ЭСГ/Софисты

Софисты
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Собат — Социализм. Источник: т. 40 (1927): Собат — Социализм, стлб. 259—261 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : РСКД : ЭСБЕ : OSN


Софисты (греч. σοφιστής — мудрец). Со второй половины V в. до Р. Х. название С. утверждается в Греции за платными учителями красноречия, наук и добродетели, появившимися в это время в Греции, преимущественно в Афинах. В этом демократическом государстве ораторское искусство выдвигало человека на первые места в народном собрании, служило средством защиты своих интересов на суде и т. д. Поэтому неудивительно, что С. имели множество учеников. В то же время С. были представителями греческого „просвещения“, — того критического фазиса эллинской культуры, когда старые формы духовной жизни стали быстро разрушаться под напором научного знания, философского сомнения и роста индивидуализма. Личность не соглашалась долее оставаться при старой религии Гомера (см.) и Гезиода (см.), при старых понятиях о мире, обществе и нравственности, и ставила самое себя критерием всякой истины и всех устоев жизни. Понятно, что этот процесс проходил болезненно и сопровождался крайностями, и так было не только в публике, но и среди духовных вождей эпохи С. Политическая несостоятельность афинской демократии еще усилила тягостность кризиса. Тогда в обществе начинается реакция, вождями которой являются Сократ (см.), a затем Платон (см.) и Аристотель (см.). Все они противники крайнего индивидуализма, все защищают права общеобязательного разума и науки, все резко противополагают себя С. С этого времени слово С. (как и „софизм“, „софистика“) получает порицательное значение. По Аристотелю, С. — человек, „берущий плату за призрачную, не настоящую мудрость“. В XIX в. С. реабилитирует Гегель (см.) (а еще более историк Греции Джордж Грот), видящий в них вполне законное звено исторической эволюции греческой мысли, отмечающий их заслуги в распространении научного образования и в значительной степени смягчающий нападки на них Платона и Аристотеля. За Гегелем (и Гротом) следуют Целлер, Белох, Гомперц, Кюнеман, Магаффи и др. Напротив, в русской литературе Гиляров вернулся к резкому осуждению С. — Разногласия, обнаружившиеся в решении основных философских вопросов греческими мыслителями VI и V в.в. до P. X. (элейцами и Гераклитом), привели многих к скептицизму (см.), субъективизму и релятивизму. Эти точки зрения усваиваются и популяризируются С-ами. Крупнейшими из С. „старшего“ поколения были: Горгий (см.), Протагор (см.), Продик, известный басней о „Геракле на распутьи“ и грамматическими исследованиями и обладавший энциклопедическими познаниями Гиппий (см.). К „младшим“ С. относятся Критий (см.), Тразимах, Калликл Пол, Эвтидем, Антифонт и др.; младшим С. были чужды проблемы теоретической философии, — в центре их внимания стояли вопросы политические и общественные. Еще Гиппий противополагал природу закону, — право естественное праву положительному. Протагор (в Платоновом диалоге) называет закон тираном, принуждающим людей поступать противно природе. Тразимах (в „Государстве“ Платона) доказывает, что закон имеет целью угнетение граждан в пользу властителя, что „всякое право есть выражение силы сильных.“ Напротив, Калликл понимал общественный порядок и государств. власть, как заговор массы слабых против действительно сильных, тогда как „природная правда состоит в том, чтобы все, чем владеют слабейшие, принадлежало сильнейшим. И когда человек, обладающий достаточной силою, сбросит с себя все связывающее его и попрет ногами все противные природе законы, тогда бывший раб станет господином и в полном блеске проявится то, что согласно с природой“. Замечательна близость этих взглядов к некоторым сторонам „морали господ“ Ницше (см.). Критий объяснял возникновение религиозных верований хитростью законодателя, уверявшего людей в том, что существует всеведущее божество, для того, чтобы они даже и в мыслях не осмеливались на что-либо дурное, на насилие или зло. В более позднюю эпоху С. назывались „риторы“, — специалисты по красноречию, преподававшие его и произносившие речи уже в чисто эстетических целях, помимо всякого приложения к политике. — О C., кроме общих сочинений по истории греч. философии (Zeller, „Die Philosophie der Griechen“ и „Очерк истории греч. ф-ии“; Ueberweg-Heinze, последнее, 10-е изд.; Виндельбанд; Арним; Гомперц, „Греческие мыслители“; Трубецкой, „Метафизика в древней Греции“ и „Курс истории древней философии“; Гуляев, „Лекции по ист. греч. филос.“, и др.), см.: Гиляров А. H., „Греческие C., их мировоззрение и деятельность в связи с общей политической и культурной историей Греции“ (1888) и „Источники о С. Платон, как исторический свидетель. I. Методология и свидетельства о философах“ (1891); Funk-Brentano, „Les sophistes grecs et les sophistes contemporains“ (1879, есть русск. перевод, С.П.Б., 1886). Об общественных воззрениях C.: Коркунов, H. M., „История философии права“; Шершеневич, Г. Ф., „Ист. фил. права“; Новгородцев, П. И., „Учение С. о естественном праве“ (Вопр. фил. и псих., 1910 г., № 1).

В. Ивановский.