Открыть главное меню

Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/82

Эта страница была вычитана
— 72 —

частицу отъ изображеній святыхъ или отъ креста; тѣхъ, которые ввели въ церковь или употребляли въ пищу собаку, птицу или какое нибудь другое нечистое животное. Къ тому же они должны наблюдать и установлять всякія мѣры. Но не должно удивляться, если вышесказанное окажется отличнымъ отъ ихъ правилъ и преданій, потому что они измѣнились по разнымъ мѣстамъ не столько отъ своей древности, сколько искажены отъ страсти ихъ къ деньгамъ.

Когда князь приглашаетъ митрополита на пиръ, то, за отсутствіемъ своихъ братьевъ, обыкновенно предлагаетъ ему первое мѣсто за столомъ. Пригласивъ митрополита и епископовъ на похороны, съ начала обѣда онъ самъ подаетъ имъ пищу и питье, потомъ ставитъ своего брата или какого нибудь вельможу, чтобы онъ замѣнилъ его до конца обѣда.

Я получилъ также позволеніе посмотрѣть на ихъ церемоніи, которыя совершаются въ храмахъ въ торжественные праздники. Такимъ образомъ, въ оба мои посольства, въ праздникъ Успѣнія т. е. 15 августа, я входилъ въ большой храмъ въ Кремлѣ, устланный древесною зеленью, и видѣлъ князя направо у двери, въ которую онъ вошелъ: онъ стоялъ у стѣны съ открытою головой, опираясь на посохъ и держа передъ собою въ правой рукѣ колпакъ; совѣтники же стояли у колоннъ храма, куда провели и насъ. По срединѣ храма на досчатомъ возвышеніи стоялъ митрополитъ, въ торжественномъ облаченіи, имѣя на головѣ круглую митру, сверху украшенную изображеніями святыхъ, а снизу — горностаевымъ мѣхомъ; онъ также, какъ и князь, опирался на посохъ, и когда запѣли другіе, молился съ своими служителями. Потомъ, шествуя къ олтарю и обратясь, противъ нашего обыкновенія, налѣво, вышелъ черезъ меньшую дверь, предшествуемый пѣвчими, священниками и діаконами, изъ которыхъ одинъ несъ на головѣ блюдо съ хлѣбомъ, уже приготовленнымъ для жертвоприношенія, другой же — покрытую чашу; прочіе несли всѣ вмѣстѣ образа святого Петра, Павла, Николая, Архангела, при громкихъ восклицаніяхъ и благоговѣніи кругомъ стоящаго народа. Нѣкоторые изъ окрестъ стоящихъ восклицали: Господи, помилуй; другіе, по отцовскому обычаю, касались лбомъ земли и плакали. Наконецъ народъ различнымъ образомъ чествовалъ и поклонялся вокругъ носимымъ изображеніямъ. Когда окончено было хожденіе вокругъ, и они вошли черезъ среднюю дверь алтаря, — началось бого-

Тот же текст в современной орфографии

частицу от изображений святых или от креста; тех, которые ввели в церковь или употребляли в пищу собаку, птицу или какое нибудь другое нечистое животное. К тому же они должны наблюдать и установлять всякие меры. Но не должно удивляться, если вышесказанное окажется отличным от их правил и преданий, потому что они изменились по разным местам не столько от своей древности, сколько искажены от страсти их к деньгам.

Когда князь приглашает митрополита на пир, то, за отсутствием своих братьев, обыкновенно предлагает ему первое место за столом. Пригласив митрополита и епископов на похороны, с начала обеда он сам подает им пищу и питье, потом ставит своего брата или какого нибудь вельможу, чтобы он заменил его до конца обеда.

Я получил также позволение посмотреть на их церемонии, которые совершаются в храмах в торжественные праздники. Таким образом, в оба мои посольства, в праздник Успения т. е. 15 августа, я входил в большой храм в Кремле, устланный древесною зеленью, и видел князя направо у двери, в которую он вошел: он стоял у стены с открытою головой, опираясь на посох и держа перед собою в правой руке колпак; советники же стояли у колонн храма, куда провели и нас. По средине храма на дощатом возвышении стоял митрополит, в торжественном облачении, имея на голове круглую митру, сверху украшенную изображениями святых, а снизу — горностаевым мехом; он также, как и князь, опирался на посох, и когда запели другие, молился с своими служителями. Потом, шествуя к алтарю и обратясь, против нашего обыкновения, налево, вышел через меньшую дверь, предшествуемый певчими, священниками и диаконами, из которых один нес на голове блюдо с хлебом, уже приготовленным для жертвоприношения, другой же — покрытую чашу; прочие несли все вместе образа святого Петра, Павла, Николая, Архангела, при громких восклицаниях и благоговении кругом стоящего народа. Некоторые из окрест стоящих восклицали: Господи, помилуй; другие, по отцовскому обычаю, касались лбом земли и плакали. Наконец народ различным образом чествовал и поклонялся вокруг носимым изображениям. Когда окончено было хождение вокруг, и они вошли через среднюю дверь алтаря, — началось бого-