Кутузовская изба (Переспелов)/1900 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg


[3]
Милостивѣйшіе государи
достопочтеннѣйшіе члены общества хоругвеносцевъ
храма Христа Спасителя!

Кутузовская изба, свидѣтельница достославнаго военнаго совѣта героевъ отечественной войны въ 1812 году подъ предсѣдательствомъ незабвеннаго Михаила Иларіоновича князя Голенищева-Кутузова Смоленскаго, была драгоцѣннымъ историческимъ памятникомъ для всѣхъ сыновъ Россіи. Но эта изба, просуществовавъ 56 лѣтъ, сгорѣла. Пламя огня на мѣстѣ этого историческаго памятника оставило только обуглившіяся бревна, а всесокрушающее время, въ концѣ-концовъ, могло бы изгладить и самое воспоминаніе о ней. Вы, христолюбцы хоругвеносцы, цѣня этотъ народный историческій памятникъ, не допустили до этого. Своими посильными лептами, а главное патріотическимъ усердіемъ и любовію къ отчизнѣ и къ подвигамъ славныхъ героевъ отечественной войны 1812 года, снова, на томъ же самомъ мѣстѣ и въ томъ же самомъ видѣ, возстановили такъ называемую Кутузовскую избу, собравъ и помѣстивъ въ ней тѣ историческіе предметы, которые были свидѣтелями воѣннаго совѣта и славныхъ подвиговъ князя Кутузова, и тѣмъ самымъ какъ бы воскресили и увѣковѣчили этотъ дорогой памятникъ потомству, изъ года въ годъ заботясь о прекрасномъ сохранеиіи и украіценіи его, какъ извнѣ, такъ и внутри.

Въ благодарность Вамъ за Ваши безкорыстные труды по возобновленію и храненію сего памятника дорогой старины и въ воздаяніе за Ваши сыновнія патріотическія чувства къ славнымъ героямъ нашего дорогого отечества, дабы тѣмъ самымъ передать и грядущимъ потомкамъ нашимъ тотъ же патріотическій духъ любви къ престолу Царя и доблестнымъ защитникамъ отечества нашего, я принялъ на себя трудъ составить историческій очеркъ Кутузовской избы, каковый, посвящая Вамъ, милостивѣйшіе государи, почтеннѣйшіе члены общества хоругвеносцевъ храма Христа Спасителя въ Москвѣ, прошу принять отъ меня благосклоннымъ Вашимъ вниманіемъ.

4-го гренадерского Несвижскаго генералъ-фельдмаршала
князя Барклая-де-Толли полка
Протоіерей Іустинъ Переспѣловъ.

[4] [5]

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК О КУТУ3ОВСКОЙ ИЗБѢ.

Всѣ великія эпохи, пережитыя или переживаемыя народами, все равно, будь онѣ бѣдстненны или радостны, поучительны. Онѣ всегда даютъ тотъ или другой нравственный урокъ какъ современникамъ, которые переживаютъ ихъ, такъ равно и грядущимъ поколѣніямъ. [6] Beщественные памятники, бывшіе свидѣтелями такихъ событій и эпохъ и уцѣлѣвшіе, поддерживаются и сохраняются потомствомъ изъ рода въ родъ. Исторія записываетъ ихъ на скрижали свои, какъ народныя святыни, и поучаетъ ими грядущія поколѣнія. Къ такимъ памятникамъ, уцѣлѣвшимъ до нашихъ временъ, по справедливости, можно отнести такъ называемую Кутузовскую избу, находяшуюся въ двухъ верстахъ отъ окраины Москвы за Дорогомиловской заставой, — свидѣтельницу великой для Россіи эпохи нашествія на Россію двадесяти языкъ подъ предводительствомъ Наполеона I. Но прежде, чѣмъ изложимъ исторію этого памятника — Кутузовской избы, считаемъ не лишнимъ воспроизвести въ памяти нашей одну изъ картинъ отечественной войны съ Наполеономъ въ 1812 году, которая простую деревенскую избу, принадлежавшую въ то время крестьянину села Покровскаго на Филяхъ, Фролову, сдѣлала драгоцѣннымъ памятникомъ. Вотъ что разсказываетъ объ этом событіи исторія.

Пѣредъ зарею 26 августа, когда свѣтъ еще боролся съ тьмою, Кутузовъ, не предупредивъ никого въ своей главной квартирѣ, сѣлъ верхомъ на лощадь и поѣхалъ на батареи за деревнею Горками. Остановясь на возвышеніи, онъ обозрѣвалъ, при свѣтѣ догоравшихъ бивуачныхъ огней, бранное поле и армію, становившуюся въ ружье. Вскорѣ вокругъ него собрались адъютанты, офицеры его штаба и нѣсколько генераловъ, начальствовавшихъ надъ войсками, стоявшими близъ Горокъ. Кутузовъ говорилъ съ ними о предстоявшемъ боѣ. При первыхъ лучахъ солнца Наполеонъ одновременно атаковалъ наше лѣвое крыло и центръ. Вскорѣ сраженіе сдѣлалось общимъ. 170.000 человѣкъ, предводимыхъ Наполеономъ, ринулись на 113.000, предводимыхъ Кутузовымъ. Кутузовъ сошелъ съ лошади и сѣлъ на косогорѣ. Отсюда ясно онъ видѣлъ все поле битвы и движеніе [7] непріятелей и распоряжался дѣйствіями своихъ войскъ. Въ продолженіе 15 часовъ все устремлено было къ взаимному сокрушенію армій, заключавшихъ въ себѣ цвѣтъ народонаселенія отъ устьевъ Таго и подошвы Везувія, до отдаленныхъ краевъ Сибири, или, по выраженію Державина: „тутъ Западъ съ Сѣверомъ сражался, и ударялся громъ о громъ“. Мѣдь и чугунъ оказывались недостаточными къ смертельному истребленію. Раскаленныя пушки не выдерживали дѣйствія пороха: сами разрывались и лопались. Пальба огнестрѣльныхъ орудій, звукъ барабановъ, восклицанія побѣдителей, стоны раненыхъ, ржаніе коней, вопли умирающихъ, произносимые на всѣхъ европейскихъ языкахъ, крики командованія, угрозъ, отчаянія, море ожесточенія сражавшихся превратили поле битвы въ обитель ада. He помогли Наполеону великое превосходство въ числ войскъ, бѣшенство нападеній, неумолкавшій грохотъ семисотъ орудій, противъ насъ гремѣвшихъ. Русскіе нигдѣ не показывали болѣе равнодушія въ опасностяхъ, болѣе терпѣнія, твердости, презрѣнія къ смерти, какъ въ этой знаменитой битвѣ. Они сражались львами съ полнымъ убѣжденіемъ, что дѣло идетъ о всей отечественной славѣ минувшихъ вѣковъ, о всей настоящей народной чести, о будущей судьбѣ и предназначеніи Россіи. Успѣхъ, долгое время сомнительный и всегда болѣе льстившій Наполеону, не ослабилъ духа Русскихъ войскъ и вызывалъ къ напряженіямъ, едва ли не превосходившимъ силы человѣческія въ этой битвѣ. Здѣсь все было испытано, до чего можетъ возвыситься воинъ. Европа очами сыновъ своихъ убѣдилась теперь, что Русскіе могутъ скорѣе пасть съ оружіемъ въ рукахъ, нежели остаться побѣжденными, и вождемъ, достойнымъ такого воинства, являлся Кутузовъ! Хладнокровіе ни на минуту не покидало его, несмотря на то, что его армія болѣе половины легла костьми въ этой неподдающейся описанію битвѣ. Съ оставшимся [8] 60.000 кopпycoмъ, уцѣлѣвшимъ послѣ битвы, а свѣжія войска къ нему ни откуда не подходили, Кутузовъ не могъ дать новаго сраженія Наполеону; онъ рѣшился отступить, выжидая, не разобщитъ ли Наполеонъ свои войска, чтобы напасть на который-либо изъ отдѣльныхъ его корпусовъ; но Наполеонъ держалъ свои войска сомкнутыми. Поэтому Кутузовъ продолжалъ отступать къ Москвѣ, занимаясь устройствомъ своей арміи. Сентября 1, рано утромъ, опередивъ войска и обозрѣвъ избранную Бенигсеномъ передъ Москвою позицію, Кутузовъ остановился на Поклонной горѣ, окруженный первенствующими генералами. Величественное было зрѣлище, когда на Поклонной горѣ защитники Россіи совѣщались въ виду Москвы, разстилавшейся среди яснаго осенняго утра во всей красотѣ своей, со всѣми воспоминаніями отечественной славы. До Бородинской битвы мысль оставить Москву безъ боя была еще чужда Кутузову. 17 августа онъ писалъ командовавшему въ Москвѣ графу Растопчину: „Потерять ли армію, или потерять Москву. По моему мнѣнію, съ потерею Москвы соединена потеря Россіи“. Но послѣ Бородинской битвы родилась и утвердилась въ немъ мысль отдать Москву Наполеону. „Отдамъ Москву Наполеону, — сказалъ Кутузовъ, — и онъ расплывется въ ней, какъ губка въ водѣ“. Но мысли этой онъ пока никому не довѣрялъ. Выслушивая различныя дѣланныя ему на Поклонной горѣ предложенія, Кутузовъ не произносилъ своего мнѣнія, держась правила одного древняго полководца, не хотѣвшаго, чтобы и подушка его знала о его намѣреніяхъ. Въ полдень уѣхалъ онъ съ Поклонной горы въ село Фили, сказавъ: „Въ этомъ дѣлѣ мнѣ надобно полагаться только на себя самого, каковъ бы я ни былъ, уменъ или простъ“.

День склонялся къ вечеру, но Кутузовъ не отдавалъ приказаній ни къ сраженію ни къ оставленію Москвы. [9] [10] Часу въ пятомъ, войдя въ простую, уединенно стоявшую крестьянскую избу, принадлежавшую, какъ говоритъ профессоръ Снигиревъ, а за нимъ и другіе, крестьянину Фролову, Кутузовъ пригласилъ первенствующихъ генераловъ и предложилъ имъ вопросъ: выгоднѣе ли сражаться передъ Москвою, или отдать ее непріятелю? Изобразивъ неудобства осмотрѣнной поутру позиціи, онъ сказалъ: „Доколѣ будетъ существовать армія и находиться въ состояніи противиться непріятелю, до тѣхъ поръ останется надежда счастливо довершить войну; но по уничтоженіи арміи, и Москва и Россія потеряны. Итакъ, надобно рѣшить вопросъ: ожидать ли нападенія въ неудобной позиціи, или отступить за Москву?“ Въ преніи, возникшемъ при разрѣшеніи вопроса, генералы расходились во мнѣніяхъ. Одни требовали битвы, другіе отступленія. Когда на этомъ военномъ совѣтѣ отобраны были мнѣнія присутствовавшихъ, Кутузовъ заключилъ засѣданіе слѣдующими словами: „Съ потерею Москвы не потеряна Россія. Первою обязанностью поставляю сохранить армію и сблизиться съ войсками, идущими къ намъ на подкрѣпленіе. Самымъ уступленіемъ Москвы мы приготовимъ гибель непріятелю. Изъ Москвы я намѣренъ итти по Рязанской дорогѣ. Знаю, отвѣтственность обрушится на меня, но жертвую собою для блага отечества“. Сказавъ, онъ всталъ со скамьи и присовокупилъ: „Приказываю отступать“. Въ этомъ твердомъ, безповоротномъ рѣшеніи Кутузова оставить Москву непріятелю заключался весь планъ послѣдующей войны съ Наполеономъ, и слава Русскаго оружія прогремѣла отъ Финскихъ хладныхъ скалъ и до Парижа, водворяя во всей Европѣ миръ, тишину и благоденствіе народовъ! Съ этого приснопамятнаго, можно сказать, момента, когда Кутузовъ, осѣняя себя крестомъ, сказалъ: „приказываю отступать“, эта изба крестьянина Фролова сдѣлалась святилищемъ для Русскаго народа, который вѣруетъ, что въ годину страшнаго испытанія, [11] внявъ слезамъ разоренныхъ, самъ Богъ нисходилъ Своею благодатью подъ сѣнь этой избы, и устами достойнѣйшаго христіанина, великаго полководца, изрекъ Свою всеблагую волю, дабы спасти православную Россію отъ наглаго вторженія двадесяти языкъ и крайняго опустошенія и разоренія; и взиралъ русскій народъ на эту избу съ сердечнымъ умиленіемъ, поучая своихъ дѣтей благоговѣнію предъ Промысломъ Божіимъ, намъ благодѣявшимъ! Но эта изба 7 іюня 1868 года сгорѣла. Какъ и отъ чего сгорѣла — Московская лѣтопись умалчиваетъ объ этомъ. Такимъ образомъ, это мѣсто нѣкоторое время жило только въ народной памяти. 19 лѣтъ спустя, вѣроятно, съ того времени, какъ сгорѣла изба, владѣлецъ Филей, Э. Р. Нарышкинъ, клочокъ земли, занимаемый тою избою, въ 216 квад. саж., подарилъ Городской Московской [12] Думѣ, но Дума, не желая его получить даром, заплатила г. Нарышкину 200 р. Г. Нарышкинъ возвратилъ эти деньги Думѣ на основной капиталъ памятника. Одному изъ любителей московской старины и библіографу A. А. Астапову удалось видѣть Кутузовскую избу въ ея первоначальномъ видѣ до пожара. По его разсказамъ, въ избѣ еще былъ цѣлъ тотъ дубовый столъ, за которымъ сидѣлъ Кутузовъ. Край стола былъ расщепленъ. Ветеран-гвардеецъ разсказывалъ А. А. Астапову, что Кутузовъ, слушая оживленные споры генераловъ на военномъ совѣтѣ, всталъ съ своего кресла и при словахъ: „Приказываю отступленіе“, — такъ сильно ударилъ кулакомъ по столу, что столъ треснулъ. Къ сожалѣнію, этотъ столъ сгорѣлъ. До пожара въ избѣ сохранялась вся обстановка, бывшая во время военнаго совѣта: святыя иконы, скамъи, знаменитая чернильница и проч. На стѣнахъ были портреты генераловъ, находившихся на совѣтѣ, и, кромѣ того, была заведена книга, въ которую записывали свои имена посѣщавшіе избу. Въ изб этой ночевалъ въ 1820 году Великій Князь Константинъ Павловичъ, ѣхавшій въ Москву на коронацію Императора Николая Павловича. Во время пожара инвалиды-сторожа избы спасли только святыя иконы, портреты генераловъ, да большую сосновую скамью, на которой возсѣдалъ знаменитый полководецъ Кутузовъ, и сдали все это Думѣ. Дума обуглившіеся остатки избы продала за 40 рублей, и о памятник до 1883 года никакого распоряженія не дѣлала.

Въ этотъ годъ, послѣ коронаціи въ Бозѣ почившаго Государя Императора Александрa III, офицеры гренадерскаго корпуса, желая увѣковѣчить историческое мѣсто военнаго совѣта 1812 года, исходатайствовали поставить на немъ памятникъ и обнести его рѣшеткой. На собранныя добровольныя ихъ жертвы на каменномъ верстовомъ столбѣ, стоявшемъ здѣсь недалеко при [13]дорогѣ, нa Смоленскомъ шоссе, близъ мѣста, гдѣ стояла сгорѣвшая изба, сдѣланы на мраморныхъ доскахъ слѣдующія двѣ надписи: 1) „На мѣстѣ этомъ находилась изба, принадлежавшая крестьянину деревни Фили, Фролову, гдѣ 1 сентября 1812 года былъ военный совѣть подъ предсѣдательствомъ фельдмаршала Кутузова, рѣшившаго участь Москвы и спасеніе Россіи. Изба сгорѣла 7 іюня 1868 года. Офицеры гренадерскаго корпуса, бывшіе въ военной прогулкѣ въ 1883 году въ окрестностяхъ [14] Москвы, проникнувшись благоговѣніемъ къ историческому мѣсту, возымѣли желаніе увѣковѣчить это мѣсто камнемъ и обнести его оградою, что и исполнено заботами и усердіемъ чиновъ гренадерскаго корпуса 8 ноября 1883 года“. 2) На второй доскѣ надпись такого содержанія: „На совѣтѣ фельдмаршалъ высказалъ, что „съ потерею Москвы еще не потеряна Россія. Поставляю обязанностью сберечь армію, сблизиться съ подкрѣпленіями и самымъ уступленіемъ Москвы приготовить непріятелю неизбѣжную гибель, и потому намѣренъ, пройдя Москву, отступить по Рязанской дорогѣ“. Закончилъ онъ совѣтъ такъ: „Мнѣ придется поплатиться за все; пожертвую собой и для блага отечества приказываю отступить“. Эти двѣ надписи на верстовомъ столб и доселѣ цѣлы; онѣ находятся во дворѣ противъ самаго фасада Кутузовской избы. Такимъ образомъ, послѣ сгорѣвшей избы была только одна надпись на мраморныхъ доскахъ и служила напоминаніемъ бывшаго въ 1812 году совѣта. Наконецъ, общество хоругвеносцевъ храма Христа Спасителя, желая увѣковѣчить память 1 сентября, исходатайствовало, при посредствѣ г. московскаго генералъ-губернатора, князя В. А. Долгорукова, дозволеніе возобновить на свой счетъ историческую избу эту, пo прежнему ея фасаду. 3 августа 1887 года, ровно черезъ 75 лѣтъ, въ тотъ же день, когда въ 1812 году русскія войска, осѣняемыя чудотворною иконою Богоматери Смоленскія, подъ ст нами города Смоленска готовились къ кровавой битвѣ съ полчищами, предводимыми Наполеономъ, и когда въ этотъ же день въ первый разъ возсѣдалъ въ Государственномъ Совѣтѣ, въ С.-Петербургѣ, мудрый князь Кутузовъ, при обсужденіи судьбы мирныхъ гражданъ, заботясь объ ихъ безопасности отъ враговъ, была освящена вновь поставленная Кутузовская изба торжественнымъ архіерейскимъ, служеніемъ. При этомъ присутствовали, кромѣ богомольцевъ изъ народа, слѣдующія высокопоставленныя лица: [15] его сіятельство московскій генералъ-губернаторъ князь B. А. Долгоруковъ, нынѣ умершій, начальникъ московской губерніи князь В. М. Галицынъ, московскій комендантъ генералъ-лейтенантъ, нынѣ генералъ отъ артиллеріи, C. С. Унковскій, начальникъ штаба московскаго военнаго округа генералъ-лейтенантъ, нынѣ генералъ губернаторъ Туркестантскаго края, С. М. Духовской, начальникъ штаба гренадерскаго корпуса генералъ-майоръ А. И. Маныкинъ-Невструевъ, московскій оберъ-полицеймейстеръ генералъ-майоръ Юрковскій и многія другія приглашенныя на торжество лица. Въ этотъ день архіерейскимъ служеніемъ была совершена вначалѣ Божественная литургія въ сельскомъ приходскомъ Покровскомъ храмѣ, что на Филяхъ, и по окончаніи литургіи, всѣ бывшіе въ храмѣ послѣдовали за крестнымъ ходомъ къ возобновленной Кутузовской избѣ, куда, ко времени прибытія крестнаго хода, принесены были изъ Москвы Святыя чудотворныя иконы Спасителя и Иверской Божіей Матери. Кромѣ этихъ святынь, въ Кутузовской избѣ въ правомъ углу ея, поставлены были иконы: Архистратига Михаила, находившаяся въ старой сгорѣвшей избѣ, Иверской Божіей Матери и Николая Чудотворца, принесенныя въ даръ отъ Иверской часовни, Владимірской Божіей Матери, пожертвованная Срѣтенскимъ монастыремъ, Смоленской Божіей Матери, пожертвованная Новодѣвичьимъ монастыремъ, и святого Симеона, пожертвованная Даниловскимъ монастыремъ. По прибытіи крестнаго хода въ Кутузовскую избу, преосвященный Мисаилъ, викарій московскій, въ сослуженіи множества духовенства, при пѣніи пѣвчихъ мѣстнаго фабриканта С. Р. Кузмичева, отслужилъ молебствіе съ водоосвященіемъ, при чемъ стѣны новопостроеннаго зданія были окроплены святою водою. Молебствіе было закончено превозглашеніемъ торжественнаго многолѣтія Государю Императору, Государынѣ Императрицѣ, Государю Наслѣднику Цесаревичу и [16] всему Царствующему Дому. „Вѣчной памяти“ въ Бозѣ почившему Императору Александру I, князю Михаилу, его сподвижникамъ, и всѣмъ воинамъ на полѣ брани убіеннымъ. Такъ торжественно былъ возстановленъ, послѣ сгорѣвшей избы, новый памятникъ отечественной войны 1812 года.

Изба эта построена изъ двухъ отдѣленій чрезъ сѣни, какъ обычны всѣ деревенскія постройки въ этой мѣстности, близъ Москвы. Построеніе производилось подъ наблюденіемъ художника архитектора Н. Р. Струкова, a внутреннее размѣщеніе подъ руководствомъ художника P. М. Струкова.

Въ одной половин избы, въ которой помѣщена сохранившаяся скамья, на которой, по преданію, сидѣлъ князь Кутузовъ, по стѣнамъ развѣшаны портреты: 1) Всѣхъ генераловъ, участвовавшихъ въ Военномъ Совѣтѣ; 2) Александра I, 12 картинъ военныхъ дѣйствій 1812 года: 1) Сраженіе подъ селомъ Бородинымъ, 2) Сраженіе подъ Тарутинымъ, 3) Сраженіе подъ городомъ Полоцкомъ, 4) Побѣда подъ Малымъ Ярославцемъ, 5) Побѣда при Колоцкомъ, 6) Взятіе города Вязьмы, 7) Побѣда при Духовщинѣ, 8) Разбитіе маршала Даву при селѣ Красномъ, 9) Разбитіе маршала Нея, 10) Разбитіе арміи Виктора при селѣ Борисовѣ, 11) Разбитіе арміи Наполеона при рѣкѣ Березинѣ, 12) Бѣгство французовъ изъ Москвы. Картины эти, изданныя въ 1814 году, были помѣщены въ прежней избѣ г. Нарышкинымъ. Ко дню освященія сенаторъ Ровинскій подарилъ юмористическую азбуку на Наполеона въ картинахъ академика Теребенева, изданіе 1813 года: рисунки помѣщены за стекломъ на стѣнѣ. Чрезъ члена хоругвеносца Комарова подарены 46 портретовъ генераловъ 1812 года изъ изданія „Императоръ Александръ I и Его Спoдвижники“. Правнукъ князя Кутузова, отъ дочери Екатерины, С. Н. Розановъ принесъ въ даръ бюстъ князя [17] Кутузова, бывшій у нихъ семейнымъ. Бюстъ этоть сдѣланъ по гипсовой маскѣ, снятой съ лица Михаила Иларіоновича фельдмаршала князя Голенищева-Кутузова-Смоленскаго, и переходилъ у господъ Сорочинскихъ изъ рода въ родъ. Родственница Кутузова графиня Тизенгаузенъ прислала въ даръ для Кутузовской избы бронзовую модель памятника, поставленнаго Кутузову королем Прусскимъ Фридрихомъ Вильгельмомъ III въ Германіи, въ город Юнгъ-Бунцлау, гдѣ скончался Кутузовъ. На стѣнахъ, кромѣ того, помѣщены портреты: Николая I, Александрa II, Александра III и Наполеона I въ натуральный ростъ, сидящаго въ креслѣ. Кромѣ всего этого, въ избѣ есть нѣсколько портретовъ Кутузова и картинъ, изображающихъ эпизоды изъ его жизни. Такъ, напр., картина засѣданія военнаго совѣта въ избѣ крестьянийа Фролова подъ главенствомъ Кутузова, 1 сентября 1812 года (съ картины художника Кившенко, находящейся въ Третьяковской галлере). Но особеннаго вниманія заслуживаетъ прекрасно исполненная гравюра, изображающая предсмертныя минуты Кутузова, надъ которымъ священникъ читаетъ отходную молитву.

Подъ картиной на французскомъ языкѣ подпись объясняющая, что ее рисовалъ съ натуры полковникъ Ефимовичъ 16 апрѣля 1813 года, слѣдовательно, наканунѣ смерти Кутузова.

Для біографовъ Кутузова, это драгоцѣннѣйшая картина, такъ какъ она передаетъ и портреты всѣхъ тѣхъ лицъ, которыя присутствовали при кончинѣ нашего безсмертнаго фельдмаршала, и самую залу, въ которой онъ скончался.

Не менѣе интересна и старинная раскрашенная гравюра, изображающая видъ ввезенія въ С.-Петербургъ на раменахъ признательнаго народа тѣла генералъ-фельдмаршала князя Голенищева - Кутузова - Смоленскаго, іюня 11 дня 1813 года. [18] Видъ снятъ у Петергофской заставы въ С.-Петербургѣ.

Среди же всего этого въ этой избѣ, какъ первенствующіе, украшенные лавровыми вѣнками, красуются два большихъ изъ гипса бюста нынѣ благополучно царствующихъ Ихъ Императорскихъ Величествъ.

Наконецъ, какъ бы для того, чтобы еще болѣе воскресить и увѣковѣчить столь достославную память безсмертнаго нашего героя Михаила Иларіоновича Кутузова, недавно принесенъ въ даръ Кутузовской избѣ походный экипажъ, въ которомъ ѣздилъ фельдмаршалъ Кутузовъ въ 1812—1813 гг., во время отечественной войны. Этотъ даръ принесенъ правнукомъ фельдмаршала, въ должности [19]егермейстера Высочайшаго Двора, Павломъ Павловичемъ Голенищевымъ-Кутузовымъ-Толстымъ, которому этотъ экипажъ достался по наслѣдству отъ родителей. Экипажъ этотъ, нѣсколько похожій на коляску, находился въ имѣніи Кутузова, деревнѣ Мочь, при селѣ Вороновѣ, по старой Калужской дорогѣ, Подольскаго уѣзда, Московской губерніи, въ 40 верстахъ отъ Москвы. Для этого экипажа хоругвеносцы храма Христа Спасителя на свои средства выстроили особое несгораемое помѣщеніе, тутъ же, около Кутузовской избы, во дворѣ ея.

Такимъ образомъ, послѣ пожара, истребившаго избу, опять воскресла память въ народѣ о славномъ историческомъ прошломъ, бывшемъ въ Кутузовской избѣ, и стали, хотя одинъ разъ въ годъ, въ день 1 сентября, совершаться торжественныя архіерейскія богослуженія въ Покровскомъ храмѣ, что на Филяхъ, и послѣ литургіи изъ этого храма стали совершаться сюда крестные ходы, обставляемые всякій разъ, благодаря усердію общества хоругвеносцевъ храма Христа Спасителя, особенною религіозною торжественностью, при чемъ настоятелемъ Покровской приходской, что на Филяхъ, церкви, произносились приличествующія случаю назидательныя поученія и рѣчи. Здѣсь кстати мы не можемъ обойти молчаніемъ одну глубоко прочувственную въ патріотическомъ духѣ рѣчь, сказанную на таковомъ торжествѣ въ Кутузовской избѣ, въ присутствіи его высокопревосходительства, командующаго войсками Московскаго военнаго округа, 1 сентября 1889 г., крестьяниномъ Н. П. Богачевымъ. Приводимъ эту рѣчь дословно:

„Подъ солнцемъ есть законъ времени всеразрушающій. Предъ нимъ не устояли и храмы Соломоновы и колоссы Египетскіе, онъ простеръ свою власть и на маленькую хижинку, сіявшую именемъ Кутузова, и превратилъ ее въ развалины. Но сей законъ не могъ истребить въ нашемъ русскомъ духѣ священной памяти о ней. И на мѣстѣ [20]пепла, на мѣстѣ запустѣнія уже снова красуется сія хижинка, но ее воскресила не сила природы и не сила богатства, но сила нашей русской любви къ ея достопамятности. Подъ симъ кровомъ рѣшалась судьба Россіи и судьба потрясенныхъ престоловъ, и развѣнчанныхъ царей Запада. На мѣстѣ семъ премудрость Божія изъ ума русскаго образовала море мудрости, и въ немъ погрязъ новый Фараонъ, мечтавшій возсѣсть на престолъ русскихъ царей. Здѣсь сокрушились цѣпи и оковы, которыя врагъ несъ для русскаго народа. У стѣнъ сей хижинки разбились огненныя волны, поглотившія было всю Европу и Россію. Отсюда возсіяло солнце благоденствія для народовъ поднебесныхъ! Но мы еще созерцаемъ окомъ вѣры, что все сіе произошло отъ того, что сюда снисходилъ Духъ Божій, осѣнившій Кутузова и освѣтившій мѣсто сіе. Посему, да пріидутъ сюда всѣ сыны Россіи, и да принесутъ свои сердца, и да воздвигнется на мѣстѣ блистательный храмъ видимый, въ память посѣщенія Божія невидимаго, и да курится ѳиміамъ благодарности, и да святится огонь любви, и да возносятся искреннія молитвы ко Вседержителю о всѣхъ воинахъ, животъ свой на брани положившихъ. Еще да будетъ мнѣ позволено обратиться и въ горніе міры… О, вы, убѣленные сѣдинами Кутузовъ, Багратіонъ и Барклай-де-Толли, изъ странъ безсмертія воззрите на насъ и утѣштесь нами, что мы чтимъ вашу память и цѣнимъ ваши кровавые труды, и что ваши священнѣйшія имена почіютъ на алтаряхъ нашихъ сердецъ!“

Теперь благовременно сказать о самой избѣ Кутузовской, нынѣ существующей.

Наружный видъ возобновленной Кутузовской избы таковъ: вся она построена, какъ и прочія деревенскія избы, изъ сосноваго лѣса, крыша покрыта, вѣроятно, въ подражаніе сгорѣвшей, соломой въ стрижку; имѣетъ три окна въ лицевую сторону, выходящую фронтомъ на [21]дорогу, и три окна въ заднюю сторону, и во дворъ по два окна въ той половинѣ, которая предназначена для помѣщенія живущихъ тамъ призрѣваемыхъ престарѣлыхъ инвалидовъ. Входъ въ эту избу устроенъ по-сельски, съ крылечкомъ, обнесеннымъ перильцами, и весь дворъ избы обнесенъ частоколомъ, въ которомъ посажены деревца, и лѣтомъ разсаживаются заботливой рукой смотрителя избы и призрѣваемыхъ ветерановъ клумбы цвѣтовъ. Въ избѣ по-руски имѣется помѣщеніе для кухни, на которой сами же призрѣваемые ветераны приготовляютъ себѣ пищу изъ продуктовъ, доставляемыхъ имъ въ достаткѣ смотрителемъ, избраннымъ отъ общества хоругвеносцевъ. Призрѣваемые при бесѣдѣ съ ними высказываютъ полное довольство свое. Всѣ они, сами по себѣ, убѣленные старческими сѣдинами, по глубокой преклонности своихъ лѣтъ потерявшіе всѣхъ родныхъ, какъ бы безродные. Бывшіе царя-батюшки служаки возбуждаютъ къ себѣ полное уваженіе.

Стипендій для призрѣваемыхъ учреждено при сей избѣ пока всего четыре.

1) Стипендія имени умершаго его сіятельства князя В. А. Долгорукова, отъ общества хоругвеносцевъ храма Христа Спасителя, въ память 60-лѣтія службы его сіятельства въ офицерскихъ чинахъ, учрежденная 14 іюня 1889 года.

2) Стипендія въ память возобновленія Кутузовской избы 3 августа 1887 года.

3) Стипендія въ память спасенія Ихъ Императорскихъ Величествъ и Августѣйшей Ихъ Семьи 1 октября 1888 года.

4) Стипендія отъ внуковъ и правнуковъ князя Михаила Иларіоновича Голенищева-Кутузова-Смоленскаго, въ память отечественной войны 1812 года.

По тѣмъ спасительнымъ послѣдствіямъ для всего Русскаго государства, какія были результатомъ военнаго [22]совѣта, бывшаго въ Кутузовской избѣ 1 сентября 1812 года, это мѣсто, по справедливости, можно назвать вторымъ Херсонесомъ. Ибо въ Херсонесѣ вся Россія, въ лицѣ князя Владиміра, сбросила съ себя оковы грубаго язычества, здѣсь же, въ этой хижинѣ, разрушены тѣ цѣпи грубаго насилія, которыми мечталъ Наполеонъ I сковать всю Россію и, какъ раззоренную рабу, поработить себѣ. Русскій народъ помнитъ это твердо и съ благоговѣніемъ приходитъ къ простой хижинкѣ Кутузова, чтобы поклониться на семъ святомъ мѣстѣ Спасителю Богу, благодѣявшему намъ! И поэтому надлежитъ считать священнымъ долгомъ охранять это историческое мѣсто, сюда приходить поучаться и приводить дѣтей своихъ, поучая ихъ любить свое дорогое отечество, какъ любилъ его князь Кутузовъ и его доблестные подвижники.

По шнуровой книгѣ, заведенной на предметъ записыванія посѣтителей Кутузовской избы можно усмотрѣть, что она разновременно посѣщалась и посѣщается доселѣ усердно. Тысячи подписей свидѣтельствуютъ объ этомъ. 18 мая 1896 года изволи посѣтить Кутузовскую избу Ихъ Императорскія Высочества Великіе Князья и собственноручно въ книгѣ начертать Свои имена: Михаилъ, великій князь Андрей. Въ числѣ другихъ подписей, имѣются подписи высокопоставленныхъ лицъ, какъ духовныхъ, военныхъ, такъ и гражданскихъ лицъ города Москвы и пріѣзжихъ изъ провинцій. Тутъ же встрѣчаются подписи иностранцевъ. Въ 1896 году, 10 іюня, посѣтили Кутузовскую избу дѣти пріюта имени Ея Императорскаго Высочества великой княгини Елисаветы Ѳеодоровны и, какъ отмѣчено въ книгѣ, проиграли гимнъ „Боже царя храни!“ Въ 1899 году, 18 іюня, посѣтили избу воспитанницы и воспитанники изъ пріюта, что при Старой Екатерининской больницѣ. [23] Въ общемъ же, послѣдовательно изъ года въ годъ, начиная со времени освященія вновь поставленной хоругвеносцами Кутузовской избы, посѣтителей перебывало 5.448 человѣкъ[1]! Кромѣ сего не мало перебывало посѣтителей, которые не вносили свои фамиліи въ книгу.

Да иначе и не могло быть! Въ самомъ дѣлѣ, кому изъ истинныхъ сыновъ Россіи будетъ не дорого это священное мѣсто спасенія Россіи, эта бѣдная по внѣшности, но величавая по воспоминаніямъ своимъ Кутузовская изба?

Благодаря достохвальному усердію общества хоругвеносцевъ храма Христа Спасителя, изъ года въ годъ, всегда 1 сентября, въ день военнаго совѣта, бывшаго въ Кутузовской избѣ 1812 года, совершается особенное церковное торжество, что несомнѣнно сердцу каждаго русскаго человѣка говоритъ, что народная признательность къ Кутузову за спасеніе отечества навѣки перешла къ потомство.

Наканунѣ торжества всегда въ Покровской, что на Филяхъ, церкви совершается заупокойная всенощная за всѣхъ воиновъ, павшихъ на полѣ битвы въ отечественную войну. Въ самый же день 1 сентября, несмотря на значительное разстояніе отъ Москвы, архіерейскимъ служеніемъ совершается въ томъ же храмѣ Божественная литурігя, предъ которой поется панихида о упокоеніи императора Александра I, раба Божія князя Михаила и всѣхъ его славныхъ сподвижниковъ. Послѣ литургіи направляется крестный ходъ къ славной Кутузовской избѣ.

Торжественное архіерейское служеніе въ Покровскомъ храмѣ, на Филяхъ, и въ особенности священное шествіе съ крестнымъ ходомъ изъ храма въ Кутузовскую избу [24]для молебствія, бывающее, благодаря патріотическому усердію почтенныхъ московскихъ хоругвеносцевъ храма Христа Спасителя, всякій годъ 1 сентября, умильно, молитвенно всякій разъ потрясаетъ душу и дѣйствуетъ одинаково на сердца всѣхъ: пастыря, гражданина, полководца и простого солдата, воспитывая въ нихъ въ равной силѣ чувство патріотизма—любить свое дорогое отечество и въ годину тяжелыхъ испытаній, какъ то было въ 1812 году, жертвовать всѣмъ достояніемъ своимъ на защиту престола, батюшки нашего царя и дорогого отечества. Мы вѣруемъ, что въ нашъ просвѣщенный, гуманный вѣкъ, съ разростающеюся все болѣе и болѣе благотворительностью въ разныхъ видахъ, на мѣстѣ достославной хижины князя Кутузова со временемъ русская православная благотворительность создастъ въ честь описаннаго незабвеннаго событія болѣе обширный пріютъ для призрѣнія престарѣлыхъ инвалидовъ, съ храмомъ Божіимъ, гдѣ будетъ возсылаться неустанная благодарная молитва къ Господу Богу, спасшему Россію отъ разгрома и поруганія! И русскій православный народъ будетъ преклонять колѣни, молясь о благоденствіи своего возлюбленнаго Державнаго Монарха.

ПримѣчаніяПравить

  1. Въ 1887 г. посѣтителей записалось 694 чел.; въ 1888 г. — 653 чел.; въ 1889 г. — 561 чел.; въ 1890 г. — 658 чел.; въ 1891 г. — 370 чел.; въ 1892 г. — 387 чел.; въ 1893 г. — 307 чел.; въ 1894 г. — 344 чел.; въ 1895 г. — 409 чел.; въ 1896 г. — 301 чел.; въ 1897 г. — 211 чел.; въ 1898 г. — 204 чел.; въ 1899 г. — 322 чел.


  Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.