Записки о Московии (Герберштейн; Анонимов)/1866 (ДО)/О десятинах

Yat-round-icon1.jpg

Записки о Московіи
авторъ Сигизмундъ фонъ Герберштейнъ (1486—1566), пер. И. Анонимовъ
Языкъ оригинала: латинскій. Названіе въ оригиналѣ: Rerum Moscoviticarum Commentarii. — Опубл.: 1556 (ориг.) 1866 (пер.). Источникъ: Commons-logo.svg С. фонъ Герберштейнъ. Записки о Московіи = Rerum Moscoviticarum Commentarii. — СПб.: Современныя проблемы, 1866. — С. 71—73.

Редакціи


[71]
О ДЕСЯТИНАХЪ.

Владиміръ, принявшій таинство животворящаго крещенія въ 6496 году, вмѣстѣ съ митрополитомъ Леономъ, установилъ давать десятины со всѣхъ вещей — для бѣдныхъ, сиротъ, немощныхъ, старцевъ, пришельцевъ, плѣнныхъ, для погребенія бѣдныхъ, для вспоможенія тѣмъ, которые имѣютъ многочисленное потомство, и тѣмъ, у которыхъ имущество истреблено огнемъ, и наконецъ для вспомоществованія ну ядамъ всѣхъ несчастныхъ и церквямъ бѣдныхъ монастырей, и преимущественно для облегченія участи живыхъ и мертвыхъ. Тотъ же Владиміръ подчинилъ духовной власти и суду всѣхъ игуменовъ, пресвитеровъ, діаконовъ и все духовное сословіе: монаховъ, монахинь, и женщинъ, которыя дѣлаю тѣ просвиры для божественной службы, и которыхъ называютъ просвирнями (Proscuruicæ); также женъ и дѣтей священниковъ, врачей, вдовъ, повивальныхъ бабокъ и тѣхъ, надъ которыми какой нибудь святой совершилъ чудо, тѣхъ, которые отпущены на волю для спасенія чьей нибудь души, наконецъ всѣхъ служителей монастырскихъ и больничныхъ, и тѣхъ, которыя дѣлаютъ монашескія одежды. И такъ, если произойдетъ какая нибудь ссора или несогласіе между вышерѣченными лицами, то епископъ, какъ прямой судья, можетъ разсматривать и рѣшать ихъ. Если же произойдетъ какая нибудь распря между ними и мірянами, — то рѣшается общимъ судомъ.

Просвирни суть женщины уже неплодныя, которыя больше не подвергаются мѣсячнымъ очищеніямъ; онѣ пекутъ хлѣбъ для жертвоприношенія, который называется просвирой (proscura).

Епископы должны также опредѣлять разводы, какъ между князьями, такъ и между боярами и всѣми мірянами, которые привязываются къ наложницамъ. Къ епископскому суду также относится, если жена не повинуется мужу, если кто нибудь уличенъ въ прелюбодѣяніи, если кто нибудь женился на единокровной, если супруги замышляютъ что нибудь злое другъ противъ друга, — также гаданія, чародѣйства, отравы, пренія о ереси или прелюбодѣяніи, и если сынъ сильно поносилъ или оскорблялъ родителей или сестеръ. Кромѣ того къ епископскому суду относится наказаніе содомитовъ, святотатцевъ, тѣхъ, которые грабятъ мертвыхъ; тѣхъ, которые для чародѣйства отрываютъ [72]частицу отъ изображеній святыхъ или отъ креста; тѣхъ, которые ввели въ церковь или употребляли въ пищу собаку, птицу или какое нибудь другое нечистое животное. Къ тому же они должны наблюдать и установлять всякія мѣры. Но не должно удивляться, если вышесказанное окажется отличнымъ отъ ихъ правилъ и преданій, потому что они измѣнились по разнымъ мѣстамъ не столько отъ своей древности, сколько искажены отъ страсти ихъ къ деньгамъ.

Когда князь приглашаетъ митрополита на пиръ, то, за отсутствіемъ своихъ братьевъ, обыкновенно предлагаетъ ему первое мѣсто за столомъ. Пригласивъ митрополита и епископовъ на похороны, съ начала обѣда онъ самъ подаетъ имъ пищу и питье, потомъ ставитъ своего брата или какого нибудь вельможу, чтобы онъ замѣнилъ его до конца обѣда.

Я получилъ также позволеніе посмотрѣть на ихъ церемоніи, которыя совершаются въ храмахъ въ торжественные праздники. Такимъ образомъ, въ оба мои посольства, въ праздникъ Успѣнія т. е. 15 августа, я входилъ въ большой храмъ въ Кремлѣ, устланный древесною зеленью, и видѣлъ князя направо у двери, въ которую онъ вошелъ: онъ стоялъ у стѣны съ открытою головой, опираясь на посохъ и держа передъ собою въ правой рукѣ колпакъ; совѣтники же стояли у колоннъ храма, куда провели и насъ. По срединѣ храма на досчатомъ возвышеніи стоялъ митрополитъ, въ торжественномъ облаченіи, имѣя на головѣ круглую митру, сверху украшенную изображеніями святыхъ, а снизу — горностаевымъ мѣхомъ; онъ также, какъ и князь, опирался на посохъ, и когда запѣли другіе, молился съ своими служителями. Потомъ, шествуя къ олтарю и обратясь, противъ нашего обыкновенія, налѣво, вышелъ черезъ меньшую дверь, предшествуемый пѣвчими, священниками и діаконами, изъ которыхъ одинъ несъ на головѣ блюдо съ хлѣбомъ, уже приготовленнымъ для жертвоприношенія, другой же — покрытую чашу; прочіе несли всѣ вмѣстѣ образа святого Петра, Павла, Николая, Архангела, при громкихъ восклицаніяхъ и благоговѣніи кругомъ стоящаго народа. Нѣкоторые изъ окрестъ стоящихъ восклицали: Господи, помилуй; другіе, по отцовскому обычаю, касались лбомъ земли и плакали. Наконецъ народъ различнымъ образомъ чествовалъ и поклонялся вокругъ носимымъ изображеніямъ. Когда окончено было хожденіе вокругъ, и они вошли черезъ среднюю дверь алтаря, — началось [73]богослуженіе или, какъ они называютъ, всевышняя служба (summum officium). Все богослуженіе или обѣдня у нихъ обыкновенно совершается на природномъ языкѣ народа. Кромѣ того предстоящимъ читается Посланіе и Евангеліе, соотвѣтствующее времени (дню), громкимъ голосомъ и внѣ олтаря, чтобы болѣе было слышно народу. Въ первое мое посольство, въ этотъ же праздникъ, я видѣлъ болѣе ста человѣкъ, работавшихъ во рву кремля, потому что праздники соблюдаютъ обыкновенно только одни князья и бояре, какъ мы скажемъ ниже.