Месяц (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Мѣсяцъ
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Der Mond. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1871. — Т. II. — С. 274. Месяц (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


Встарину была страна, гдѣ ночь всегда была темна, небо разстилалось надъ землею точно чорный саванъ. И не мудрено: на томъ небѣ никогда не бывало мѣсяца и ни одна звѣзда не блистала на немъ. Видно на долю той страны не достало ночнаго свѣта при началѣ міра.

Вотъ изъ самой этой страны отправились четыре молодца странствовать по бѣлу свѣту. Долго ли коротко ли, а только пришли они и въ такое государство, гдѣ по вечерамъ, когда солнце пряталось за горами, на дубу выставлялся свѣтлый шаръ, который на далекое пространство изливалъ свой нѣжный свѣтъ. При этомъ свѣтѣ все можно видѣть и хорошо различать, хоть онъ далеко не былъ такъ ярокъ, какъ солнечный свѣтъ.

Путешественники даже остановились отъ удивленія и спросили у проѣзжающаго въ телегѣ крестьянина, что это за свѣтъ.

— Это мѣсяцъ, — отвѣчалъ тотъ, — нашъ староста купилъ его за три рубля да и прикрѣпилъ къ дубу. Каждый день онъ долженъ подливать въ него масла и содержать его въ чистотѣ для того, чтобъ онъ всегда ясно горѣлъ. За это староста получаетъ съ насъ по рублю въ недѣлю.

Крестьянинъ уѣхалъ. Одинъ изъ путешественниковъ и говоритъ:

— А вѣдь и намъ не худо бы обзавестись такой лампой. Дома у насъ тоже есть дубъ и такой же высокій, стало быть, повѣсить есть на чомъ. Ну, что это будетъ за радость, какъ намъ не надо будетъ блуждать въ потемкахъ!

— А знаете ли что? — сказалъ другой, — наймемъ-ка телѣгу съ лошадью, да и увеземъ съ собою этотъ мѣсяцъ. Здѣшніе могутъ себѣ другой купить.

— Я мастеръ лазить, — замѣтилъ третій, — такъ мнѣ не мудрено снять его.

Четвертый привезъ телѣгу съ лошадью. Тогда третій влѣзъ на дерево, просверлилъ дыру въ мѣсяцѣ, продѣлъ въ него веревку и спустилъ внизъ.

Когда блестящій шаръ былъ на телегѣ, то добрые молодцы покрыли его платкомъ, чтобы никто не замѣтилъ ихъ грабежа. Благополучно они довезли мѣсяцъ на родину и поставили его на высокій дубъ. И что это было за веселье! старый и малый не знали какъ и радоваться, когда новая лампа засіяла надъ всѣми полями и лугами и разлила свой свѣтъ и въ хижины и въ палатахъ. Карлики вылѣзли изъ своихъ скалистыхъ пещеръ, а бѣдняки земные человѣчки въ своихъ красныхъ кафтанишкахъ заплясали на поляхъ и стали водить хороводы.

Четверо молодцовъ акуратно снабжали мѣсяцъ масломъ, чисто держали свѣтильню и получали за то еженедѣльно по рублю. Такъ они и состарѣлись; а когда одинъ изъ нихъ заболѣлъ къ смерти, то завѣщалъ, чтобъ четвертую часть мѣсяца, какъ его собственность, положить съ нимъ въ могилу. Когда онъ умеръ, староста влѣзъ на дубъ и садовыми ножницами срѣзалъ четверть мѣсяца и положилъ ее покойнику въ гробъ.

Свѣтъ мѣсяца уменьшился, но еще не замѣтно.

Умеръ второй молодецъ; ему положили въ гробъ вторую четверть мѣсяца —свѣта стало еще меньше; еще слабѣе сталъ онъ по смерти третьяго, который тоже взялъ съ собой въ могилу свою четверть. Когда же умеръ четвертый и взялъ съ собою послѣднюю четверть, тогда наступилъ въ томъ краю прежній мракъ. Если люди выходили изъ дома безъ фонарей, то сталкивались на улицѣ головами.

Когда въ подземномъ царствѣ, гдѣ царствовалъ прежде вѣчный мракъ, четверти опять соединились въ одинъ мѣсяцъ, тогда мертвые встревожились и пробудились отъ сна. Удивились они, что опять могутъ видѣть: для нихъ слишкомъ достаточно было мѣсячнаго сіянія, и не мудрено: глаза ихъ такъ ослабѣли, что не могли бы вынести блеска солнечнаго. Проснувшись, мертвые встали, разгулялись и обратились къ прежнему житью-бытью. Кто пошолъ играть, иной плясать, а нѣкоторые бросились по трактирамъ, потребовали вина, подняли шумъ, брань и наконецъ схватились за палки и подрались.

Но всѣмъ этимъ безпорядкамъ скоро положенъ былъ конецъ. Ангелъ прилетѣлъ съ неба, успокоилъ мертвыхъ, велѣвъ имъ опять лечь въ могилы, а мѣсяцъ взялъ съ собою и повѣсилъ на небѣ, чтобъ онъ давалъ свѣтъ всѣмъ людямъ, живущимъ въ этомъ мірѣ.