Баядерка (Гёте; Минаев)

Баядерка : Индийская легенда
автор Иоганн Вольфганг фон Гёте (1749—1832), пер. Д. Д. Минаев (1835—1889)
На перепутьи, 1871
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Der Gott und die Bajadere. Indische Legende («Mahadöh, der Herr der Erde…»). — Опубл.: 1870[1]. Источник: Д. Д. Минаев. На перепутьи. — СПб.: Издание книгопродавца-типографа Б. Н. Плотникова, 1871. — С. 338.. Баядерка (Гёте; Минаев) в дореформенной орфографии


Баядерка


Индийская легенда


С небес Магадева, владыка земной,
Незримо на грешную землю спустился
И образ принять человека решился,
Чтоб жить вместе с смертными жизнью одной.
Людей предоставив их собственной воле,
Он ходит в народе, желая узнать,
Достоин ли лучшей, счастливой он доли,
Иль в мир нужно новые кары послать.
Идёт Магадева, как странник смиренный,
10 По улицам города, зорко следит
За жизнью в палатах, в избушке согбенной,
А к вечеру снова в дорогу спешит.

В предместьи глухом, где души он не встретил,
У крайнего дома, на шатком крыльце
15 Он падшую женщину скоро заметил
С поддельным румянцем на дивном лице.
— «Привет мой красавице!» — «Путник прекрасный,
Ты добр и приветлив, войди в мой приют…»
— «Но кто ты?» — «Меня баядеркой зовут;
20 Мой дом пред тобой — дом любви сладострастной».
И в бубен рукой ударяя, плывёт,
Кружится она в соблазнительной пляске,
Змеёй извиваясь и, полная ласки,
Пришельцу душистый букет подаёт.

25 И странника нежно обвивши руками,
Она увлекает его за порог.
— «О, гость мой желанный! Весь дом свой огнями
Сейчас освещу я, как пышный чертог.
Устал ты, мой милый, — я стану в молчании
30 На ложе прохладном твой сон охранять,
Я дам тебе всё, что я дать в состоянии:
Веселье, покой и любви благодать».
И бог просветлённый, растроган глубоко,
Слова чудной грешницы слушал в тиши,
35 Довольный, что встретил под грязью порока
Порывы прекрасной и чистой души.

Пред ним баядерка стоит, как рабыня,
И детскою радостью светится взгляд:
В душе молодой сквозь наружный разврат
40 Природного чувства сказалась святыня.
Роскошный цветок обращается в плод;
Надежда сменила удел безнадёжный.
Для сердца от рабства один переход —
К любви беззаветной и пламенно-нежной.
45 Но тот, кто изведал все тайны судьбы,
Не кончил ещё своего испытанья,
Готовя все ужасы мук и страданья
Для сердца прекрасной, но падшей рабы.

К щекам размалёванным льнёт он губами,
50 Она же, в томлении любви, в первый раз
Трепещет, не выразить чувства словами,
И первые слёзы струятся из глаз.
В избытке ещё незнакомого счастья
К ногам его падает молча она…
55 Теперь в ней горит не огонь сладострастья,
Ей плата за ласки теперь не нужна…
А тени ночные всё гуще ложились
И, словно их очи желая смежить,
Над ложем любовников тихо спустились,
60 Чтоб тайну любви их ревниво хранить.

Впервые уснула она в упоенье,
Ласкаясь, смеясь с дорогим пришлецо́м;
Но было ужасно её пробужденье:
Гость милый лежал перед ней мертвецом…
65 И, бросившись с воплем, напрасно хотела
Усопшего друга она разбудить:
Он мёртв… Понесли охладевшее тело
К костру, чтоб последний обряд совершить.
Жрецы назади, погребальное пенье…
70 Безумьем сверкнул бледной грешницы взор:
Толпу рассекает она в исступлении,
Бежит… Но зачем ты бежишь на костёр?

Она у носилок упала, рыдая,
И слышен далёко был женщины стон:
75 — «Отдайте мне мужа, иль с мужем туда я
Пойду, где сгорит над могилою он.
Ужели в ничтожество, в прах обратится,
Исчезнет божественных форм красота?
Ужель не раскроются эти уста?
80 Одну только ночь дайте мне насладиться!..»
Но хором жрецы ей пропели в ответ:
«Равно мы хороним всех в мире отживших —
И старцев, для света сном вечным почивших,
И юношей, рано покинувших свет.

85 Внимай же ученью жрецов: ни минуты
Тот юноша не был супругом тебе;
Ты жизнь баядерки ведёшь, — потому ты
Не можешь сгореть с ним! Угодно судьбе, —
Слезами напрасно богов ты печалишь, —
90 Чтоб в тихое царство могильного сна
Последовать вслед за супругом должна лишь
Жена его только, — никто, как жена!..
Сливайтесь же трубы в унылые звуки!
Пусть пламя костра заблестит в вышине,
95 И тело красавца, сложившего руки,
Вы, боги, примите в священном огне!..»

Так пели жрецы. Освящённый веками,
Закон осуждал всех блудниц на позор…
Тогда баядерка всплеснула руками
100 И бросилась в пламя на самый костёр.
Вдруг чудо свершилось, незримое в мире:
Божественный юноша вспрянул с одра
И вместе с подругой, поднявшись с костра,
Исчез в голубом, беспредельном эфире.
105 Так боги, по благости вечной своей,
Всем людям умеют прощать заблужденья
И к дальнему небу в огне очищенья
Возносят с собою заблудших детей.




Примечания

См. также перевод А. К. Толстого.

  1. Впервые — в журнале «Дело», 1870, № 9, с. 158—160 под заглавием «Баядерка» с подзаголовком «Индейская легенда. (Из Гёте)» и подписью «Дм. Минаев».


  Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.