Исповедь (Чюмина)/1889 (ВТ:Ё)

Исповедь
автор Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
См. Оглавление. Из цикла «На мотивы из иностранных поэтов». Дата создания: 1885, опубл.: 1889. Источник: О. Н. Чюмина. Стихотворения 1884—1888. — С.-Петербург: Типография А. С. Суворина, 1889. • На мотив из Шпильгагена


ИСПОВЕДЬ


(На мотив из Шпильгагена)

Час настал навсегда отдохнуть от забот,
От борьбы и вседневной тревоги,
Скоро с жизнью я кончу печальный расчёт, —
Подвести лишь осталось итоги.

Чей же это немолчный, язвительный смех
Мне зловещим звучит приговором?
Те, что мой воспевали когда-то успех,
Изрекают проклятия хором…

О, безумный! Мечтал я низвергнуть оплот
10 Произвола, неправды, насилья,
Прямо к солнцу направить могучий полёт, —
Но мои надломилися крылья.

Как стрелой поражённый внезапно орёл,
С высоты я спустился лазурной
15 В бездну горьких страданий, бесчисленных зол,
В бездну жизни пустой и мишурной.

С пылкой верой в груди я восстал, как боец,
На защиту великой идеи, —
Предо мной, в глубине их трусливых сердец,
20 Трепетали лжецы-фарисеи.

Выступая один на могучих врагов,
Обличил я их ложь и обманы,
С них сорвал я блестящий, роскошный покров,
Обнажив безобразные раны.

25 Всё я отдал: души благороднейший жар,
Молодую кипучую силу,
И любви я нанёс беспощадный удар, —
Сам ей вырыл навеки могилу…

Всё великому делу я в жертву принёс!
30 Почему же в безмолвии ночи
Вижу я, сквозь туман набегающих слёз,
С укоризной глядящие очи?

Снова вижу: прозрачные воды ручья,
Ветви ивы, печально склонённой,
35 Неподвижное мёртвое тело ея
И с тоской к небесам обращённый
Тусклый взор…

Я остался один меж людей
И с борьбою своей, и с печалью,
40 Я не мог разделить убежденья друзей,
Примириться с их узкой моралью.

Я не мог подвигаться избитой тропой;
Оставаяся твёрд и спокоен,
Я лишь понял теперь, побеждённый судьбой,
45 Что «один в чистом поле — не воин!»

И в неравной борьбе я упал — побеждён,
Разлетелися меч мой и латы,
Миг блестящий успеха исчез, будто сон,
И момент наступает расплаты…

50 Я готов… Только мысли, как искры в золе,
Ещё тлеют, неясно мерцая…
Но угаснут они в наступающей мгле,
И вокруг тишина гробовая

Воцарится… Замрёт наболевшая грудь,
55 Всё замолкнет — укор и молитвы…
Как отрадно мне будет навек отдохнуть
После яростной жизненной битвы!..
1885 г.