Исповедь (Чюмина)/1889 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg
Исповѣдь
авторъ Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
См. Оглавленіе. Изъ цикла «На мотивы изъ иностранныхъ поэтовъ». Дата созданія: 1885, опубл.: 1889. Источникъ: О. Н. Чюмина. Стихотворенія 1884—1888. — С.-Петербургъ: Типографія А. С. Суворина, 1889.



[119]
ИСПОВѢДЬ.

(На мотивъ изъ Шпильгагена).

Часъ насталъ навсегда отдохнуть отъ заботъ,
Отъ борьбы и вседневной тревоги,
Скоро съ жизнью я кончу печальный разсчетъ,—
Подвести лишь осталось итоги.

Чей же это немолчный, язвительный смѣхъ
Мнѣ зловѣщимъ звучитъ приговоромъ?
Тѣ, что̀ мой воспѣвали когда-то успѣхъ,
Изрекаютъ проклятія хоромъ…

О, безумный! Мечталъ я низвергнуть оплотъ
10 Произвола, неправды, насилья,
Прямо къ солнцу направить могучій полетъ,—
Но мои надломилися крылья.

Какъ стрѣлой пораженный внезапно орелъ,
Съ высоты я спустился лазурной
15 Въ бездну горькихъ страданій, безчисленныхъ золъ,
Въ бездну жизни пустой и мишурной.

[120]


Съ пылкой вѣрой въ груди я возсталъ, какъ боецъ,
На защиту великой идеи,—
Предо мной, въ глубинѣ ихъ трусливыхъ сердецъ,
20 Трепетали лжецы-фарисеи.

Выступая одинъ на могучихъ враговъ,
Обличилъ я ихъ ложь и обманы,
Съ нихъ сорвалъ я блестящій, роскошный покровъ,
Обнаживъ безобразныя раны.

25 Все я отдалъ: души благороднѣйшій жаръ,
Молодую кипучую силу,
И любви я нанесъ безпощадный ударъ,—
Самъ ей вырылъ навѣки могилу…

Все великому дѣлу я въ жертву принесъ!
30 Почему же въ безмолвіи ночи
Вижу я, сквозь туманъ набѣгающихъ слезъ,
Съ укоризной глядящія очи?

Снова вижу: прозрачныя воды ручья,
Вѣтви ивы, печально склоненной,
35 Неподвижное мертвое тѣло ея
И съ тоской къ небесамъ обращенный
Тусклый взоръ…

Я остался одинъ межъ людей
И съ борьбою своей, и съ печалью,
40 Я не могъ раздѣлить убѣжденья друзей,
Примириться съ ихъ узкой моралью.

Я не могъ подвигаться избитой тропой;
Оставаяся твердъ и спокоенъ,

[121]

Я лишь понялъ теперь, побѣжденный судьбой,
45 Что «одинъ въ чистомъ полѣ—не воинъ!»

И въ неравной борьбѣ я упалъ—побѣжденъ,
Разлетѣлися мечъ мой и латы,
Мигъ блестящій успѣха исчезъ, будто сонъ,
И моментъ наступаетъ расплаты…

50 Я готовъ… Только мысли, какъ искры въ золѣ,
Еще тлѣютъ, неясно мерцая…
Но угаснутъ онѣ въ наступающей мглѣ,
И вокругъ тишина гробовая

Воцарится… Замретъ наболѣвшая грудь,
55 Все замолкнетъ—укоръ и молитвы…
Какъ отрадно мнѣ будетъ навѣкъ отдохнуть
Послѣ яростной жизненной битвы!..

1885 г.