Тао-Те-Кинг (Лао-цзы; Конисси)/Понятие Тао у Лао-Си/ДО

Yat-round-icon1.jpg
[60]
Понятіе Тао у Лао-Си.

Центральное мѣсто въ ученіи Лао-Си занимаетъ, понятіе „Тао“ (или „Дао“, по другому произношенію). Изъ „Тао“ выводитъ Лао-Си всю свою космогонію, метафизику, этику, даже политику; послѣдователи Лао-Си, даосы, выводятъ изъ Тао всю свою миѳологію, астрологію, магію, даже медицину.

„Въ буквальномъ переводѣ съ китайскаго слово „Тао“ (или То, До) обозначаетъ понятія: „путь“, „повиновеніе“, „слово“ или „говорить“ — въ общеупотребительномъ языкѣ, „истина“ или то, что непремѣнно должно быть такъ, а не иначе — въ философскомъ смыслѣ; оно же означаетъ императивный долгъ — въ этическомъ смыслѣ“ (Конисси XXIII, [61]263). До Лао-Си это слово употреблялось лишь въ двухъ значеніяхъ: 1) путь или дорога и 2) императивъ — въ этическомъ смыслѣ. Слово Тао — употребляется и въ системахъ конфуціанства. Лао-Си далъ этому слову въ своемъ ученіи совершенно особый смыслъ, установить который въ точныхъ и опредѣленныхъ терминахъ крайне трудно.

Въ космогоническомъ смыслѣ, напр., въ XLII главѣ, гдѣ о Тао говорится, какъ о „произведшемъ одно, одно — два, два — три, а три — всѣ вещи“, понятіе Тао у Лао-Си является, надо думать, тождественнымъ съ такимъ же понятіемъ у Конфуція: въ этомъ смыслѣ Тао, по прекрасному опредѣленію Вл. С. Соловьева, — есть „единая безусловная потенція природы“, проявляемая въ мірѣ двумя силами „инъ“ и „янъ“ (см. о нихъ главу XLII). Но даже въ чисто космогоническомъ смыслѣ Лао-Си не довольствуется этимъ значеніемъ для Тао: Тао — творецъ всего сущаго, а не только природа, неизмѣнная по существу, но выдѣляющая изъ себя силы и творенія — таковъ смыслъ главы LI-ой.

Изъ всѣхъ китайскихъ философовъ лишь одинъ Лао-Си не принялъ міра, какъ факта, подлежащаго объясненію только въ предѣлахъ этого факта и исходя изъ конкретности этого существованія міра, доступнаго чувствамъ: Лао-Си одинъ шелъ умозрительнымъ путемъ. Поэтому Тао — постигается умозрительно, и въ собственномъ своемъ бытіи оно есть „чистѣйшій духъ“ (гл. VI).

По опредѣленіямъ самого Лао-Си, Тао — „безконечная глубина“ (IV), „неуловимо, какъ блескъ свѣта“ (XXI), „безконечно“ (XIV), „не имѣетъ имени, но люди его называютъ Тао“ (XXV, XXXII, LXI), „неистощимо“ (IV), „чисто“ „предвѣчно“ „непостижимо“ (XXI), „безтѣлесно“ „самобытно“ (XXV), и т. д.

Тао — безконечно: оно есть „бытіе, которое существуетъ [62]раньше, нежели небо и земля“, оно „не знаетъ переворота“ (XXV), „О, безконечное! нельзя назвать его именемъ! (XIV). „Тао пусто, но когда его употребляютъ, то, кажется, оно неистощимо“. (IV).

Тао — есть чистѣйшій духъ: „чистѣйшій духъ безсмертенъ“ (VI), „онъ будетъ существовать безъ конца“. (VI.).

Какъ безконечное и чистѣйше-духовное, Тао есть существо высочайшее и абсолютное: „невозможно даже вообразить, что существуетъ что-нибудь выше его“.

Тао — абсолютно и едино (гл. VI, X), самобытно (XXV), безпредѣльно (XXXIV), всемогуще (LXXIII), внѣвременно, вѣчно (XXXII).

Такимъ образомъ, всѣ эти свойства Тао, изобличающія его природу, могутъ быть сводимы къ одному: Тао есть Верховное Существо.

Къ Тао сводится вся этика и политика Лао-Си: „живущій по Тао равенъ Тао“ говоритъ онъ (XXIII). Поэтому въ понятіи Тао заключено не только представленіе о нѣкоемъ Высшемъ Началѣ, но и о пути къ нему, о соучастіи въ Тао: отсюда и самое слово Тао значитъ путъ.

Въ представленіи даосовъ Тао есть Все: „Что такое дао? Нить пустоты и несуществованія, корень творенія, основаніе духовнаго, начало неба и земли; нѣтъ ничего внѣ его, нѣтъ ничего такого сокровеннаго, которое бы не заключалось въ немъ“. (Изъ даосскихъ писаній, приводимыхъ у Васильева, стр. 81).

„Даосійцы ищутъ въ Дао тайну вѣчной и блаженной жизни; неизмѣнной и всеобъемлющей, — нѣчто въ родѣ философскаго камня или жизненнаго элексира“. (Соловьевъ, VI, 140).

Пребываніе въ Тао есть пребываніе въ совершенствѣ [63]и блаженствѣ (въ сферѣ нравственной), въ вѣчности и безсмертіи (въ сферѣ метафизической) — таковъ прямой смыслъ ученія самого Лао-Си у Тао.

По ученію даосовъ, пребывающій въ Тао пріобрѣтаетъ еще власть надъ природой и становится вѣчнымъ — или вѣчностью нестарѣющаго тѣла, или вѣчностью переселенія души въ другія существа. Въ концѣ же концовъ является вѣчность совершеннаго возвращенія въ Тао, въ самобытіе.