Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/97

Эта страница была вычитана
— 87 —

въ своихъ квартирахъ и тѣмъ временемъ часто разсуждали о дѣлахъ.

Въ различныхъ мѣстахъ, по всѣмъ частямъ своего владѣнія, князь держитъ почтмейстеровъ съ извѣстнымъ числомъ лошадей, для того, чтобы царскія гонецъ безъ замедленія имѣлъ готовую лошадь, когда его куда нибудь пошлютъ. Гонцу позволено выбирать лошадь по своему желанію. Когда я торопился изъ Новгорода Великаго въ Москву, то начальникъ почты, который на ихъ языкѣ называется ямщикомъ (Jamschnick), озабочивался приводить мнѣ съ ранняго, утра тридцать, иногда сорокъ и пятьдесятъ лошадей, тогда какъ мнѣ было нужно не болѣе двѣнадцати. Такимъ образомъ каждый изъ насъ бралъ себѣ лошадь, которая казалась ему годною; усталыхъ лошадей мы перемѣняли немедленно по пріѣздѣ на другой постоялый дворъ, который они называютъ ямомъ (Jama), а сѣдло и узда оставались у насъ прежнія. Всякій можетъ гнать лошадей, сколько ему угодно, и если лошадь падетъ или не можетъ продолжать ѣзды, то совершенно безнаказанно можно увести другую изъ каждаго ближайшаго дома или взять отъ перваго попавшагося на встрѣчу, исключая княжескаго гонца. Ямщикъ обыкновенно отыскиваетъ лошадь, выбившуюся изъ силъ и оставленную на дорогѣ, также возвращаетъ лошадь тому, у кого она была взята, и платитъ деньги за дорогу по разсчету. Большею частью за 10 или 20 верстъ (vuerst) платится 6 денегъ. На такихъ почтовыхъ лошадяхъ мой служитель въ 72 часа прибылъ изъ Новгорода въ Москву, между которыми 600 верстъ разстоянія, т. е. 120 германскихъ миль. Это тѣмъ болѣе удивительно, что лошадки у нихъ такъ малы; за ними ухаживаютъ гораздо небрежнѣе, чѣмъ у насъ, и однако онѣ переносятъ такіе труды.

Тот же текст в современной орфографии

в своих квартирах и тем временем часто рассуждали о делах.

В различных местах, по всем частям своего владения, князь держит почтмейстеров с известным числом лошадей, для того, чтобы царские гонец без замедления имел готовую лошадь, когда его куда нибудь пошлют. Гонцу позволено выбирать лошадь по своему желанию. Когда я торопился из Новгорода Великого в Москву, то начальник почты, который на их языке называется ямщиком (Jamschnick), озабочивался приводить мне с раннего, утра тридцать, иногда сорок и пятьдесят лошадей, тогда как мне было нужно не более двенадцати. Таким образом каждый из нас брал себе лошадь, которая казалась ему годною; усталых лошадей мы переменяли немедленно по приезде на другой постоялый двор, который они называют ямом (Jama), а седло и узда оставались у нас прежние. Всякий может гнать лошадей, сколько ему угодно, и если лошадь падет или не может продолжать езды, то совершенно безнаказанно можно увести другую из каждого ближайшего дома или взять от первого попавшегося на встречу, исключая княжеского гонца. Ямщик обыкновенно отыскивает лошадь, выбившуюся из сил и оставленную на дороге, также возвращает лошадь тому, у кого она была взята, и платит деньги за дорогу по расчёту. Большею частью за 10 или 20 верст (vuerst) платится 6 денег. На таких почтовых лошадях мой служитель в 72 часа прибыл из Новгорода в Москву, между которыми 600 верст расстояния, т. е. 120 германских миль. Это тем более удивительно, что лошадки у них так малы; за ними ухаживают гораздо небрежнее, чем у нас, и однако они переносят такие труды.

О МОНЕТѢ.

Серебряная монета у нихъ четырехъ родовъ: московская, новогородская, тверская и псковская. Московская монета не круглой, а продолговатой и почти овальной формы, называется деньгой и имѣетъ различныя изображенія: древняя имѣетъ на одной сторонѣ изображеніе розы, а новая — изображеніе человѣка, сидящаго на лошади; обѣ на другой сторонѣ имѣютъ надпись. Сто такихъ монетъ составляютъ одинъ венгерскій зо-

Тот же текст в современной орфографии
О МОНЕТЕ.

Серебряная монета у них четырех родов: московская, новогородская, тверская и псковская. Московская монета не круглой, а продолговатой и почти овальной формы, называется деньгой и имеет различные изображения: древняя имеет на одной стороне изображение розы, а новая — изображение человека, сидящего на лошади; обе на другой стороне имеют надпись. Сто таких монет составляют один венгерский зо-