Страница:Кутузовская изба (Переспелов, 1900).pdf/8

Эта страница была вычитана



пріятелей и распоряжался дѣйствіями своихъ войскъ. Въ продолженіе 15 часовъ все устремлено было къ взаимному сокрушенію армій, заключавшихъ въ себѣ цвѣтъ народонаселенія отъ устьевъ Таго и подошвы Везувія, до отдаленныхъ краевъ Сибири, или, по выраженію Державина: „тутъ Западъ съ Сѣверомъ сражался, и ударялся громъ о громъ“. Мѣдь и чугунъ оказывались недостаточными къ смертельному истребленію. Раскаленныя пушки не выдерживали дѣйствія пороха: сами разрывались и лопались. Пальба огнестрѣльныхъ орудій, звукъ барабановъ, восклицанія побѣдителей, стоны раненыхъ, ржаніе коней, вопли умирающихъ, произносимые на всѣхъ европейскихъ языкахъ, крики командованія, угрозъ, отчаянія, море ожесточенія сражавшихся превратили поле битвы въ обитель ада. He помогли Наполеону великое превосходство въ числ войскъ, бѣшенство нападеній, неумолкавшій грохотъ семисотъ орудій, противъ насъ гремѣвшихъ. Русскіе нигдѣ не показывали болѣе равнодушія въ опасностяхъ, болѣе терпѣнія, твердости, презрѣнія къ смерти, какъ въ этой знаменитой битвѣ. Они сражались львами съ полнымъ убѣжденіемъ, что дѣло идетъ о всей отечественной славѣ минувшихъ вѣковъ, о всей настоящей народной чести, о будущей судьбѣ и предназначеніи Россіи. Успѣхъ, долгое время сомнительный и всегда болѣе льстившій Наполеону, не ослабилъ духа Русскихъ войскъ и вызывалъ къ напряженіямъ, едва ли не превосходившимъ силы человѣческія въ этой битвѣ. Здѣсь все было испытано, до чего можетъ возвыситься воинъ. Европа очами сыновъ своихъ убѣдилась теперь, что Русскіе могутъ скорѣе пасть съ оружіемъ въ рукахъ, нежели остаться побѣжденными, и вождемъ, достойнымъ такого воинства, являлся Кутузовъ! Хладнокровіе ни на минуту не покидало его, несмотря на то, что его армія болѣе половины легла костьми въ этой неподдающейся описанію битвѣ. Съ оставшимся


Тот же текст в современной орфографии

приятелей и распоряжался действиями своих войск. В продолжение 15 часов всё устремлено было к взаимному сокрушению армий, заключавших в себе цвет народонаселения от устьев Таго и подошвы Везувия, до отдаленных краев Сибири, или, по выражению Державина: „тут Запад с Севером сражался, и ударялся гром о гром“. Медь и чугун оказывались недостаточными к смертельному истреблению. Раскаленные пушки не выдерживали действия пороха: сами разрывались и лопались. Пальба огнестрельных орудий, звук барабанов, восклицания победителей, стоны раненых, ржание коней, вопли умирающих, произносимые на всех европейских языках, крики командования, угроз, отчаяния, море ожесточения сражавшихся превратили поле битвы в обитель ада. He помогли Наполеону великое превосходство в числ войск, бешенство нападений, неумолкавший грохот семисот орудий, против нас гремевших. Русские нигде не показывали более равнодушия в опасностях, более терпения, твердости, презрения к смерти, как в этой знаменитой битве. Они сражались львами с полным убеждением, что дело идет о всей отечественной славе минувших веков, о всей настоящей народной чести, о будущей судьбе и предназначении России. Успех, долгое время сомнительный и всегда более льстивший Наполеону, не ослабил духа Русских войск и вызывал к напряжениям, едва ли не превосходившим силы человеческие в этой битве. Здесь всё было испытано, до чего может возвыситься воин. Европа очами сынов своих убедилась теперь, что Русские могут скорее пасть с оружием в руках, нежели остаться побежденными, и вождем, достойным такого воинства, являлся Кутузов! Хладнокровие ни на минуту не покидало его, несмотря на то, что его армия более половины легла костьми в этой неподдающейся описанию битве. С оставшимся