ПБЭ/ДО/Братья Господни

Yat-round-icon1.jpg

[1113-1114] БРАТЬЯ ГОСПОДНИ, οἱ ἀδελφοί τοῦ Κυρίου. Господь І. Христосъ не стыдился (Евр. 2, 11) называть братьями Своими всѣхъ учениковъ (Мѳ. 28, 10; Іоанн. 20, 17) и послѣдователей Своихъ, Имъ искупленныхъ, возрожденныхъ и усыновленныхъ Богу, а равно и ап. Павелъ (Рим. 8, 29) на томъ же основаніи выражается о Немъ, что Онъ — «первородный между многими братьями». Но въ Евангеліи и въ другихъ новозавѣтныхъ писаніяхъ, кромѣ этого духовно-благодатнаго братства, упоминается еще о братьяхъ Господа по плоти. Евангелія и др. апостольскія писанія заключаютъ въ себѣ слѣдующія свѣдѣнія и объ этихъ «братьяхъ Господнихъ». По свидѣтельству св. Іоанна (2, 12), Господь І. Христосъ, по совершеніи Имъ перваго чуда въ Канѣ, на короткое время отправился въ Капернаумъ — съ Своею Матерью, братьями и учениками. По Мѳ. 13, 54—57 и Мрк. 6, 2—4 (ср. Лк. 4, 16—24), жители Назарета, внимая ученію Господа въ ихъ синагогѣ, въ изумленіи говорили: «откуда у него такая премудрость и силы? Не плотниковъ-ли онъ сынъ? не его-ли матерь называется Марія и братья его, Іаковъ и Іосій, (по нѣкоторымъ кодд. Іосифъ), и Симонъ и Іуда, и сестры его не всѣ ли между нами?» Отвѣчая соблазняющимся о Немъ, Спаситель говорилъ: «не бываетъ пророкъ безъ чести, развѣ только въ отечествѣ своемъ‚ и у сродниковъ своихъ и въ домѣ своемъ» (сн. Лк. 4, 24; Іоанн. 4, 44). Въ послѣднихъ словахъ намекается, что «братья Господа» до времени не вѣровали въ Его мессіанское достоинство. То же не прямо высказывается и въ слѣд. разсказѣ, передаваемомъ тремя первыми евангелистами: Мѳ. 12, 46—50; Мрк. 3, 21, 31—35; Лк. 8, 19—21. Когда книжники изъ Іерусалима распространили молву, что І. Хр. вышелъ изъ себя и творитъ чудеса силою князя бѣсовскаго, то пришли мать и братья Его и хотѣли взять Его; но на извѣстіе о ихъ желаніи видѣть Его, Онъ отвѣтилъ: «кто матерь и братья мои? Матерь и братія Мои суть слушающіе и исполняющіе слово Божіе». Опредѣленно высказывается мысль о первоначальномъ невѣріи «братьевъ Г.» въ свидѣтельствѣ св. Іоанна, 7, 2—7, что они настаивали, чтобы Господь «явилъ Себя міру», (ст. 4), ибо (ст. 5) «и братья Его не вѣровали въ Него», и, въ противоположность апостоламъ, принадлежали еще міру (ср. Іоанн. 7, 7 съ 15, 19). Напротивъ, послѣ воскресенія и вознесенія Господа, братья Его, по Дѣян. 1, 13—14‚ постоянно пребывали въ Сіонской горницѣ и проводили время въ единодушной молитвѣ. По мѣрѣ распространенія вѣры и утвержденія Церкви Христовой, братья Г. заняли въ Церкви высокое положеніе, наравнѣ съ апостолами, хотя все же отличались отъ нихъ: 1 Кор. 9, 5. Первенствующее значеніе между братьями и въ церкви Іерусалимской занялъ св. Іаковъ, братъ Господень (Гал. 1, 19; Дѣян. 12, 17; 15, 4—29; 21, 18 и дал.), поставляемый ап. Павломъ наравнѣ съ апп. Іоанномъ и Петромъ (Гал. 2, 9). Этому Іакову‚ по всѣмъ основаніямъ, принадлежитъ первое посланіе въ ряду «соборныхъ» (Іак. 1, 1); седьмое же соборное посланіе — ап. Іуды — принадлежитъ «брату Іакова» (Іуд. 1) — Іудѣ, также брату Господню.

Въ какомъ именно родствѣ съ Господомъ стояли упомянутые въ евангельской исторіи братья и сестры Господа? По замѣчанію Ф. В. Фаррара, по этому вопросу написаны цѣлые томы; доказательства такъ равносильны, затрудненія каждаго мнѣнія такъ очевидны, что настаивать догматически на какомъ-либо положительномъ рѣшеніи этого вопроса было бы противно интересамъ добросовѣстнаго изслѣдованія (Жизнь І. Христа, перев. съ 30-го англійскаго изданія, проф. А. П. Лопухина, стр. 61, 681). Соглашаясь, что вопросъ этотъ почти не допускаетъ положительнаго рѣшенія, укажемъ однако главныя направленія въ его [1115-1116] разрѣшеніи сдѣлаемъ сравнительную оцѣнку этихъ рѣшеній. И въ древней церкви, и въ новое время высказывались слѣд. три взгляда на данный предметъ.

I. Прежде всего отмѣтимъ воззрѣніе западной христ. церкви. Главнымъ выразителемъ его въ древнее время явился блаж. Іеронимъ. По этому взгляду, братья Господни были двоюродными братьями Господа, отъ сестры Богоматери. «Мы считаемъ, говорилъ бл. Іеронимъ, братьевъ Господнихъ не дѣтьми Іосифа, но двоюродными братьями Спасителя, дѣтьми Маріи, тетки Господней, которая называется еще матерью Іакова малаго и Іосіи, которая была женою Алфея» (Минь, Патр. Л. 26, 84—85, ср. 23, 205—206). При этомъ бл. Іеронимъ отожествлялъ Іакова, брата Господня, съ Іаковомъ Алфеевымъ, апостоломъ изъ 12-ти (Мѳ. 10, 3; Мрк. 3, 18; Лк. 6, 16). Взглядъ бл. Іеронима, раздѣлявшійся и Августиномъ, благодаря авторитету этихъ церковныхъ учителей, сдѣлался господствующимъ въ западной церкви. Позднѣйшіе сторонники этого взгляда отожествили не только Іакова, брата Господня, съ Іаковомъ Алфеевымъ, но и братьевъ Господнихъ Симона и Іуду — съ одноименными апостолами изъ 12-ти, Симономъ Зилотомъ и Іудою, называемымъ Леввеемъ или Ѳаддеемъ. Кромѣ римско-католическихъ ученыхъ (напр. Корнеліусъ а-Ляпиде, Минь, Корнели, Биспингъ) — въ комментаріяхъ на посланіе ап. Іакова, это отожествленіе и упомянутый взглядъ Іеронима раздѣляютъ и мн. протестантскіе ученые (Баумгартенъ, Лянге, Штарке, и др.), а равно и православные русскіе богословы: Филаретъ, митр. москов. (Церковно-библейская Исторія, 1857, стр. 431), Филаретъ, архіеп. черниговск. (Прибавл. къ Черниговск. Епарх. Извѣст. 1863, 91—93), прот. Богословскій (Свящ. Ист. Нов. Завѣта, Спб. 1861, 808), проф. Чельцовъ (Истор. христ. церкви. Спб., 1861, I, 41, 78), прот. Смарагдовъ (Пособіе къ доброму чтенію и слушанію слова Божія, 1861, 104—105) и др.

II. Напротивъ, на Востокѣ преобладалъ тотъ взглядъ, что братья Г. были дѣтьми Іосифа обручника отъ первой его жены (въ апокрифическихъ евангеліяхъ называемой то Эстою, то Соломіею, изъ колѣна Іудина). Его раздѣляли: Оригенъ (Минь 13, 876—77), св. Епифаній (Минь 42, 311), св. І. Златоустъ (Минь 57, 58), св. Григорій нисскій (Минь 46, 647), св. Кириллъ іерусалимскій (Минь 69, 352), св. Амвросій медіоланскій (Минь 16, 315—17), Илларій пуатьесскій (Минь 9, 922). Подобнаго же рода свидѣтельства встрѣчаются въ апокрифическихъ евангеліяхъ: псевдо-Матѳея, первоевангелія Іакова, еванг. Ѳомы, въ Арабскомъ евангеліи младенчества Спасителя, въ исторіи Іосифа древодѣля и под.; въ постановленіяхъ апостольскихъ (6, 12, 14); въ псевдо-Климентинахъ; у Евсевія кесарійскаго (Ц. Истор. 1, 12; 7, 19; 2, 1). Въ новое время защищаютъ этотъ взглядъ многіе протестантскіе ученые, напр. Бейшлягъ, Тиршъ, Ольсгаузенъ и др., изъ русскихъ проф. Богословскій, іеромонахъ Георгій (Ярошевскій), авторъ ниже называемаго изслѣдованія о посланіи ап. Іакова и др.

III. Во второй половинѣ IV вѣка Евномій, Гельвидій и вообще еретики — антидикомаріаниты (отрицавшіе приснодѣвство Богоматери и необходимость Ея почитанія) высказывали, что братья Г. были въ собственномъ смыслѣ плотскими братьями І. Христа, дѣтьми Маріи, Матери Божіей, и Іосифа, рожденными ею послѣ І. Христа — Первенца, Мѳ. 1, 25; Лк. 2, 7. Въ новое время взглядъ этотъ раздѣляютъ весьма многіе протестантскіе ученые: Кеймъ, Прессансе въ своихъ «жизняхъ» І. Хр., Креднеръ, Блеекъ, Гофманъ въ комментар. на посл. Іакова и многіе другіе.

Послѣдній взглядъ ищетъ для себя опоры въ буквальномъ значеніи греч. слова братъ — ἀδελφός (по Исихію: οἱ ἀδελφοὶ — изъ одной утробы происшедшіе)‚ въ названіи І. Христа первенцемъ въ Лк. 2, 7 (и роди — Дѣва Марія — сына своего первенца, τόν πρωτότοκον), какъ и въ словахъ ев. Матѳея: «и не знаяше ея (Іосифъ Дѣвы Маріи), дондеже роди сына своего первенца» 1, 25; наконецъ, въ общемъ тонѣ евангельскихъ повѣствованій о предметѣ, [1117-1118] которыя почти всегда (исключая лишь Іоанн. 7, 2—7) упоминаютъ о братьяхъ Господа совмѣстно съ Его Матерью. Но всѣ эти аргументы не имѣютъ рѣшающаго значенія. Греч. ἀδελφός, подобно еврейскому אׇח ахъ, въ библейскомъ употребленіи нерѣдко означаетъ не брата въ строгомъ смыслѣ, а родственника вообще (Быт. 13, 8; 14, 14; 29, 12, 15; 31, 32, 46; Лев. 10, 4; 1 Пар. 23, 21, 22), слѣд., возможно, что и «Братья Господни» были, напр.‚ только двоюродными братьями Господа, или сводными Его братьями или, наконецъ, стояли въ иной степени родства съ Господомъ. Греческое πρωτότοκος, дѣйствительно, выражаетъ идею противоположности первороднаго сына послѣдующимъ (въ этомъ отношеніи оно прямо противоположно значенію слова μονογενής, единородный); но само оно не адэкватно еврейскому бехоръ («первородное»), которое передаетъ: послѣднее отнюдь не заключаетъ въ себѣ упомянутаго противоположенія, а представляетъ собою абсолютное обозначеніе всякаго «разверзающаго ложесна» (см. напр.‚ Исх. 13, 2; 34, 19). Но если доказательство, такимъ образомъ, опирается на несуществованіи въ греч. яз. слова, соотвѣтствующаго евр. бехоръ, то оно является лишеннымъ значенія. Въ самомъ дѣлѣ, и единственный сынъ назывался первенцемъ, бехоръ, какъ видно, напр.‚ изъ повелѣнія Іеговы посвящать Ему всѣхъ первенцевъ израильскихъ (см. цит. мм. и Чис. 8, 16—17), хотя бы у кого изъ нихъ и не было ни сестеръ, ни братьевъ (ср. Исх. 12, 29). Не имѣетъ силы и заключеніе, выводимое изъ словъ ев. Матѳея: не знаяше, дондеже (ἕως οὗ)... Выраженіе дондеже (евр. ад-ки), по употребленію въ Библіи, означаетъ неопредѣленную продолжительность времени или состоянія и равносильно выраженію: никогда; напр.‚ Ис. 46, 4: Азъ есмь, и дондеже состарѣетеся, Азъ есмь. Быт. 28, 15: не имамъ тебѣ оставити, дондеже сотворити ми вся, елика глаголахъ (ср. еще Быт. 8, 7; Вт. 34, 6; 1 Цар. 15‚ 35); пс. 109, 3: сѣди одесную Мене, дондеже положу враги твоя... Изъ этихъ примѣровъ видно, что данное выраженіе въ очень многихъ случаяхъ не означаетъ такого предѣла или момента, послѣ котораго дѣйствіе, ранѣе не имѣвшее мѣста, вступило въ силу; что и въ разсматриваемомъ случаѣ оно отнюдь не высказываетъ, будто γιγνώσκειν имѣло мѣсто послѣ событія рожденія Спасителя. И то обстоятельство, что братья Господни въ евангельской исторіи выступаютъ большею частію вмѣстѣ съ Матерію Господа, совсѣмъ не говоритъ еще, что они были дѣтьми Ея, а не пасынками и под., — тѣмъ болѣе, что Богоматерь нигдѣ не названа матерью ихъ, чего естественно было бы ожидать, въ виду отмѣчаемаго обстоятельства, коль скоро данное предположеніе было бы вѣрно. Напротивъ, было бы совершенно непонятно, — если бы они были Ея сыновьями, — почему Господь на крестѣ поручилъ Свою Матерь (Іоанн. 19, 26—27) Іоанну Богослову, а не одному изъ «братьевъ» — предполагаемыхъ сыновей Богоматери, забота о которой въ такомъ случаѣ была бы первою ихъ обязанностью. Сыномъ Маріи Дѣвы въ Новомъ Завѣтѣ является только Господь І. Христосъ и, въ противоположность братьямъ Его, Онъ прямо называется «Сыномъ Маріи», Мрк. 6, 3. Самый образъ выраженія Спасителя на крестѣ — въ обращеніи къ любимому ученику Своему показываетъ именно, что Онъ былъ единственнымъ сыномъ Дѣвы Маріи: «вотъ сынъ твой», въ каковомъ выраженіи члена не было бы, если бы, кромѣ Іисуса Христа, существовали другіе сыновья Маріи, матери Божіей. — Кромѣ этого, неблагопріятнаго для разсматриваемаго взгляда, обстоятельства, прямо и рѣшительно противъ него говоритъ вѣра церкви въ приснодѣвство Богоматери (между тѣмъ всѣ основанія, приводимыя древними еретиками и новѣйшими раціоналистами въ пользу даннаго взгляда, въ сущности, вытекаютъ изъ предубѣжденія противъ ἀειπαρθενία и тенденціознаго отрицанія чудесности факта рожденія І. Христа), а также нравственное христіанское чувство, которое никогда не помирится съ мыслію, что Пресвятая Дѣва, ставши Матерью [1119-1120] Господа, имѣла послѣ дѣтей отъ Іосифа. Это было невозможно и со стороны Іосифа — уже потому, что во время обрученія съ Маріею ему было восемьдесятъ лѣтъ (какъ свидѣтельствуетъ церковное преданіе, записанное у св. Іоанна Дамаскина въ словѣ на Рождество Христово), а равно и въ силу благоговѣнія его предъ тайною воплощенія, въ которую онъ былъ посвященъ, и сверхъестественныхъ событій при рожденіи и по рожденіи І. Христа, свидѣтелемъ которыхъ былъ онъ. Церковные учители не безъ основанія усматривали предуказаніе на приснодѣвство Богоматери въ словахъ преп. Іезекіиля о заключенныхъ вратахъ храма, Іез. 44, 2 (Амвр. у Миня 16, 319—320). Напротивъ, тщетны ссылки (напр., Кремера, Майора) на пс. 49, 20; 68, 9 въ доказательство того, что братья Христовы были сыновьями Матери Его. Наконецъ, поведеніе братьевъ Господа, — именно тотъ родъ опеки, который они хотѣли имѣть надъ Нимъ въ началѣ Его служенія, Мрк. 3, 21, и даже уже предъ окончаніемъ Его, Іоанн. 7, 2 и дал., — показываетъ, что они были старшими братьями Г.‚ между тѣмъ, по данному взгляду, старшимъ изъ братьевъ («первенцемъ») былъ Господь.

На основаніи всего сказаннаго, взглядъ этотъ долженъ быть отвергнутъ, хотя тотъ фактъ, что братья Г. почти всегда выступаютъ вмѣстѣ съ Божіею Матерію и живутъ вмѣстѣ съ Нею, при немъ находитъ свое объясненіе.

Фактъ этотъ не объяснимъ съ точки зрѣнія теоріи бл. Іеронима и др. его сторонниковъ. Въ самомъ дѣлѣ, если братья Господни были сыновьями Маріи Клеоповой, жены Клеопы-Алфея и сестры Божіей Матери, то не понятно, почему родные дѣти ее никогда не упоминаются въ связи съ нею, а всегда вмѣстѣ съ Матеріею Божіею, между тѣмъ какъ и Марія Клеопова была одною изъ постоянныхъ спутницъ Господа. Приводимая въ объясненіе этого догадка о ранней смерти мужа Маріи — Клеопы произвольна и едва ли совмѣстима съ разсказомъ Лук. 24 о явленіи воскресшаго Господа двумъ еммаусскимъ путникамъ, изъ которыхъ одинъ былъ Κλεόπας, ст. 18, (возможно, впрочемъ, что это — имя другого лица, а не мужа Маріи, называвшагося Κλωπᾶς, Іоанн. 19, 25).

Независимо отъ этого, данная теорія опирается на слѣд. трехъ, одинаково сомнительныхъ предположеніяхъ: 1) что Марія Клеопова, Іоанн.‚ 19, 25, была сестрою Матери Божіей; 2) что, такъ какъ она была Матеріею Іакова малаго и Іосіи (Мѳ. 27, 56; Мрк. 15, 40), то Іаковъ малый есть одно лицо съ Іаковомъ, братомъ Господнимъ, и Іаковомъ Алфеевымъ — апостоломъ изъ 12-ти, а равно и Симонъ и Іуда, два другіе брата Господа, были тожественны съ апостолами этихъ именъ изъ числа 12-ти; 3) что Клеопа, Κλωπᾶς или (?) Κλεόπας — одно лицо съ Алфеемъ, Ἀλφαῖος, отцомъ Іакова, ап. изъ 12-ти (Мѳ. 10, 3; Мрк. 3, 18; 6, 15). 1) Противъ перваго изъ этихъ положеній едва ли можетъ говорить кажущаяся невѣроятность того, чтобы двѣ живыхъ сестры назывались однимъ и тѣмъ же именемъ Маріи, — такъ какъ обычай давать одинаковыя имена въ семьѣ, при ограниченности употребительныхъ именъ, у древнихъ и новыхъ евреевъ былъ столь же распространенъ, какъ и у древнихъ римлянъ (напр. изъ четырехъ дочерей Октавіи, сестры Августа, двъ назывались Марцеллами, и двѣ Антоніями). Но относящееся сюда единственное мѣсто, Іоанн. 19, 24, — читается и объясняется неодинаково. Между тѣмъ какъ по принятому греческому (какъ и по русскому и славянскому) тексту, слова «сестра Матери Его, Марія Клеопова» суть названіе одной и той же женщины, въ Пешито стоитъ: «сестра матери Его» и «Марія Клеопова», т. е. упомянутыя слова обозначаютъ двухъ различныхъ женщинъ. И на основаніи параллелей данному мѣсту: Мѳ. 27, 56 и Мрк. 15, 40, слѣдуетъ, кажется, утверждать именно это. Во всѣхъ трехъ этихъ мѣстахъ, кромѣ Божіей Матери, называется Марія Магдалина; мать Іакова (малаго τοῦ μικροῦ, Мрк.) и Іосіи (у синоптиковъ), по общему признанію, тожественна съ Маріею Клеоповою (у Іоанна); 3-я же женщина [1121-1122] у Матѳея названа матерью сыновъ Заведеевыхъ, у Марка — Саломіею, у Іоанна — сестрою Матери Божіей; но первыя два обозначенія, несомнѣнно, тожественны, можно думать, что и параллельное выраженіе еванг. Іоанна — «сестра Матери Его» есть лишь неопредѣленное обозначеніе той же Саломіи, матери самого евангелиста. Такой, неопредѣленный способъ обозначенія своей матери былъ бы вполнѣ аналогиченъ такому же способу евангелиста Іоанна въ обозначеніи себя самого: «ученикъ, его же любляше Іисусъ»‚ «другій ученикъ». Въ такомъ случаѣ была бы очень понятна просьба Саломіи къ Господу о предоставленіи ея сыновьямъ приближеннаго положенія въ царствѣ Его (Мѳ. 20, 20—23); было бы особенно понятно и то, почему Господь поручилъ Матерь Свою именно ев. Іоанну‚ который былъ не только самымъ близкимъ духовно-возлюбленнѣйшимъ ученикомъ Господа, но, можетъ быть, еще родственникомъ Его по плоти, — двоюроднымъ братомъ Его, племянникомъ Дѣвы Маріи. Преданіе, записанное у Никифора, Церк. Истор. II, 3, дѣйствительно, утверждаетъ это. 2) Что касается второго предположенія или основанія данной теоріи, — что имена братьевъ Господа тожественны съ именами, по крайней мѣрѣ, трехъ апостоловъ изъ 12-ти (Іаковъ, Іуда, Симонъ) и (предполагаемыхъ) четырехъ сыновей Алфея, — то отожествленіе, прежде всего, мало вѣроятно потому уже, что всѣ эти имена были очень распространенными у евреевъ (въ Новомъ Завѣтѣ упоминается пять или шесть Іудъ, столько же Іакововъ, девять Симоновъ; у Іосифа Флавія — 20 Симоновъ, 17 Іосій, 16 Іудъ). Очевидно, одноименность разныхъ лицъ, въ виду этого, не доказываетъ ихъ тожества. Неосновательно, въ частности, утвержденіе теоріи, что Іуда, братъ Господень, есть Ἰούδας Ἰακώβου Лк. 6, 15; Дѣян. 1, 13, причемъ предполагается, что этотъ послѣдній Іуда — братъ Іакова, брата Господня (Іуд. 1) — Іакова Алфеева. Естественнѣе, напротивъ, переводить: сынъ (υἱος) Іакова (неизвѣстнаго исторіи) и считать Іуду‚ брата Господня, лицомъ отличнымъ отъ апостола Іуды изъ 12-ти (Лк. 6, 15; Д. 1, 13; Іоанн. 14, 22). Столь же, если еще не болѣе, неосновательно, вычеркивать изъ евангельской или апостольской исторіи, Іакова, брата Господня, какъ лицо, отличное отъ Іакова Алфеева (ап. изъ 12-ти) — предстоятеля и столпа Іерусалимской церкви (Дѣян. 15. Гал. 2, 19), котораго преданіе представляетъ только апостоломъ изъ 70 (см. напр. Четьи-Мин., подъ 4 янв., 28 октября); каковое низведеніе преданіемъ Іакова изъ числа 12-ти въ разрядъ 70-ти было бы абсолютно непонятно, если бы это преданіе не имѣло подъ собою исторической почвы. Вообще греко-восточная православная церковь всегда отличала и отличаетъ братьевъ Господа отъ одноименныхъ апостоловъ изъ 12-ти (въ мѣсяцесловахъ греческомъ, сирскомъ, коптскомъ, славянскомъ положены особые дни празднованія памяти первыхъ и послѣднихъ). Минуя филологическое основаніе тожества Клеопы съ Алфеемъ у новѣйшихъ сторонниковъ теоріи, какъ слишкомъ неестественное, замѣтимъ, что неудачна и попытка отождествить Іакова, брата Господня, съ Іаковомъ Алфеевымъ на основаніи Гал. 1, 19, такъ какъ «другого» здѣсь относится не къ Іакову‚ а къ Петру, ст. 18, такъ что въ словахъ Гал. 1, 19 Іаковъ, братъ Господень, не причисляется къ 12-ти апостоламъ, скорѣе — противополагается имъ.

Вопреки этимъ мнимымъ отожествленіямъ «братьевъ» и апостоловъ, во многихъ мѣстахъ новозавѣтныхъ они прямо и рѣзко отличаются отъ послѣднихъ, противополагаются имъ, напр. Дѣян. 1, 14; 1 Кор. 9, 5; особенную же важность имѣетъ то, что Господь І. Хр. въ приведенныхъ словахъ Мрк. 3, 31—35 (и парал.) противополагаетъ ученикамъ Своимъ, вѣрующимъ въ Него, братьевъ, какъ невѣрующихъ, а равно и положительное свидѣтельство св. Іоанна (7, 5), что братья Господа не вѣровали въ Него. Замѣчатально, что, какъ у св. Марка слова Господа слѣдуютъ непосредственно за упоминаніемъ объ избраніи 12-ти апостоловъ, такъ и св. Іоаннъ дѣлаетъ указанное замѣчаніе послѣ упоминанія о составившемся уже [1123-1124] кругѣ 12-ти апостоловъ (Іоанн. 6, 70—71). Если кругъ 12-ти апостоловъ уже составился, а «братья» все еще оставались невѣрующими, то ясно ни одинъ изъ нихъ не могъ принадлежать къ числу 12-ти апостоловъ. Объясненія невѣрія братьевъ въ относительномъ смыслѣ — неполной вѣры (у Фаррара, Лянге и др.), равно какъ въ смыслѣ невѣрія нѣкоторыхъ только братьевъ и сестеръ Господнихъ, — явно искусственны и нисколько не колеблютъ этого положенія.

Вслѣдствіе этого, не смотря на авторитетное свидѣтельство бл. Іеронима въ пользу даннаго взгляда, онъ не можетъ быть принятъ нами (слѣдуетъ замѣтить, что и самъ Іеронимъ не держался этого взгляда съ устойчивостію‚ а иногда отличалъ, напр., Іакова, брата Господня, отъ 12-ти апостоловъ, см. Христ. Чтен. 1841, ч. 3, стр. 91—92), какъ расходящійся съ новозавѣтными данными о предметѣ и съ свидѣтельствами преданія и мѣсяцеслова правосл. церкви, гдѣ братья Господни почитаются и прославляются, какъ особыя лица, отличныя отъ 12 апостоловъ, имѣвшія свой особый жребій и понесшія особые подвиги и труды служенія распространенію Слова Евангелія и утвержденію церкви Христовой (ср. архимандрита, нынѣ архіепископа, Сергія, Полный мѣсяцесловъ Востока, т. II. М. 1876, стр. 3, 108, 163, 281, и С. Булгакова, Мѣсяцесловъ и Тріодіонъ православной церкви. Вып. I 1895, стр. 6—7, вып. III, 151—152 и др.).

Всѣхъ болѣе важныхъ изъ упомянутыхъ затрудненій избѣгаетъ взглядъ восточныхъ церковныхъ учителей, по которому «братья Господни» были дѣтьми Іосифа отъ перваго его брака (Своеобразную модификацію этого взгляда составляетъ основанное на свидѣтельствѣ Егезиппа о томъ, что Іосифъ Обручникъ и Клеопа, мужъ Маріи, были родные братья, предположеніе, будто послѣ ранней смерти Клеопы, Іосифъ, по закону ужичества, вступилъ въ левиратный бракъ съ его вдовою и имѣлъ отъ нея четырехъ сыновей и нѣсколько дочерей, которыя, въ силу названнаго закона, носили имя умершаго Клеопы, но вмѣстѣ считались сыновьями и Іосифа — по усыновленію; на этомъ же основаніи, они назывались «братьями» Господа. Но въ евангельской исторіи предположеніе это не имѣетъ опоры; напротивъ, въ виду того, что, послѣ извѣстнаго происшествія съ двѣнадцатилѣтнимъ Іисусомъ, объ Іосифѣ уже не упоминается, нѣкоторые полагаютъ, что Іосифъ вскорѣ послѣ того умеръ, и семья его перешла на жительство въ родственный домъ Клеопы). При этомъ взглядѣ понятно, почему «братья» всегда окружаютъ Матерь Божію, и почему однако Іисусъ Христосъ на крестѣ поручилъ Ее не имъ, а апостолу Іоанну: они составляли съ Матеріею Божіею одно семейство, но при жизни І. Христа невѣріе ихъ въ мессіанское Его достоинство удаляло, отчуждало ихъ отъ Господа и Его Матери; понятна неизвѣстность всѣхъ ихъ въ евангельской исторіи до смерти Господа и послѣдующее превращеніе ихъ въ мужей апостольской ревности по Христѣ и быстрое возвышеніе въ церкви одного изъ нихъ — Іакова; понятно вмѣстѣ отличіе ихъ отъ апостоловъ изъ 12-ти и отношеніе ихъ къ послѣднимъ. Поэтому, данный взглядъ‚ находящій притомъ безспорное подтвержденіе въ преданіи православной церкви, долженъ считаться наиболѣе обоснованнымъ, хотя, какъ было замѣчено, онъ и не устраняетъ всѣхъ затрудненій въ вопросѣ, кто были братья Господни (такимъ, напр.‚ затрудненіемъ при данномъ взглядѣ является то обстоятельство, что св. Лука въ Дѣян. 12 гл., сказавъ объ убіеніи Іакова Заведеева, ст. 2, далѣе, ст. 17, и въ глл. 15 и 21 говоритъ просто объ Іаковѣ, какъ предстоятелѣ Іерусалимской церкви, что, по Гал. 12 гл., относится собственно къ Іакову, брату Господню. Между тѣмъ до 12 гл. книги Дѣяній апостольскихъ св. Лука назвалъ только одного извѣстнаго Іакова — апостола изъ 12-ти, Іакова Алфеева, Д. 1, 13, который какъ будто бы и разумѣется въ Д. 12, 15 и 21 главахъ. — Возможно, однако, что затрудненіе это имѣетъ болѣе формально-экзегетическій, чѣмъ реально-историческій смыслъ и характеръ. Такъ, [1125-1126] возможно, что, послѣ удаленія св. апостола Іакова Алфеева изъ Іерусалима, для св. Луки не было нужды оставшагося въ Іерусалимѣ Іакова — брата Господня, сдѣлавшагося, конечно, очень извѣстнымъ не только въ іерусалимской церкви, но и во многихъ областяхъ разсѣянія (объ этой извѣстности его свидѣтельствуетъ принадлежащее ему Соборное Посланіе), обозначать особыми прибавленіями къ его собственному имени. Во всякомъ случаѣ положеніе и значеніе Іакова книги Дѣяній (12‚ 15, 21 гл.) вполнѣ совпадаетъ съ положеніемъ и значеніемъ Іакова, брата Господня, по апостолу Павлу и церковнымъ учителямъ, державшимся принимаемаго нами взгляда).

Литература. По вопросу о братьяхъ Господнихъ вообще, кромѣ упомянутаго очерка Wieseler’а, можно назвать: Ign. Dimme, Fuerit ne Jacobus frater Domini apostolus, 1839; Schaff‚ Das Verhältniss des Jacob. Brud. d. Herrn zu Jac. Alph.‚ 1842, и др.; русск.: проф. М. И. Богословскаго, «Правосл. Собесѣдн.», 1886, ч. III. Несравненно богаче литература о посланіи св. Іакова, въ изслѣдованіяхъ котораго обычно ставится и такъ или иначе рѣшается и вопросъ о братьяхъ Господнихъ. Таковы: Cornel. а Lap., Commentar. in Acta Apostolica, canonicas epistolas, et Apocalyps, 1617, Migne, Scr. S. Curs. Compl., t. 25. 1842. Credner, Einleit in dos N. T., Th., 1, 1836; Wiesinger, D. Brief des Jacobus. 1854; Bisping, Erklärung der Sieben karholischen Briefe, 13.8, 1871. Lange, Bibelwerk des N. T.‚ Th. 13: D. Brief. des Jacobus. 1866. Schegg, Jacobus der Bruder d. Herrn und sein Brief, 1883 и др. Въ русской литературѣ: Фаррара, Первые дни христіанства, перев. проф. А. П. Лопухина, 1888, кн. 4. Затѣмъ, кромѣ перевода толковательныхъ трудовъ св. Златоуста и блаж. Ѳеофилакта, оригинальн.: Еп. Алексѣя (томскаго), Нѣкоторыя черты изъ жизни св. Іакова‚ брата Божія, «Чтен. въ Общ. Люб. дух. просв.», 1876, II; 1877, I; его же, Введеніе въ соборн. Посланіе св. Іакова, тамъ же, 1877, II; его же, Толков. соб. посл. Іакова‚ тамъ же, 1878, I, II. Д. П. Боголѣпова, Соборн. посл. ап. Іакова, тамъ же, 1872, I; Н. А. Воскресенскаго, Ученіе св. апостола Іакова объ отношеніи между вѣрою и добр. дѣлами, тамъ же, 1883, I; Еп. Михаила, Толковый Апостолъ, кн. 2: Соборныя посланія, 1890; Свящ. І. Кибальчича, Св. Іаковъ, братъ Господень, 1882; Н. Теодоровича, Толков. на соборн. посл. св. ап. Іакова. 1897, Статьи въ «Воскресн. Чт.» (т. I, III, V, X), толкованія Ѳ. Мочульскаго, митр. Гавріила и архим. Никанора. Вѣнцомъ всѣхъ работъ русскихъ о посланіи св. ап. Іакова является: «Соборное посланіе Св. Ап. Іакова» (Опытъ исагогико-критическаго изслѣдованія), іеромонаха Георгія (Ярошевскаго), Кіевъ 1900‚ — замѣчательн. особенно по образцовому экзегесису посланія.