъ за быстрю рѣк Донъ. кпимъ землямъ диво, старымъ повѣсть, а младымъ память. Тако рече князь великыи Дмитріе Ивановичъ своеи братіи Рсскимъ княземъ: Братьеца моя милая, Рсскіе князи, гнѣздо есмя были едино князя великаго Ивана Данильевича. Досюды есмя были, братіе[17], никды не изобижены, ни сокол, ни ястреб, ни бѣлу кречат, ни том пс поганом Мамаю.

IV. Славій птица, что бы еси выщекотала сія два брата, два сына Вольярдовы, Андрѣя Полотскаго[18], Дмитріа Брянскаго. Ти бо бѣша[19] въ сторожевыя полкы на щитѣ рожены, подъ трбами повити[20], подъ шеломы въвзлелѣяны, конець копія вскормлены, съ востраго меча поены, въ Литовской земли. Молвяше Андрѣи къ своем брат Дмитрею: Сама есма два брата, дѣти Вольярдовы, внчата ’Едиментовы, правнчата Скольдимеровы. Сядемъ, брате, на свои борзи комони. испіемъ, брате, шеломомъ своимъ воды быстрого Дон, испытаемъ мечи свои блатныя. — И рече ем́ Дмитрей: Брате Андрей, непощадимъ живота своего за землю за Рскю и за вѣр христіянскю и за обид великого князя Дмитрея Ивановича —. же [21]бо, брате, стукъ стчить и громъ гръмить въ славнѣ городѣ Москвѣ. То ти, брате, не сткъ стчить, ни громъ гремить; стчить силная рать великого князя Дмитрія Ивановича[21] — и брата его князя Владимера Андреевича, — гремятъ далци золочеными шеломы, черлеными шиты. Сѣдлай, брате Ондрей, свои борзыи[22] комони, а мои готови, на преди твоихъ осѣдлани. — Выѣдемъ, брате, въ чистое поле, и посмотримъ своихъ полковъ, сколько съ нами храбрые Литвы, а храбрые Литвы съ нами 7000 окованые’ рати.

V. же бо всташа сильніи вѣтри съ моря, прилелѣяша тчю велик на сть Нѣпра, на Рсскю землю, изъ тчи выстпиша[23] кровавыя облока, а изъ нихъ пашть синіе молньи. Быти стк и гром велик межю Дономь и Нѣпромь — пасти трп человѣческом на полѣ Кликовѣ, пролитися крови на рѣчкѣ Напрядѣ. же бо скрипѣли телѣги меж Дономъ и Нѣпромъ. — Идетъ Хинова[24] на Рсскю землю. Сѣріе волци воютъ — на рѣкѣ хотятъ на Мечи постпити въ Рскю землю. — То ти были не сѣріе волци. придоша поганые Татарове. хотятъ проити воюючи[25], взяти всю землю Рсскю. Тогда же гси гоготаша[26] и лебеди крилы въсплескаша. Се бо поганыи Мамай, приведе вои свои на Рсь. Птици небесныя пасщеся т[27] подъ синіе [22]оболока — летять —. ворони грають, галици свои рѣчи говорять, орли восклегчють, волци грозно воють, лисици часто брешють, чають побѣд на поганыхъ, а ркчи такъ: Земля еси Рсская, какъ еси была доселева за царемъ за Соломономъ, такъ бди и нынѣча за княземь великимъ Дмитріемъ Ивановичемъ. Тогда же соколи и кречати Бѣлозерскіе ястреби — отъ златыхъ колодицъ изъ камена града Москвы возлетѣша подъ синіе небеса — позвонять своими злачеными колоколци.

VI. Уже бо сткъ стчитъ и громъ гремить рано предъ зорею. То ти не сткъ стчить, ни громъ гремить: князь Володимеръ Ондрѣевичь — полки перебираетъ и — ведеть вои свои, сторожевыя полкы къ быстром Дон, а ркчи такъ: Господине князь Дмитрей, не ослабляи. же, господине, поганыя Татарове на поля на наши настпають, а вои наши отнимають. Тогда же князь великыи Дмитрей Ивановичь стпи въ свое златое стремя, всѣдъ на свои борзыи конь, пріимая копіе въ правю рки помолися Бог и Пречистой его Матери. — Солнце ему на встоцѣ[28] ясно свѣтить, пть ему повѣдаетъ. Борисъ, Глѣбъ молитв творять за сродники свои.

VII. Тогда соколи и кречети, Бѣлозерскія ястреби борзо за Донъ перелетѣша. дариша на гси и лебеди. Грянуша копія харалжныя, мечи блатныя, топори легкія, щиты Московьскыя, шеломы Нѣмецкія, байданы[29] бесерменьскыя. Тогда поля костьми насѣяны, [23]кровьми поліяны[30], бѣды[31] возпиша. вѣсть подаваша порожнымъ землямъ за Волг, къ Желѣзнымъ вратомъ, къ Риму, до Черемисы, до Чеховъ, до Ляховъ, до Устюга, (до) поганыхъ Татаръ, за Дышщеемъ моремъ. —

VIII. На томъ полѣ (Куликовѣ) сильныи тучи ступишася, а изъ нихъ часто сіяли молыньи, и загремѣли громы велиціи: то ти ступишася Рскіе удальцы съ погаными Татарами за свою великую обиду. а въ нихъ сіяли сильные доспѣхи злаченые, а гремѣли князи Рскіе мечьми булатными о шеломы Хиновскіе. А билися изъ утра до полудни въ суботу на Рожество Святѣй Богородици.

IX. То года же было лѣпо[32] стар помолодитися. Хоробрый Пересвѣтъ поскакиваетъ на своемъ вѣщемъ сивцѣ. свистомъ поля перегороди, а ркчи таково слово: Лчши бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели намъ отъ поганыхъ положенымъ пасти. И рече Ослебя брат своем Пересвѣт: же брате, вижю раны на сердци твоемь тяжки. Уже твоей главѣ пасти на сырю землю, на бѣлю ковыл моем чад Іяков.

X. же, братіе[33], — по Резанской землѣ около Дон ни ратаи ни — пастси не кличють, ни трбы не трбять. толко часто ворони грають, зогзици кокують, на трпы падаючи. Тогда же не три возрыкають на полѣ Кликовѣ, на рѣчкѣ Непрядкѣ: взопиша[34] [24]избіеніи отъ поганыхъ. (Помянемъ) князій великыхъ и боляръ сановныхъ, князя Феодора Романовича Бѣлозерскаго и сына его князя Ивана, Микл Васильевича… (Падоша) Феодоръ, Мешко[35], Иванъ Сано, Михаило Вренковъ, Іаковъ Ослебятинъ, Пересвѣтъ чернецъ и иная многа држина.

XI. Тогда же восплакашася горко жены болярыни по своихъ осподарѣхъ въ краснѣ градѣ Москвѣ. Восплачется жена Миклина Марія, а ркчи таково слово: Доне, Доне, быстрыи Доне. прошелъ еси землю Половецкую, пробилъ еси береги[36] харалоужныя. прилелѣи моего Микл Васильевича. Восплачется жена Иванова Феодосія: же наша слава пониче въ славнѣ городѣ Москвѣ. Не одина мати чада изостала, и жены болярскыя мжеи своихъ и оспадаревъ остали, глаголюще къ себѣ: же, сестрици наши, мжеи нашихъ въ животѣ нѣт: покладоша головы свои быстрого Дон за Рсскю землю, за святыя церкви, за православню вѣр, съ дивными дальци, съ мжескыми сыны.

XII. Того же дни въ суботу на Рождество Святыя Богородицы иссѣкоша[37] христіани поганые полки на полѣ Куликовѣ, на рѣкѣ Напрядѣ. И нюкнувъ князь великій Владимеръ Андреевичь гораздо, и скакаше во полцѣхъ поганыхъ въ Татарскихъ, а злаченымъ тымъ шеломомъ посвѣчиваетъ, а скакаше[38] со всѣмъ своимъ войскимъ. и загремѣли мечьми [25]булатными о шеломы Хиновскіе. И восхвалитъ брата своего великаго князя Дмитрея Ивановича: Брате Дмитрей Ивановичь, туто у....шна времени.... а забрала не оставай, и свои полки понужай коромольщикамъ. уже бо поганые Татары поля наступаютъ, и храбрую дружину у насъ истеряли, а въ трупи человѣчьѣ борзи кони не могутъ скочити, а въ крови по колѣно бродять, а уже бо, братье, жалостно видѣти кровь крестьянская. И князь великій Дмитрей Ивановичь рече своимъ боярамъ: Братія бояра и воеводы и дѣти боярскіе, то ти ваши Московскіе сладкіе меды и великіе мѣста. туто добудете себѣ мѣста и своимъ женамъ. туто, брате стару помолодѣть, а молодому чести добыть. И рече князь великій Дмитрей Ивановичь: Господи Боже мой! на тя уповахъ да непостыжуся въ вѣкъ, ни да посмѣютъ ми ся враги моя мнѣ. И помолися Богу и Пречистой Его Матери и всѣмъ Святымъ Его, и прослезися горько, и утеръ слезы. И тогда аки соколи борзо полетѣли. И поскакиваетъ князь великій Дмитрей Ивановичь съ своими полками и со всею силою. И рече: Брате, князь Владимеръ Андреевичь. тутъ, брате, испити медвяна чара, наѣждяемъ, брате, своими полки сильными на рать Татаръ поганыхъ.

XIII. Тогда великій князь наступаетъ на рать силу Татарскую. и гремятъ мечи булатные о шеломы Хиновскіе, и поганые бусурманы покрыша главы своя руками своими, тогда поганые борзо вся отступиша. И отъ великаго князя Дмитрея Ивановича стязи ревутъ, а поганые бѣжатъ, а Рускіе князи и бояры и воеводы и все великое войско широкіе поля кликомъ огородиша, и злачеными доспѣхами освѣтиша. Уже бо ста туръ на боронь: тогда князь великій Дмнтрей Ивановичъ и братъ его князь Владимеръ Андреевичь полки [26]поганыхъ вспять поворотили. И нача ихъ бусормановъ бити и сѣчи горазно безъ милости. и князи ихъ падоша. съ коней загремѣли, а трупьми Татарскими поля насѣяша, и кровію ихъ рѣки протекли. Туто поганые разлучишася розно, и побѣгше неуготованными дорогами въ лукоморье, скрегчюще зубами своими, дърущи[39] лица своя, а ркуще такъ: Уже намъ, братіе[40] въ земли своей не бывать и дѣтей своихъ не видать, а въ Русь ратью намъ не хаживать, и выхода намъ у Рускихъ людей непрашивать. же бо востона земля Татарская; бѣдами и тугою покрыта бо сердца ихъ хотеніе княземъ и похвала Руской земли.. ходити[41]. Уже бо веселіе наше пониче. уже бо Рускіе сынове разграбиша Татарскія узорочья, и доспѣхи, и кони, и волы, и верблуды, и вино, и сахаръ, и дорогое узорочіе. уже жены Рускіе восплескаша Татарскимъ златомъ.

XIV. Уже 6о по Руской землѣ прострѣся веселіе и буйство. вознесеся слава Руская по всей земли, а на поганыхъ Татаръ злыхъ бусормановъ промчеся хула и пагуба. уже бо вержено диво на земли. и уже грозы великаго князя Дмитрея Ивановича и брата его князя Владимера Андреевича, по всѣмъ землямъ текутъ грозы. И князь великій своею храбростію и дружину Мамая поганаго побилъ за землю Рускую и за вѣру крещеную. уже поганые оружія своя повергоша на землю, а главы своя подклониша подъ мечи Рускіе. и трубы ихъ не трубятъ, и уныша гласи ихъ. И отскача поганый Мамай отъ своея дружины, сѣрымъ волкомъ взвылъ, и притече къ Хаѳестѣ граду[42]. Молвяше же ему Ѳрязовѣ: Чему ты, поганый [27]Мамай, посягаешь на Рускую землю. то тя била орда Залѣская. А не бывати тебѣ въ Батыя царя. у Батыя царя было четыреста тысячь кованные рати, а воевалъ всю Рускую землю отъ востока и до запада. а казнилъ Богъ Рускую землю за своя согрѣшенія. И ты пришелъ на Рускую землю, царь Мамай, съ многими силами, съ девятью ордами и семидесятью князьями. а нынѣ ты поганый бѣжишь самъ-девятъ въ лукоморье. Не съ кѣмъ тебѣ зимы зимовати въ полѣ. не што тебя князи Рускіе горазно подчивали. Ни князей съ тобою ни воеводъ. не что гораздо упилися у быстраго Дону на полѣ Куликовѣ, на травѣ ковылѣ. Побѣжи ты, поганый Мамай отъ насъ, позаденешь и намъ отъ земли Руской. Уподобился еси милому младенцу у матери своей.

XV. Тако Господь Богъ помиловалъ князей Рускихъ, великаго князя Дмитрея Ивановича и брата его князя Владимира Андреевича межъ Дона и Нѣпра. И сталъ великій князь Дмитрей Ивановичь съ своимъ братомъ съ княземъ Владимеромъ Андреевичемъ и съ остальными своими воеводами на костѣхъ, на полѣ Куликовѣ на рѣчкѣ Напрядѣ. Грозно бо и жалостно, братіе[43], въ то время посмотрѣти, иже лежатъ трупи крестьянскіе у Дона[44] великаго на брезѣ, и Донъ рѣка три дни кровію текла. И рече князь великій Дмитрей Ивановичъ: Считайтеся, братія, сколько у васъ воеводъ нѣтъ, и сколько молодыхъ людей нѣтъ. Тогды говоритъ стоя Михайло Александровичъ, Московскій бояринъ, князю Дмитрею Ивановичю: Государь князь великій Дмитрей Ивановичь. нѣту, государь, у насъ сорока бояриновъ Московскихъ, двѣнадцати князей Бѣлозерскихъ, тридцати [28]Новгородскихъ посадниковъ, двадцати бояриновъ Коломенскихъ, сорока бояръ Серпуховскихъ, тридцати пановъ Литовскихъ, двадцати бояръ Переславскихъ, двадцати пяти бояръ Костромскихъ, тридцати пяти бояръ Володимеровскихъ, осми бояръ Суздальскихъ, сорока бояръ Муромскихъ, семидесяти бояръ Рязанскихъ, тридцати четырехъ бояриновъ Ростовскихъ, двадцати трехъ бояръ Дмитровскихъ, шестидесяти бояръ Можайскихъ, тридцати бояръ Звѣнигородскихъ, пятнадцати бояръ Углецкихъ. и посѣчено отъ безбожнаго Мамая полтретья ста тысечь и три тысячи. Слава Тебѣ, Господи Боже нашь, помиловалъ насъ. И рече князь великій Дмитрей Ивановичь: Братія бояра и князи и дѣти боярскіе. то вамъ сужено мѣсто межъ Дономъ и Нѣпромъ на полѣ Куликовѣ, на рѣчкѣ Напрядѣ и положили еста головы своя за святыя церкви, за землю Рускую, за вѣру крестьянскую. Простите мя братія и благословите. всѣмъ вѣнецъ въ будущемъ. И пойдемъ, брате, князь Владимеръ Андреевичь, во свою Залѣскую землю, къ славному граду Москвѣ, и сядемъ, брате, на своемъ княженіи. а чти есми, брате, добыли и славнаго имени. Богу нашему слава.


ПримѣчаніяПравить

  1. Въ подл.: у вмѣсто ъ.
  2. Въ подл.: родися.
  3. Въ подл.: поминаюты.
  4. Въ подл.: брате.
  5. Въ подл.: начаша ти.
  6. Въ подл.: первѣе всѣхъ вшедъ, восхалимъ.
  7. Въ подл.: вѣщаго гобояна. Очевидно, что го повторено по опискѣ.
  8. Въ подл.: гораздо.
  9. Въ подл.: Святославу Яро—славичю: писецъ, очевидно, пропустилъ цѣлую строку: я дополнилъ ее по смыслу. Срав. въ сп. Унд.
  10. Въ подл. еще прибавлено: отъ тоя рати и до Мамаева побоища. Въ спискѣ: Унд. А отъ Калатьскіе рати до Мамаева побоища 170 лѣтъ. Вѣроятно эта приписка вставлена въ текстъ съ поля.
  11. Въ подл.: азъ, и во все не кстати; въ спискѣ Унд. правильнѣе: бо.
  12. Въ подл.: Половетция.
  13. Въ подл.: хоригови.
  14. Въ подл.: каланты ризачены.
  15. Въ подл.: брате.
  16. Въ подл.: на рицѣ на Чечѣ.
  17. Въ подл.: брате.
  18. Въ подл.: Половетцаго.
  19. Въ подл.: бяше.
  20. Въ подл.: поютъ. Ср. въ Сл. о полку Игоря.
  21. Въ подл. по опискѣ: Ивана Дмитріевича.
  22. Въ подл.: борчи.
  23. Въ подл.: выступи.
  24. Въ подл.: хинела.
  25. Въ подл.: воючи.
  26. Въ подл.: гоготаше.
  27. Въ подл.: то.
  28. Тутъ неумѣстная вставка писца: Сентября 8 въ среду на Рожество пресвятыя Богородица.
  29. Въ подл.: боданы.
  30. Въ подл.: поліано.
  31. Въ подл.: воды.
  32. Въ подл.: нелѣпо; но въ Унд. спискѣ надо, въ Мам. поб. лѣпо.
  33. Въ подл.: брате.
  34. Въ подл.: взопаша.
  35. Въ подл.: Мемко.
  36. Въ подл.: берези.
  37. Въ подл.: иссѣкша
  38. Въ подл.: скакаша.
  39. Въ подл.: доруши.
  40. Въ подл.: брате.
  41. Тутъ долженъ быть, кажется, пропускъ. Срав. въ Прил. II.
  42. Не описка ли вмѣсто: къ Каѳестѣй земли?
  43. Въ подл.: брате.
  44. Въ подл.: Дуная.