Записки о Московии (Герберштейн; Анонимов)/1866 (ДО)/О монете

Yat-round-icon1.jpg

Записки о Московіи
авторъ Сигизмундъ фонъ Герберштейнъ (1486—1566), пер. И. Анонимовъ
Языкъ оригинала: латинскій. Названіе въ оригиналѣ: Rerum Moscoviticarum Commentarii. — Опубл.: 1556 (ориг.) 1866 (пер.). Источникъ: Commons-logo.svg С. фонъ Герберштейнъ. Записки о Московіи = Rerum Moscoviticarum Commentarii. — СПб.: Современныя проблемы, 1866. — С. 87—93.

Редакціи


[87]
О МОНЕТѢ.

Серебряная монета у нихъ четырехъ родовъ: московская, новогородская, тверская и псковская. Московская монета не круглой, а продолговатой и почти овальной формы, называется деньгой и имѣетъ различныя изображенія: древняя имѣетъ на одной сторонѣ изображеніе розы, а новая — изображеніе человѣка, сидящаго на лошади; обѣ на другой сторонѣ имѣютъ надпись. Сто такихъ монетъ составляютъ одинъ венгерскій [88]золотой, шесть денегъ составляютъ алтынъ, двадцать — гривну (Grifna), сто — полтину (Poltina), двѣсти — рубль (Rublus). Новыя монеты чеканятся теперь съ буквами на обѣихъ сторонахъ, и въ рублѣ ихъ четыреста.

Тверская съ обѣихъ сторонъ имѣетъ надпись и цѣнностью равняется московской.

Новогородская съ одной стороны имѣетъ изображеніе князя, сидящаго на тронѣ, а противъ него — кланяющагося человѣка, съ другой стороны — надпись, и цѣною она вдвое превышаетъ московскую. Новогородская гривна содержитъ въ себѣ 14 денегъ, рубль же — 222 деньги.

Псковская имѣетъ бычачью голову, покрытую короной, а на другой сторонѣ — надпись. Кромѣ того у нихъ есть мѣдная монета, которая называется пулой (Polani); шестьдесятъ пулъ составляютъ московскую деньгу.

Золотой монеты они не имѣютъ и не чеканятъ сами, но употребляютъ почти все венгерскіе червонцы, иногда также рейнскіе, и часто перемѣняютъ ихъ цѣну, — особенно когда чужеземецъ покупаетъ что нибудь на золото: тогда они тотчасъ уменьшаютъ его цѣну; если же, отправляясь куда нибудь. онъ нуждается въ золотѣ, тогда опять увеличиваютъ его цѣну.

По причинѣ сосѣдства, у нихъ въ ходу также рижскіе рубли; одинъ рижскій рубль стоитъ два московскихъ. Московская монета изъ чистаго и хорошаго серебра, хотя нынѣ ее также поддѣлываютъ. Однако я не слыхалъ, чтобы кого нибудь наказывали за это преступленіе. Въ Московіи почти всѣ золотыхъ дѣлъ мастера чеканятъ монету, и если кто нибудь приноситъ слитки чистаго серебра и желаетъ обмѣнить на монету, тогда они кладутъ на одну чашку вѣсовъ серебро, на другую монету и уравниваютъ ихъ вѣсовую тяжесть. Установлена небольшая плата, которую, сверхъ равной тяжести, должно давать золотыхъ дѣлъ мистерамъ, дешево продающимъ свою работу. Нѣкоторые писали, что въ этой странѣ весьма мало серебра, и что князь запрещаетъ вывозить его. Страна дѣйствительно вовсе не имѣетъ серебра, исключая того, которое ввозится, какъ было сказано; но князь не запрещаетъ вывозить его, а скорѣе остерегается этого и потому приказываетъ своимъ подданнымъ дѣлать обмѣнъ товаровъ, давать и принимать за однѣ вещи другія, какъ напр. мѣха, которыми они изобилуютъ, или что нибудь подобное, для того, чтобы удержать въ странѣ [89]серебро и золото. Едва ли есть сто лѣтъ, какъ они стали употреблять серебряную монету, особенно чеканенную дома. Сначала, какъ только стали ввозить серебро въ эту страну, изъ него отливались продолговатыя серебряныя пластинки (portiunculae), безъ изображенія и надписи, цѣною въ одинъ рубль; ни одной изъ нихъ не существуетъ нынѣ. Чеканилась также монета въ княжествѣ галицкомъ, однако она изчезла, такъ какъ не имѣла одинаковой цѣнности. Прежде монеты они употребляли мордки и ушки бѣлокъ и другихъ животныхъ, мѣха которыхъ привозятся къ намъ, и на нихъ покупали жизненныя потребности, какъ на деньги.

У нихъ употребляется такой способъ счисленія, по которому всѣ вещи считаются и распредѣляются по сороку или девяносту (per Sorogk aut Devuenosto), на подобіе того, какъ у насъ по сотнямъ. Такимъ образомъ, считая, они часто повторяютъ эти числа: два сорока, три сорока, четыре сорока или два, три, четыре девяноста. Mille на ихъ родномъ языкѣ называется тысяча (Tissutzae); также десять тысячъ они выражаютъ однимъ словомъ — тьма (Tma), двадцать тысячъ — двѣ тьмы (Dvuetma), тридцать тысячъ — три тьмы (Tritma).

Если кто нибудь привезетъ въ Московію какіе бы то ни было товары, то онъ долженъ немедленно заявить и показать ихъ у сборщиковъ пошлинъ или начальниковъ таможни. Въ назначенный часъ они осматриваютъ и оцѣниваютъ ихъ; даже и когда они оцѣнены, все еще никто не смѣетъ ни продавать ихъ, ни покупать, прежде нежели они будутъ показаны князю. Если князь захочетъ купить что нибудь, то въ ожиданіи этого не позволяется, чтобы купецъ показывалъ свои вещи, или чтобы кто нибудь надбавлялъ цѣну. Отъ этого происходитъ, что купцовъ иногда задерживаютъ очень долго.

Не всякому также купцу можно пріѣзжать въ Московію, исключая литовцевъ, поляковъ и подвластныхъ имъ. Шведамъ, ливонцамъ и германцамъ изъ приморскихъ городовъ позволено производить торговлю и закупать товары только въ Новгородѣ; туркамъ же и татарамъ — въ Холопьемъ-Городѣ, куда во время ярмарки стекаются люди разныхъ племенъ изъ самыхъ отдаленныхъ мѣстъ. Когда же отправляются въ Москву посланники и полномочные послы, тогда всѣ купцы, откуда бы они ни были, если только они приняты подъ ихъ защиту и [90]покровительство, — могутъ свободно и безпошлинно ѣхать въ Москву, это и вошло у нихъ въ обычай.

Товары большею частью состоятъ изъ серебрянныхъ слитковъ, суконъ, шелку, шелковыхъ и золотыхъ матерій, жемчугу, драгоцѣнныхъ камней, золотой канители. Иногда купцы привозятъ во-время иныя дешевыя вещи и получаютъ отъ нихъ не мало прибыли. Часто также случается, что всѣ желаютъ какой нибудь вещи; кто первый привозитъ ее, тотъ болѣе обыкновеннаго получаетъ прибыли. А когда многіе купцы привезутъ большое количество однихъ и тѣхъ же товаровъ, то иногда слѣдуетъ за тѣмъ такая дешевизна, что тотъ, кто продавалъ свои товары по самой высокой цѣнѣ, покупаетъ ихъ назадъ по понизившейся цѣнѣ и съ великою для себя выгодою привозитъ опять въ отечество. Товары, которые вывозятся оттуда въ Германію, суть мѣха и воскъ, въ Литву и Турцію — кожи, мѣха и длинные бѣлые зубы животныхъ, которыхъ они сами называютъ моржами (Mors), и которые живутъ въ Сѣверномъ морѣ; изъ нихъ обыкновенно турки искусно дѣлаютъ рукоятки кинжаловъ. Наши земляки думаютъ, что это рыбьи зубы, и такъ ихъ и называютъ. Въ Татарію вывозятся сѣдла, узды, одежды, кожи, — оружіе же и желѣзо вывозятся только украдкой или по особому позволенію областныхъ начальниковъ, въ другія, сѣверовосточныя страны. Однако они возятъ къ татарамъ суконныя и полотняныя одежды, ножи, топоры, иглы, зеркала, кошельки и т. п. Торгуютъ они съ большими обманами и хитростями, и не скоро кончаютъ торгъ, какъ писали нѣкоторые. Ибо, прицѣняясь къ какой нибудь вещи, они даютъ за нее меньше половины, чтобы обмануть продавца, и не только держатъ купцовъ въ неизвѣстности по мѣсяцу или по два, но иногда доводятъ ихъ до совершеннаго отчаянія. Впрочемъ, кто знаетъ ихъ нравы и не заботится, или показываетъ видъ, что не заботится о хитростяхъ, посредствомъ которыхъ они уменьшаютъ цѣну вещи и тянутъ время, тотъ продаетъ свои товары безъ всякаго убытка.

Одинъ краковскій горожанинъ привезъ двѣсти центнеровъ мѣди, которую князь хотѣлъ купить и такъ долго задержалъ купца, что тотъ въ досадѣ наконецъ повезъ мѣдь обратно въ отечество. Когда онъ находился уже въ нѣсколькихъ миляхъ отъ города, догоняютъ его пристава, останавливаютъ и накладываютъ запрещеніе на его имущество, какъ будто бы за то, [91]что онъ не заплатилъ пошлины. Купецъ, возвратившись въ Москву, пожаловался княжескимъ совѣтникамъ на причиненную ему обиду; они, выслушавъ дѣло, добровольно взялись быть посредниками и обѣщались обдѣлать дѣло, если онъ будетъ просить милости. Хитрый купецъ, зная, что для князя будетъ большой стыдъ, если такого рода товары возвратятся изъ его владѣній, какъ будто не нашлось никого, кто могъ бы купить и заплатить за такіе дорогіе товары, — не просилъ никакой милости, но требовалъ, чтобы ему оказали правосудіе. Наконецъ, когда они увидѣли изъ его упорства, что его нельзя отклонить отъ принятаго имъ намѣренія, и что онъ не хочетъ поддаться на ихъ хитрость, то купили мѣдь отъ имени князя и, заплативъ настоящую цѣну, отпустили его.

Иностранцамъ продаютъ они каждую вещь очень дорого, такъ что просятъ пять, восемь, десять, иногда двадцать червонцевъ за то, что въ другомъ случаѣ можно купить за одинъ червонецъ. Хотя за то сами они покупаютъ отъ иностранцевъ рѣдкую вещь за десять или пятнадцать флориновъ, тогда какъ она едва стоитъ одинъ или два.

Если при договорѣ скажешь что нибудь или не подумавши обѣщаешь, они хорошо помнятъ это и заставляютъ исполнить; если же сами въ свою очередь что нибудь обѣщаютъ, то вовсе не исполняютъ того. Также, какъ только они начинаютъ клясться и божиться, то знай, что тутъ скрывается хитрость, ибо они клянутся съ намѣреніемъ провести и обмануть. Я просилъ одного княжескаго совѣтника помочь мнѣ при покупкѣ нѣкоторыхъ мѣховъ, для того, чтобы меня не обманули: сколь охотно обѣщалъ онъ мнѣ свою помощь, столь же долго, на оборотъ, держалъ меня въ ожиданіи. Онъ хотѣлъ мнѣ навязать свои собственные мѣха; между тѣмъ, приходили къ нему другіе купцы, обѣщая награду, если онъ продастъ мнѣ за хорошую цѣну ихъ товары. Ибо таковъ обычай купцовъ, что въ куплѣ или продажѣ берутся быть посредниками и обнадеживаютъ своимъ усерднымъ содѣйствіемъ, получивъ отдѣльно отъ каждой стороны подарки.

Недалеко отъ кремля есть обширный и окруженный стѣнами домъ, называемый дворомъ господъ купцевъ (Curia dominorum mercatorum); въ немъ живутъ купцы и хранятъ свои товары. Тамъ перецъ, шафранъ, шелковыя матеріи и т. п. товары продаются гораздо дешевле, нежели въ Германіи. Это [92]должно приписать обмѣну товаровъ. Ибо когда московиты наложатъ весьма большую цѣну на мѣха, которые въ другомъ случаѣ идутъ по дешевой цѣнѣ, тогда и иностранцы, въ свою очередь, по ихъ примѣру, ставятъ противъ нихъ свои товары акже купленные дешево, и пускаютъ ихъ дороже; отъ этого происходите, что, сдѣлавъ равный съ обѣихъ сторонъ обмѣнъ вещей, они могутъ продавать вещи, преимущественно полученныя за мѣха, посредственною цѣною и безъ прибыли.

Въ мѣхахъ большое различіе. Чернота, длина и густота волосъ на соболѣ служатъ признакомъ его зрѣлости. Купцы также набиваютъ цѣну, если соболи пойманы въ надлежащую пору» это наблюдается также и съ другими мѣхами. По сю сторону Устюга и Двинской области соболей находятъ весьма рѣдко около же Печоры ихъ множество, и притомъ превосходнѣйшихъ.

Куньи мѣха привозятся изъ различныхъ странъ, — изъ сѣверской области — хорошіе, изъ Швейцаріи — лучше, изъ Швеціи — самые лучшіе. Тамъ же (въ сѣверской области) ихъ большее количество. Я слышалъ, что въ Московіи нѣкогда водились собольи мѣха, изъ коихъ иные продавались за 30, другіе за 20 червонцевъ. Но я не могъ увидать ни одного такого мѣха.

Горностаевые мѣха привозятся также изъ различныхъ мѣстъ, вывороченные на изнанку: но ими обманываютъ многихъ покупателей. У нихъ есть какіе то знаки около головы и хвоста, по которымъ можно узнать, въ надлежащую ли пору они пойманы. Тотчасъ, какъ горностай пойманъ, съ него сдираютъ кожу, выворачиваютъ ее, чтобы она не сдѣлалась хуже отъ того, что вытрется мѣхъ. Если горностай пойманъ несвоевременно, и отъ того мѣхъ лишается хорошаго и натуральнаго цвѣта, тогда они вырываютъ изъ головы или хвоста тѣ волоса, по которымъ можно было бы узнать, что онъ пойманъ не-въ-пору, и такимъ образомъ обманываютъ покупателей. Каждый мѣхъ продается но три или по четыре деньги; тѣ мѣха, которые побольше, лишены той бѣлизны, которая бываетъ такъ чиста въ маленькихъ.

Лисьи мѣха, преимущественно черные, изъ которыхъ по большей части дѣлаются шапки, бываютъ очень дороги, ибо десятокъ иногда продается по 15 червонцевъ. Бѣличьи шкурки также привозятся изъ различныхъ странъ; тѣ, которыя побольше, [93]изъ области Сибири, а самыя лучшія — изъ Швуаи (Schvuuaij), недалеко отъ Казани. Привозятся также изъ Перми, Вятки, Устюга и Вологды, связками по 10 шкурокъ вмѣстѣ; въ каждой связкѣ двѣ самыхъ лучшихъ, которыя называются личными (Litzschna), три нѣсколько похуже — красны (Crasna), — четыре покрасны (Pocrasna); послѣдняя, называемая молошною (Moloischna), хуже всѣхъ. Каждая изъ этихъ связокъ продается по одной или по двѣ деньги. Изъ нихъ лучшія и отборныя купцы вывозятъ въ Германію и другія страны съ большою для себя выгодою.

Рысьи мѣха дешевы, а волчьи продаются дорого, съ тѣхъ поръ, какъ въ Германіи и Московіи они вошли въ цѣну. Кромѣ того, хребтовые волчьи мѣха стоятъ въ гораздо меньшей цѣнѣ, чѣмъ у насъ.

Бобровые мѣха у нихъ въ большой цѣнѣ, и почти всѣ дѣлаютъ опушку платья изъ бобра, потому что у него черный и притомъ натуральный цвѣтъ.

Шкуры домашнихъ кошекъ употребляются женщинами. Есть одно животное, которое на ихъ языкѣ называется песцомъ (Pessetz); его мѣхъ употребляютъ въ дорогѣ и въ путешествіяхъ, потому что онъ согрѣваетъ тѣло больше другихъ.

Въ казну вносится денежный сборъ или пошлина со всѣхъ товаровъ, которые ввозятся или вывозятся. Со всякой вещи, цѣною въ одинъ рубль, платится семь денегъ, кромѣ воска съ котораго берется пошлина не только по цѣнѣ, но и съ вѣсу. Съ каждой мѣры вѣса, которая на ихъ языкѣ называется пудомъ (Pud), платится четыре деньги.

О торговыхъ путяхъ, которыми ввозятся или вывозятся товары, также о дорогахъ но различнымъ областямъ Московіи я буду пространно говорить ниже, въ Хорографіи Московіи.

Отдача денегъ на проценты во всеобщемъ употребленіи; хотя они говорятъ, что это большой грѣхъ, однако почти никто не отказывается отъ процентовъ. Проценты почти невыносимы, именно съ пяти рублей всегда берутъ одинъ т. е. 20 со ста. Церкви, какъ было сказано, поступаютъ снисходительнѣе, получая (какъ они говорятъ) десять за сто.