Железный Иван (Гримм; Снессорева)

Железный Иван
автор Братья Гримм, пер. Софья Ивановна Снессорева
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Der Eisenhans. — Источник: Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И. И. Глазунова, 1871. — Т. II. — С. 197. Железный Иван (Гримм; Снессорева) в дореформенной орфографии


Жил-был король; у него был дворец, кругом дворца большой дремучий лес, а в лесу много разной дичи. Король послал охотника застрелить лань; охотник пошёл, но не воротился домой.

«Уж не случилась ли с ним какая беда?» — думал король.

На другой день послал он ещё двух охотников, которые должны были отыскать первого, но и те не возвратились.

На третий день король созвал всех своих охотников и сказал им такую речь:

— Разойдитесь-ка вы по лесу и не приходите до тех пор, пока не отыщете всех пропавших товарищей.

Охотники разошлись. Но и из них никто не возвратился, да и взятые ими своры собак тоже не вернулись.

С того времени никто не осмеливался ни пройти, ни проехать по лесу, и стоял лес в тишине и запустении, только изредка видно было, как через него пролетал орёл или ястреб; так продолжалось много лет.

Вдруг явился к королю неизвестный охотник и вызвался пойти в опасный лес. Король на его предложение долго не соглашался, говоря:

— В этом лесу небезопасно, и я боюсь, что и с тобою случится беда не лучше чем с другими, и ты, пожалуй, не вернёшься назад.

Охотник на то отвечал:

— Ваше величество, я хочу идти навстречу опасности; а страха я не знаю.

Король, наконец, согласился, и охотник, запасшись чем нужно, отправился в лес со своею собакою. Недолго они ходили, как собака напала на следы какой-то дичи и пошла по ним, но только что она сделала несколько шагов, перед ней очутилась глубокая лужа, и она не могла идти далее; вдруг голая рука высунулась из воды и, схватив собаку, потащила её в воду.

Увидев это, охотник вернулся и взял с собою трёх человек, которые должны были вычерпать всю воду вёдрами. Стали они черпать, и когда вычерпали почти всю воду, то на две лужи увидели: лежит дикий человек; кожа у него как заржавленное железо, волосы покрывали лицо и падали до колен. Они связали его верёвками и повели в королевский дворец. Собралось множество людей посмотреть на дикаря и диву дались, что за чудище такое! Король приказал посадить его в железную клетку, а клетку поставить на дворе, запретив, под смертною казнью, отворять дверцы клетки, и самой королеве приказал прятать ключ.

С тех пор все стали ходить по лесу, ничего не опасаясь.

У короля был восьмилетний сын; раз играл мальчик на дворе, и вдруг его золотой мячик закатился в клетку. Мальчик подбежал к клетке и сказал дикому человеку:

— Отдай мне мячик.

— Не отдам тебе я мячик, — отвечал дикарь, — не отдам, пока ты не отворишь дверцы клетки.

— Нет, — сказал ему на это королевич, — этого я не сделаю: сам батюшка-король запретил отворять клетку.

И с этими словами мальчик убежал от него.

На другой день королевич опять подошёл к клетке и просил возвратить ему мячик.

— Отвори дверь, тогда отдам, — отвечал дикарь.

Мальчик не соглашался. На третий день король уехал на охоту, и королевич опять пришёл к клетке и сказал дикарю:

— Положим, что я и хотел бы отворить тебе клетку, но как же я мог бы это сделать, когда у меня нет ключа?

Дикарь отвечал:

— Ключ лежит под подушкой твоей матери; поди и возьми его оттуда.

Мальчику непременно хотелось получить мячик; пустил он все мысли на ветер и принёс ключ. Дверь тяжело отворялась, и мальчик прищемил себе палец. Когда же дверь совсем отворилась, дикий вышел, отдал ему золотой мяч, а сам поспешил уйти. Мальчику сделалось страшно, и он закричал вслед уходившему:

— Ах, дикий человек! Не уходи, пожалуйста, а то меня прибьют.

Дикарь вернулся, поднял мальчика на руки, посадил к себе на плечи и пошёл скорыми шагами в лес.

Когда король возвратился, он тотчас заметил пустую клетку и спросил королеву, как могло это случиться. Королева и знать ничего не знала; бросилась она искать ключ — не тут-то было — ключа как не бывало; стала королева кликать милого сына — никто не откликался на её зов. Король послал людей отыскивать королевича, но они не нашли его в поле. Немудрено было догадаться о том, что случилось, и тяжёлая тоска налегла на весь королевский двор.

Вернулся дикий человек в тёмный лес, снял с плеч мальчика и сказал:

— Не видать тебе больше ни отца, ни матери, но я тебя оставлю при себе, и тебе не худо будет со мною; потому что ты меня освободил, и мне жаль тебя. Если ты будешь делать всё то, что я тебе прикажу, то тебе будет хорошо. Сокровищ и золота у меня довольно и даже более, чем у кого-нибудь в свете.

Он сделал для мальчика постель из мха, а тот лёг на постель и преспокойно заснул.

На другой день дикарь повёл его к колодезю и сказал:

— Видишь ли этот золотой колодезь? Вода в нём чиста и светла как хрусталь; ты должен сидеть около него и смотреть, чтобы ничего туда не упало, а то вода станет мутна. Каждый вечер я буду приходить и смотреть, исполнил ли ты моё приказание.

Мальчик сел на край колодца; видел как в нём показывались то золотая рыбка, то золотая змея и внимательно сторожил, чтобы ничего туда не попало. Долго он сидел; вдруг у него заболел палец да так сильно, что он невольно опустил его в воду и в тот же миг вытащил его, но увидел, что палец сделался золотым, и как ни хлопотал мальчик, чтоб стереть золото долой — всё было напрасно. Вечером пришёл Железный Иван (так звали дикаря), посмотрел на мальчика и сказал:

— Случилось что-нибудь с колодезем?

— Ничего не случилось, — отвечал королевич, а палец заложил за спину, чтобы дикарь не увидал.

Но дикарь отвечал на то:

— Ты обмакнул палец в воду, но на этот раз я тебе прощаю; берегись только вперёд, чтобы не уронить чего-нибудь в колодезь.

На другой день королевич опять сидел у колодезя и пуще прежнего сторожил его. Вдруг опять заболел у него палец, но он закинул его за голову; к несчастью, один волосок с головы его спустился в колодезь. Он скоро вынул его, но тот уже весь позолотился.

Железный Иван пришёл и заранее знал уже, что случилось.

— Ты уронил волос в колодезь, — сказал он, — я ещё раз тебе прощаю; но если это случится в третий раз, то вода помутится, и тогда ты не можешь уже оставаться у меня.

На третий день мальчик сидел у колодезя и даже не шевелил пальцем, хотя ему было очень больно. Время так долго тянулось для него; он стал смотреть на своё изображение, которое отражалось в зеркальной воде, и всё более и более наклонялся вниз, чтобы посмотреть себе прямо в глаза; но тут его длинные волосы спали с плеч и прямо в воду. Он поспешно вскочил, но было уже поздно: все волосы на голове его сделались золотыми и блестели как солнце. Можно себе представить, как испугался бедный мальчик! Он взял свой платок и повязал им голову, чтобы не увидел дикарь его золотых волос. Но Железный Иван пришёл и, не спрашивая, знал уже всё и сказал:

— Сними-ка с головы платок!

Королевич снял платок, золотые волосы так и рассыпались по плечам. И как он ни просил прощенья — ничто ему не помогало.

— Ты не выдержал испытания и потому не можешь больше оставаться у меня. Ступай же ты в свет и узнай по опыту, что значить бедность. Но так как у тебя незлое сердце, и я хорошего мнения о тебе, то одно позволяю тебе: когда ты будешь в большой нужде, то приди к лесу и закричи: «Железный Иван», тогда я приду к тебе и помогу. Моя власть велика: больше, нежели ты думаешь, а золота и серебра у меня не пересчитать.

Вот и покинул королевич лес и пошёл через проходимые и непроходимые дороги, и шёл до тех пор, пока, наконец, пришёл в большой город. Там стал он искать себе работы, но не мог найти; да и то сказать, чему мог королевич научиться, чем бы можно себя прокормить? Наконец пришёл он в королевский за́мок и спросил, не хотят ли его взять на службу. Придворные не знали, на что бы он мог быть годен; но мальчик был такой хорошенький, всем понравился, и его оставили. Впоследствии взял его повар в услужение, и он должен был носить дрова и воду да выгребать золу. Случилось так, что у повара никого другого не было под рукой, он и послал его, своего поварёнка, отнести кушанье к королевскому столу. Не хотелось мальчику показывать своих золотых волос, так он и остался в шапке. Королю не приходилось ещё видеть перед собою людей в шапках, он и говорит:

— Когда ты приходишь к королевскому столу, ты должен снимать шапку с головы.

— Ах, ваше величество! — отвечал он. — Я никак не могу снять шапки: у меня страшный струп на голове.

Король позвал повара, разбранил его, говоря, как он смел взять в услужение такого молодца, и строго приказал ему тотчас же прогнать его. Жаль было повару молодого королевича, но он променял его на подмастерье садовника.

Поступя к садовнику, королевич должен был копать гряды, садить и пересаживать, поливать в саду и переносить всякую непогоду. Случилось как-то летом работать ему в саду; было так жарко, что он снял свою шапку для того, чтобы освежиться.

Солнце озарило его голову, волосы у него заблестели так, что светлые лучи отражались от них и попали в спальню королевской дочери. Она вскочила посмотреть, что бы это могло быть. Выглянула она в окно и как увидела златокудрого королевича, так и закричала ему:

— Послушай, молодец, принеси мне букет цветов.

Он надел второпях шапку, нарвал диких полевых цветов и связал их в букет. Когда он всходил по лестнице, то встретил садовника, который сказал ему:

— Как можно подносить королевской дочери букет из таких простых цветов!? Беги скорей, сделай другой букет да смотри выбирай что ни на есть лучшие и редкие цветы.

— Нет, нет, — отвечал королевич, — полевые цветы лучше пахнут и, наверное, более ей понравятся.

Когда он пришёл в комнату, королевская дочь сказала:

— Сними свою шапку; нехорошо оставаться в шапке передо мной.

Он отвечал на это:

— Я не смею: у меня голова в струпьях.

Но она мигом схватила шапку с его головы — золотые кудри королевича рассыпались по плечам; он был чудо как хорош!

В ту ж минуту он хотел было бежать, но она удержала его за руку и дала ему горсть червонцев; после чего он ушёл и, не обращая внимания на червонцы, отнёс их садовнику, говоря:

— Я дарю это твоим детям, пускай они поиграют ими.

На другой день королевская дочь опять позвала его и приказала принести букет полевых цветов; а когда он взошёл с букетом, то она по-прежнему схватила его шапку и хотела совсем отнять её, но он крепко ухватился за неё обеими руками. Королевская дочь дала ему опять горсть червонцев, но он не хотел ими воспользоваться и опять отдал их вместо игрушки детям садовника. И на третий день всё было по старому: королевна не могла отнять у него шапки, а он не хотел брать её золота.

Несколько времени спустя, в той стране началась война. Король вооружил весь свой народ, потому что сам не знал, в силах ли он противиться столь могущественному врагу, у которого было такое огромное войско. Тогда сказал молодой садовник:

— Теперь я уже большой и тоже хочу идти на войну, только дайте мне лошадь.

Другие же подсмеивались над ним и говорили:

— А вот, как мы уедем, так поищи без нас: мы оставим для тебя славного коня в конюшне.

Все уехали, а златокудрый королевич пошёл в конюшню и вывел оттуда лошадь; а лошадь-то хромала на одну ногу и спотыкалась на каждом шагу; но всё-таки он сел на неё и поехал к тёмному лесу.

Подъехал он к самой опушке и три раза кликнул Железного Ивана да так громко, что голос его раздался по всему лесу. Сейчас же явился дикий человек и спросил:

— Чего тебе надо?

— Мне надо ретивого коня, потому что я хочу идти на войну.

— За этим дело не станет; у тебя будет добрый конь и нечто более того.

Пошёл дикий человек назад в лес, и, немного спустя, вышел из леса конюх и привёл коня; конь фыркал и ржал так, что трудно было удержать. За конюхом следовала большая толпа воинов; все были закованы в железо, и мечи их блистали на солнце. Королевич передал конюху хромую лошадь, а сам вскочил на боевого коня и поехал впереди воинов.

Когда они приближались к полю сражения, бо́льшая часть королевских людей была уже убита; опоздай они ещё немного, то и остальным недолго бы держаться. Наш королевич со своими железными воинами как буря налетел на врагов и убивал направо и налево всех, кто противился ему. Дрогнули враги и бросились было бежать, но королевич шёл по их пятам и не отступал до тех пор, пока ни одного человека не осталось в живых. Как всё покончилось, он не вернулся прямо к королю, а повёл своих железных воинов к лесу и опять кликнул Железного Ивана.

— Чего тебе надо? — спросил дикий.

— Возьми свою лошадь и войско и отдай мне мою хромую лошадь.

Желание это было вмиг исполнено, и королевич поехал во дворец на хромой лошади.

Когда король возвращался во дворец, к нему навстречу вышла дочь и поздравила его с победой.

— Не я победил, — сказал король, — победил какой-то незнакомый рыцарь, который пришёл на помощь к нам со своими воинами.

Королевне захотелось непременно узнать, кто был этот незнакомый рыцарь, но король сам не знал и отвечал на то:

— Он бросился преследовать врагов, и я его более не видал.

Она справилась у садовника, где его подмастерье, а садовник рассмеялся и сказал:

— Ведь и он туда же ездил на войну и только что вернулся на своей хромой лошади. Все смеялись над ним и кричали ему вслед: «Вот едет наш хромой!», а другие спрашивали у него с насмешкой: «За каким забором ты всё это время спал?», а он на то в ответ говорил: «Я не спал, а делал самое лучшее; без меня было бы вам худо». А над ним ещё пуще того смеялись.

Король сказал своей дочери:

— Я устрою большой пир, который будет продолжаться три дня, а ты будешь бросать золотое яблоко: может быть, и приедет на пир незнакомый рыцарь.

Когда оповестили о назначенном пире, наш королевич вышел в лес и кликнул Железного Ивана.

— Чего ты требуешь? — спросил тот.

— Чтобы я поймал золотое яблоко королевской дочери.

— Это так верно, как будто оно в твоих уже руках, — сказал дикарь, — кроме того, ты ещё получишь красное вооружение и поедешь на рыжей лошади.

Когда настал день пира, королевич выехал и стал между рыцарями и не был никем узнан. Королевская дочь выступила и бросила золотое яблоко, но никто не мог поймать его, кроме королевича, а королевич как поймал яблоко, сейчас ускакал с глаз долой.

На второй день Железный Иван вооружил его в белого рыцаря и дал ему белого коня.

Опять он один поймал золотое яблоко и, не медля ни минуты, опять ускакал. Король рассердился и сказал:

— Этого нельзя позволить; он должен предстать передо мною и объявить мне своё имя.

Так и было приказано от короля: как только рыцарь поймает яблоко и опять захочет ускакать, то все должны его преследовать, рубить и колоть его как ни попало, если он не захочет вернуться.

На третий день он получил от Железного Ивана чёрное вооружение и вороную лошадь, и на этот раз он же поймал яблоко. Но когда он с ним ускакал, королевские слуги последовали за ним, и один из них подъехал к нему так близко, что концом своей шпаги ранил его в ногу; несмотря на то, королевич всё-таки ускакал от них; но его лошадь сделала такой сильный прыжок, что у него упал с головы шлем, и слуги увидели, что у него были золотые волосы. Они воротились и сообщили королю всё, что было.

На другой день королевская дочь спросила у садовника, где его подмастерье?

— Он работает в саду, — отвечал садовник. — Чудак был также на празднике, только вчера вечером вернулся; он показывал моим детям три золотые яблока, которые он выиграл.

Король потребовал садового подмастерья к себе; тот явился и опять не снимал шапки; но королевская дочь подошла к нему и сняла шапку — золотые его кудри рассыпались по плечам, и он был так прекрасен, что все были поражены его красотою.

— Так это ты был тот рыцарь, который являлся каждый день на праздник всё в разной одежде, и который поймал три золотые яблока? — спросил король.

— Да, — отвечал королевич, — это я, и вот яблоки.

Тут он вынул их из кармана и подал королю.

— Если ваше величество требуете ещё более доказательств, то вы можете посмотреть рану, которую мне нанесли ваши слуги, преследуя меня. Я тот самый рыцарь, который помог вам одержать победу над врагами.

— А! Если ты мог совершить такие дела, стало быть, ты не сын садовника. Скажи мне, кто твой отец?

— Мой отец могущественный король, а золота я могу иметь столько, сколько захочу.

— Я и сам вижу хорошо, — сказал король, — что я тебе вполне обязан. Не могу ли и я тебе сделать что-нибудь в удовольствие?

— Да, — отвечал королевич, — это вы можете сделать. Отдайте за меня вашу дочь.

Молодая королевна рассмеялась и сказала:

— Он не церемонится; но я видела уже и прежде, по его золотым кудрям, что он не сын простого садовника.

С этими словами она подошла и поцеловала его.

К свадьбе приехали его отец и мать: уж как же они были рады увидеть своего любимого сына! А то ведь они потеряли было всякую надежду. Когда все сидели за свадебным столом, музыка гремела во время стола, вдруг музыканты остановились, двери настежь отворились, и в зал вошёл гордый король с многочисленной свитой. Прямо подошёл он к королевичу, обнял его и сказал:

— Я — Железный Иван и был превращён в дикого человека, но ты меня освободил. Все сокровища, которыми я обладаю, будут теперь твоею собственностью.