Открыть главное меню

Поэт (Лермонтов)

Поэт («Отделкой золотой блистает мой кинжал…»)
автор Михаил Юрьевич Лермонтов (1814—1841)
См. Стихотворения 1838. Дата создания: 1838, опубл.: 1839[1]. Источник: 1. Лермонтов М. Ю. Сочинения: В 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954. — Т. 2. Стихотворения, 1832—1841. — С. 118—119., 2. Лермонтов М. Ю. Полное собрание стихотворений в 2 томах. — Л.: Советский писатель. Ленинградское отделение, 1989. — Т. 2. Стихотворения и поэмы. 1837—1841. — С. 27. • Стихотворение №367 (ПСС 1989)


Авторские и издательские редакции текстаПравить


Lermontov - Poet 1838 1 OZ.jpgLermontov - Poet 1838 2 OZ.jpg

Поэт («Отделкой золотой блистает мой кинжал…»)
«Отечественные записки», 1839, том II, № 3, отд. III, с. 163—164

Поэт



Отделкой золотой блистает мой кинжал;
Клинок надежный, без порока;
Булат его хранит таинственный закал, —
Наследье бранного востока.

Наезднику в горах служил он много лет,
Не зная платы за услугу;
Не по одной груди провел он страшный след
И не одну прорвал кольчугу.

Забавы он делил послушнее раба,
10 Звенел в ответ речам обидным.
В те дни была б ему богатая резьба
Нарядом чуждым и постыдным.

Он взят за Тереком отважным казаком
На хладном трупе господина,
15 И долго он лежал заброшенный потом
В походной лавке армянина.

Теперь родных ножон, избитых на войне,
Лишен героя спутник бедный;
Игрушкой золотой он блещет на стене —
20 Увы, бесславный и безвредный!

Никто привычною, заботливой рукой
Его не чистит, не ласкает,
И надписи его, молясь перед зарей,
Никто с усердьем не читает…

________


25 В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?

Бывало, мерный звук твоих могучих слов
30 Воспламенял бойца для битвы;
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.

Твой стих, как божий дух, носился над толпой;
И отзыв мыслей благородных
35  Звучал, как колокол на башне вечевой,
Во дни торжеств и бед народных.

Но скучен нам простой и гордый твой язык; —
Нас тешат блестки и обманы;
Как ветхая краса, наш ветхий мир привык
40 Морщины прятать под румяны…

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?
Иль никогда на голос мщенья
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?

1838

Другие редакции и вариантыПравить

Поэт



1—8
автограф

В серебряных ножнах блистает мой кинжал,
       Геурга старого изделье,
Булат его хранит таинственный закал, —
       Давно утраченное зелье!..
Наезднику в горах служил он много лет
       Орудьем гибельного мщенья,
И слушал он один его полночный бред
       И сердца гордого биенье.

загл.
черн. автограф
КИНЖАЛ
5—8

а) [Лилейная рука тебя мне поднесла,
    И очи черные, твоей подобны стали,
    В тот миг тускнели и сверкали,
    И надпись мне твою красавица прочла.]
б) [Тебя мне поднесла лилейная рука
    В знак памяти на вечную разлуку;
    Как жмет теперь тебя моя рука,
    Так я пожал ту молодую руку.]

ПримечанияПравить

  1. Впервые — в журнале «Отечественные записки», 1839, том II, № 3, отд. III, с. 163—164.

Поэт (стр. 118, 279)

Печатается по «Отеч. запискам» (1839, т. 2, № 3, отд. III, стр. 163—164), где появилось впервые. Имеется черновой автограф с карандашными поправками — ГИМ, ф. 445, № 227а (тетрадь Чертковской библиотеки), л. 61.

Датируется по содержанию 1838 годом. Кроме того, эта датировка подтверждается и тем, что цензурное разрешение на выпуск «Отеч. записок» было получено уже 1 февраля 1839 года.


Комментарий:

В соответствии с п. 4 части 6 статьи 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер не являются объектами авторских прав.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.