Гора Симели (Гримм; Снессорева)

Гора Симели
автор Братья Гримм, пер. Софья Ивановна Снессорева
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Simeliberg. — Источник: Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И. И. Глазунова, 1871. — Т. II. — С. 220. Гора Симели (Гримм; Снессорева) в дореформенной орфографии


Жили да были себе два брата, один богатый, а другой бедный. Богатый ничего не давал бедному, так что бедняга дошёл до такой нищеты, что принуждён был продавать хлебные семена, чтобы только не умереть с голоду, да и тут торговля его так плохо шла, что часто не на что было ему прокормить жену и детей. Случилось раз ему идти по лесу со своею тачкой; идёт он, всё идёт и вдруг видит неподалёку высокую гору, на которой не видно ни травки, ни кустика зелёного; в первый раз ещё в жизни видя такую гору, он остановился, чтобы вдоволь на неё наглядеться.

Стоит так он да глазеет, как вдруг — прямо на него идут двенадцать великанов да такие страшные, что бедняк подумал: «Это верно разбойники» и скорее тачку сунул промеж кустов, а сам залез на дерево; сидит он на дереве да и смотрит, что-то из этого выйдет. Подходят двенадцать великанов к горе, становятся все в ряд и, что есть силы, кричат:

— Гора Семси, гора Семси, отворись!

В ту ж минуту гора разделилась на две части по самой середине, и двенадцать великанов вошли в это отверстие, а за ними гора тотчас затворилась. Чрез несколько минут гора опять отворилась: вышли из неё двенадцать великанов, и каждый на спине нёс тяжёлый мешок; когда же они стали перед горою на прежнее место, то опять закричали:

— Гора Семси, гора Семси, затворись!

При этих словах обе части горы соединились, так что не осталось ни малейшего следа того, что она растворялась; а двенадцать великанов пошли своею доро́гою.

Когда наш бедный мужичок потерял их из виду, то тотчас же спустился с дерева, горя нетерпением узнать, что такое заключалось во внутренности горы. Вот пришёл он к горе, стал перед нею и закричал:

— Гора Семси, гора Семси, отворись!

И гора отворилась. Тут наш мужичок вступил в огромную пещеру: вся гора внутри была со сводами и наполнена серебром и золотом, а вокруг золота и серебра лежали кучи жемчугу и драгоценных каменьев. У нашего мужичка и глаза разбежались, как увидел он такие сокровища; смотрит он на них и не знает с чего начать, а тут ещё и сомнение его взяло: можно ли ему ещё касаться до этих сокровищ? Наконец он решился набить себе золотом полные карманы, не касаясь, однако, груды с жемчугом и драгоценными камнями. Выйдя из пещеры, он стал перед горою и закричал:

— Гора Семси, гора Семси, затворись!

Гора затворилась, и наш мужичок возвратился домой со своею тележкою. С той поры ему нечего уже было ни заботиться, ни хлопотать: золота у него было вдоволь для того, чтобы купить хлеба и даже иногда вина; и стал он жить да поживать, да Бога благодарить; и бедных он тоже не забывал и делал добро всем, кому только мог. Когда же всё золото у него вышло, он пошёл к своему брату и попросил у него взаймы четверик. С этим четвериком он опять отправился на добычу, но и на этот раз не осмелился коснуться ни жемчуга, ни драгоценных каменьев. Точно также и в третий раз, идя к горе, он опять заходил к брату за четвериком. А у богача зависть давно уже сердце скребёт: «Зачем, вишь, у родного брата дом как полная чаша!» Вот он и ломает себе голову: откуда, дескать, ему пришло этакое богатство, и на какой конец он всё занимает у него четверик? Думал, думал он да и придумал средство — хитрое средство — чтобы узнать всё, как дело есть. Вот что он выдумал: обмазал дно четверика смолою; и когда брат возвратил ему четверик, то он, посмотрев на дно, нашёл там кусочек золота, который пристал к смоле; он сейчас же к брату с допросом:

— Что ты это мерил четвериком?

— Хлеб и овёс, — отвечал бедняга.

Тогда завистливый богач, показывая ему кусочек золота на дне четверика, грозил предать беднягу судье, если только он не откроет ему истины.

Делать нечего, пришлось бедняку рассказать всё, как было. Узнав эту дорогую золотую тайну, богатый брат поспешно приказал запрячь телегу да и отправился с нею прямо в лес, намереваясь захватить за собою не такие уж жалкие сокровища как дурак его брат. Вот приехал он к горе, стал перед нею и кричит:

— Гора Семси, гора Семси, отворись!

Гора отворилась; он вошёл в пещеру да как увидел такие кучи сокровищ, глаза-то у него и разбежались, слюнки так и потекли, — не знал он с чего ему начать; однако думал, думал да и решился набрать что ни есть больше самых драгоценных каменьев. Вот и захватил он в охапку столько, на сколько сил хватило нести жемчугу, брильянтов и других драгоценностей, и несёт их вон из горы, но вся голова его до того была наполнена мыслями о найденных сокровищах, что не оставалось в ней ни малейшего местечка даже для названия горы, оно выскочило из памяти его, так, что он закричал:

— Гора Симели, гора Симели, отворись!

А гора ни с места, не слушается да и только: зовут-то, вишь, её не по имени. Испугался завистливый богач, ломает себе голову, как бы вспомнить как по настоящему гору зовут, но чем больше он думает, тем больше его мысли путаются, и никак не может вспомнить имени горы и не может заставить её отвориться.

Но к вечеру гора вдруг отворилась, и двенадцать разбойников-великанов вошли в пещеру и как раз захватили на месте преступления злого богача; от радости хохочут разбойники и говорят ему:

— А, наконец-то мы тебя поймали, залётная пташка! Ты думаешь, что мы и не заметили, как ты тут гостил уже три раза, но теперь ты в наших руках и не выйдешь живой из пещеры.

Напрасно злой богач уверял их, что это не он, а его брат; напрасно он молил и просил пощадить его жизнь — разбойники не слушали ни оправданий его, ни слёз, так и отрубили ему голову.