РСКД/Σοφισταί

< РСКД(перенаправлено с «РСКД/Софисты»)

Σοφισταί, первоначально означали то же, что σοφοί, а во время Сократа — исключительно тот класс философов, которые занимались преподаванием философии не из любви к делу и не по доброй воле, но, переходя с места на место, учили за деньги. Общее сходство С., которое древние с некоторой односторонностью большей частью видят в мнимой мудрости или в наживе денег посредством мнимой мудрости, состояло в том, что они направляли философские исследования, имевшие прежде цель исследование истины, к служению практической жизни, всеобщему образованию и просвещению. Они хотели быть учителями добродетели, и преимущественно искусства управления государством и ораторского красноречия. Таким образом, они странствовали по греческим городам, в которых юношество толпилось вокруг них, и выдающиеся умы (напр., Перикл, Сократ, Еврипид) не отказывались от знакомства с ними. Однако они встречали много возражений со стороны друзей и представителей старинных нравов и образования (Аристофан) и еще большее сопротивление со стороны Сократа и его школы. Их появление совпадает со временем Перикла, с тем временем духовного и политического переворота, вследствие которого Афины переходили от более строгих древних нравов и образа мыслей к той вольности и легкомыслию, которые характеризуют годы Пелопоннесской войны. Первым софистом упоминается Протагор из Абдер; рядом с ним наиболее известен леонтинец Горгий. Их современниками являются Гиппий Элидский и Продик Кеосский. Ко второму поколению принадлежат Евтидем, Дионисодор (приводятся Платоном как потешные крикуны), Пол, ученик Горгия, Фрасимах и некоторые другие. С. не занимались теоретическими науками ради них самих, но пользовались своими знаниями как материалом для блестящих речей и как средством к общему образованию и основывались при этом на скептических воззрениях о знании вообще. С устранением объективной истины было соединено пренебрежение нравственными законами и верой в богов, и дело сводилось у них не столько к упражнению памяти, сколько к упражнению в ораторском красноречии. Таким образом, С. сделались учителями риторики, и многие из них посвящали себя исключительно этому делу, причем они старались достигать своей цели путем сообщения ораторских приемов и обыкновенно почитали себя наверху славы, если были в состоянии по каждому предмету говорить за и против. Но чем более софисты преследовали это направление, тем более они становились ничтожными, тщеславными и корыстолюбивыми, и если С. первого поколения, Протагор, Горгий и др., при всей односторонности и опасности своих правил все-таки оказали несомненные заслуги распространению образования и разработке языка греческого народа, то уже в лице их ближайших последователей софистика представляет собой картину глубокого научного и нравственного падения. Сохранившиеся декламации и отрывки С. отпечатаны в сборниках аттических ораторов, философские отрывки в fragm. philos. Graec. Mullach’a, II, p. 130 слл.