Песнь о построении церкви на Марьиной горе (Прешерн; Корш)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Пѣснь о построеніи церкви на Марьиной горѣ
авторъ Франц Преширн (1800—1849), пер. Ѳ. Коршъ (1843—1915)
Языкъ оригинала: словенскій. Названіе въ оригиналѣ: Od zidanja cerkve na Šmarni gori. — Изъ сборника «Стихотворенія Франца Преширна со словѣнскаго и нѣмецкаго подлинниковъ». Источникъ: Commons-logo.svg Сканы, размещённые на Викискладе Песнь о построении церкви на Марьиной горе (Прешерн; Корш)/ДО въ новой орѳографіи



[209]

Пѣснь о построеніи церкви на Марьиной горѣ[1].
I.

Дѣвушка.
Я шла и сбилася съ пути;
Впередъ, назадъ — куда итти?
Тебя, пустынникъ, Богъ послалъ,
Чтобы ты путь мнѣ показалъ,
Мнѣ путь на верхъ горы крутой,
Гдѣ въ замкѣ баринъ молодой,
Гдѣ баринъ, вѣрно, нездоровъ,
Когда ужъ мой забылъ онъ кровъ,
Хоть я изъ всѣхъ имъ избрана
И стать женой его должна.

Пустынникъ.
О дочь моя, о дочь моя!
Тебя бы здѣсь оставилъ я:
Смотри, какъ вечеръ тѣнь сгустилъ,
А ты ужъ выбилась изъ силъ.


[210]

Дѣвушка.
О нѣтъ, спасибо за пріютъ!
Ничто мнѣ ночь, ничто мнѣ трудъ.
Покой ко мнѣ и сонъ нейдетъ,
Нейдетъ отъ горя и заботъ.

Пустынникъ.
Войди ко мнѣ со мною въ домъ.
По высямъ горъ рокочетъ громъ.
Какъ грозенъ мрачныхъ видъ небесъ,
И какъ зловѣще стонетъ лѣсъ!

Дѣвушка.
О нѣтъ, спасибо за пріютъ!
И громъ и вихри пусть ревутъ:
Ахъ, злѣйшій вихрь, еще страшнѣй,
Реветъ теперь въ душѣ моей.

Пустынникъ.
Прими, дѣвица, мой совѣтъ:
Тебѣ итти расчета нѣтъ:
Пока достигнемъ мы воротъ,
Привратникъ, вѣрно, спать уйдетъ.

Дѣвушка.
О нѣтъ, спасибо за пріютъ!
Пускай всѣ слуги спать уйдутъ:
Кого впускала я не разъ,
Велитъ впустить меня тотчасъ.


[211]

Пустынникъ.
Останься, дочь: твой молодецъ —
Знай, не страдалецъ онъ, а лжецъ;
Нѣтъ, онъ на стукъ не встанетъ твой:
Онъ сладко съ новой спитъ женой.

Дѣвушка.
О, будь ты проклятъ, дѣвства тать!
Уже семь мѣсяцевъ я мать.
Ты вспомнишь, баринъ молодой,
Что грѣхъ узнала я съ тобой.

Такія вымолвивъ слова,
Она упала, не жива;
Явился мальчикъ вдругъ на свѣтъ,
Но до него ей дѣла нѣтъ.

II.

Средь розъ, на травкѣ шелково́й
Могилу роетъ мужъ святой.
Шелъ мимо баринъ полевать,
Могилу видитъ, сына, мать.
Чтобъ старику замазать ротъ,
Червонцевъ горсть ему даетъ:
„Что̀ есть со мной", сказалъ онъ, „на!
Лишь не узнала бы жена".


[212]

Пустынникъ.
О господинъ, плохой успѣхъ
Доставитъ плата вамъ за грѣхъ.
Лишь на обѣдни дайте вкладъ
И въ пользу безпріютныхъ чадъ,
Чтобъ изъ чистилища скорѣй
Открылся въ небо доступъ ей.
Сынка, рожденнаго на свѣтъ,
Должны мы здѣсь растить семь лѣтъ;
Когда семь лѣтъ пройдетъ, я съ нимъ,
Я съ нимъ отправлюсь въ школу въ Римъ.

III.

Бѣда, измѣнникъ молодой!
Тебя гнететъ проступокъ твой;
Неправдъ каратель и обидъ,
Жестоко Богъ тебя казнитъ:
Жена потомства не даритъ,
И вѣчно мыслью ты томимъ,
Что зáмокъ свой отдашь чужимъ.

Чрезъ двадцать лѣтъ пришелъ домой
Изъ Рима старецъ тотъ святой;
Священникъ юный съ нимъ идетъ;
То былъ любви грѣховной плодъ.

Хвораетъ баринъ, силъ ужъ нѣтъ;
Пустынникъ далъ ему совѣтъ:

[213]

„Скорбите вы, что кровъ родной
И ваше все возьметъ чужой.
Маріи домъ бы вамъ отдать
И Ей во славу храмъ создать,
Чтобъ сынъ за васъ молился тамъ,
Чтобъ богомольцы шли въ тотъ храмъ",

Маріи домъ рѣшилъ онъ дать
И Ей во славу храмъ создать;
Въ немъ сынъ его молитвы пѣлъ
За лучшій матери удѣлъ.

Гдѣ встарь былъ замокъ, нынѣ тамъ
Маріи Дѣвы горный храмъ.




Примѣчанія переводчика

  1. Марьина гора (точнѣе: Святомарьинская — Smarna gora) есть одінокій холмъ верстахъ въ 10 на сѣверъ отъ Любляны, съ церковью Богоматери на вершінѣ. Туда люблянцы отправляются не только на богомолье, но и для загородной прогулки.