Гора Симели (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Гора Симели
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Simeliberg. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1871. — Т. II. — С. 220. Гора Симели (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


Жили да были себѣ два брата, одинъ богатый, а другой бѣдный. Богатый ничего не давалъ бѣдному, такъ что бѣдняга дошелъ до такой нищеты, что принужденъ былъ продавать хлѣбныя сѣмена, чтобы только не умереть съ голоду, да и тутъ торговля его такъ плохо шла, что часто не на что было ему прокормить жену и дѣтей. Случилось разъ ему идти по лѣсу съ своею тачкой; идетъ онъ, все идетъ, и вдругъ видитъ неподалеку высокую гору, на которой не видно ни травки, ни кустика зеленаго; въ первый разъ еще въ жизни видя такую гору, онъ остановился, чтобы вдоволь на нее наглядѣться.

Стоитъ такъ онъ, да глазѣетъ, какъ вдругъ — прямо на него идутъ двѣнадцать великановъ, да такіе страшные, что бѣднякъ подумалъ: «Это вѣрно разбойники», и скорѣе тачку сунулъ промежь кустовъ, а самъ залѣзъ на дерево; сидитъ онъ на деревѣ да и смотритъ, что-то изъ этого выйдетъ. Подходятъ двѣнадцать великановъ къ горѣ, становятся всѣ въ рядъ и, что есть силы, кричатъ:

— Гора Семси, гора Семси, отворись!

Въ ту жь минуту гора раздѣлилась на двѣ части по самой серединѣ, и двѣнадцать великановъ вошли въ это отверстіе, а за ними гора тотчасъ затворилась. Чрезъ нѣсколько минутъ гора опять отворилась: вышли изъ нея двѣнадцать великановъ и каждый на спинѣ несъ тяжелый мѣшокъ; когда же они стали передъ горою на прежнее мѣсто, то опять закричали:

— Гора Семси, гора Семси, затворись!

При этихъ словахъ обѣ части горы соединились, такъ что не осталось ни малѣйшаго слѣда того, что она растворялась; а двѣнадцать великановъ пошли своею доро́гою.

Когда нашъ бѣдный мужичокъ потерялъ ихъ изъ виду, то тотчасъ же спустился съ дерева, горя нетерпѣніемъ узнать, что такое заключалось во внутренности горы. Вотъ пришелъ онъ къ горѣ, сталъ передъ нею и закричалъ:

— Гора Семси, гора Семси, отворись!

И гора отворилась. Тутъ нашъ мужичокъ вступилъ въ огромную пещеру: вся гора внутри была со сводами и наполнена серебромъ и золотомъ, а вокругъ золота и серебра лежали кучи жемчугу и драгоцѣнныхъ каменьевъ. У нашего мужичка и глаза разбѣжались, какъ увидѣлъ онъ такія сокровища; смотритъ онъ на нихъ и не знаетъ съ чего начать, а тутъ еще и сомнѣніе его взяло: можно ли ему еще касаться до этихъ сокровищъ? наконецъ онъ рѣшился набить себѣ золотомъ полные карманы, не касаясь, однако, до груды съ жемчугомъ и драгоцѣнными камнями. Выйдя изъ пещеры, онъ сталъ передъ горою и закричалъ:

— Гора Семси, гора Семси, затворись!

Гора затворилась и нашъ мужичокъ возвратился домой съ своею телѣжкою. Съ той поры ему нечего уже было ни заботиться, ни хлопотать: золота у него было вдоволь, для того, чтобы купить хлѣба и даже иногда вина; и сталъ онъ жить да поживать, да Бога благодарить; и бѣдныхъ онъ тоже не забывалъ и дѣлалъ добро всѣмъ, кому только могъ. Когда же все золото у него вышло, онъ пошелъ къ своему брату и попросилъ у него въ займы четверика. Съ этимъ четверикомъ онъ опять отправился на добычу, но и на этотъ разъ не осмѣлился коснуться ни до жемчуга, ни до драгоцѣнныхъ каменьевъ. Точно также и въ третій разъ, идя къ горѣ, онъ опять заходилъ къ брату за четверикомъ. А у богача зависть давно уже сердце скребетъ: «зачѣмъ, вишь, у роднаго брата домъ какъ полная чаша!» Вотъ онъ и ломаетъ себѣ голову: откуда, дескать, ему пришло этакое богатство и на какой конецъ онъ все занимаетъ у него четверикъ? Думалъ, думалъ онъ, да и придумалъ средство — хитрое средство — чтобы узнать все, какъ дѣло есть. Вотъ что онъ выдумалъ: обмазалъ дно четверика смолою; и когда братъ возвратилъ ему четверикъ, то онъ, посмотрѣвъ на дно, нашелъ тамъ кусочекъ золота, который присталъ къ смолѣ; онъ сейчасъ же къ брату съ допросомъ:

— Что ты это мѣрилъ четверикомъ?

— Хлѣбъ и овесъ, — отвѣчалъ бѣдняга.

Тогда завистливый богачъ, показывая ему кусочекъ золота на днѣ четверика, грозилъ предать бѣднягу судьѣ, если только онъ не откроетъ ему истины.

Дѣлать нечего, пришлось бѣдняку разсказать все какъ было. Узнавъ эту дорогую золотую тайну, богатый братъ поспѣшно приказалъ запречь телѣгу, да и отправился съ нею прямо въ лѣсъ, намѣреваясь захватить за собою не такія ужь жалкія сокровища, какъ дуракъ его братъ. Вотъ пріѣхалъ онъ къ горѣ, сталъ передъ нею и кричитъ:

— Гора Семси, гора Семси, отворись!

Гора отворилась; онъ вошелъ въ пещеру да какъ увидѣлъ такія кучи сокровищъ, глаза-то у него и разбѣжались, слюнки такъ и потекли, — не зналъ онъ съ чего ему начать; однако думалъ, думалъ, да и рѣшился набрать что ни есть больше самыхъ драгоцѣнныхъ каменьевъ. Вотъ и захватилъ онъ въ охабку столько, на сколько силъ хватило нести жемчугу, брильянтовъ и другихъ драгоцѣнностей, и несетъ ихъ вонъ изъ горы, но вся голова его до того была наполнена мыслями о найденныхъ сокровищахъ, что не оставалось въ ней ни малѣйшаго мѣстечка даже для названія горы, оно выскочило изъ памяти его, такъ, что онъ закричалъ:

— Гора Симели, гора Симели, отворись!

А гора ни съ мѣста, не слушается да и только: зовутъ-то, вишь, ее не по имени. Испугался завистливый богачъ, ломаетъ себѣ голову, какъ бы вспомнить какъ по настоящему гору зовутъ, но чѣмъ больше онъ думаетъ, тѣмъ больше его мысли путаются и никакъ не можетъ вспомнить имени горы и не можетъ заставить ее отвориться.

Но къ вечеру гора вдругъ отворилась и двѣнадцать разбойниковъ-великановъ вошли въ пещеру и какъ разъ захватили на мѣстѣ преступленія злаго богача; отъ радости хохочутъ разбойники и говорятъ ему:

— А, наконецъ-то мы тебя поймали, залетная пташка! ты думаешь, что мы и не замѣтили, какъ ты тутъ гостилъ уже три раза, но теперь ты въ нашихъ рукахъ и не выйдешь живой изъ пещеры.

Напрасно злой богачъ увѣрялъ ихъ, что это не онъ, а его братъ; напрасно онъ молилъ и просилъ пощадить его жизнь — разбойники не слушали ни оправданій его, ни слезъ, такъ и отрубили ему голову.