Царевна Софья (Чюмина)/1889 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg

Царевна Софья
авторъ Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
См. Оглавленіе. Изъ цикла «Поэмы и стихотворенія историческаго содержанія». Дата созданія: 1888, опубл.: 1889. Источникъ: О. Н. Чюмина. Стихотворенія 1884—1888. — С.-Петербургъ: Типографія А. С. Суворина, 1889.

Редакціи




[78]
ЦАРЕВНА СОФЬЯ.
I.

Во свѣтлицѣ царской, съ сводами лѣпными,
Съ утварью богатой, съ стеклами цвѣтными,
Возсѣдаетъ—въ креслѣ съ спинкой золоченой
Въ ферязи[1] парчевой, мѣхомъ опушенной,
Въ столбунцѣ[2] жемчужномъ—Софья Алексѣвна,
И давно ужъ думу думаетъ царевна…
Дышетъ вся фигура силою и властью,
Огненныя очи вспыхиваютъ страстью,
Волей непреклонной—жесткою и твердой,
10 Губы, раскрываясь, шепчутъ вызовъ гордый…
Какъ? Возможное это? Тамъ, въ Преображенскомъ
Разсуждаютъ нынче о правленьи женскомъ,
Осуждаютъ дерзко крымскіе походы,
Слабость, неумѣнье, трусость воеводы!
15 Говорятъ открыто, будто князь Василій,
Что̀, служа отчизнѣ, не щадилъ усилій
Ни въ совѣтѣ думномъ, ни на полѣ бранномъ,—
Отступилъ, постыдно отраженный ханомъ,
Отступилъ, не славой громкою покрытый,
20 А полками хана дикаго разбитый,—
И надъ тѣмъ дерзаютъ насмѣхаться,—Боже!—
Чья любовь ей міра цѣлаго дороже!
Все идетъ оттуда! О, гнѣздо эхидны!
Ужъ давно ихъ козни злыя очевидны,
25 Не угомонилась старая царица:
Подстрекаетъ близкихъ гордая орлица.
Видно, еще мало пролилося крови…

[79]

(И у Софьи грозно сдвинулися брови)—
Намекаютъ нынче, что царю, молъ, время
30 Воспріять со славой государства бремя,
Что землею править женщинѣ не гоже,
Что зазорно это… Попытайтесь, что же?..
Смѣхъ вѣдь! Послѣ многихъ козней безуспѣшныхъ,
Ужъ не Петръ ли юный во главѣ «потѣшныхъ»,
35 Бредившій доселѣ мудростью нѣмецкой,
Вздумаетъ бороться съ силою стрѣлецкой?
Ужъ не онъ ли сломитъ силу вѣковую,
Сокрушитъ навѣки старину сѣдую?..

Усмѣхнулась тихо Софья Алексѣвна,
40 Просіяли очи, что̀ глядѣли гнѣвно,
Какъ сіяетъ солнце изъ-за тучъ порою.
Только-бъ «онъ» вернулся!.. Завтра же съ зарею
Въ Троицкую лавру ей собраться надо—
Отслужить молебенъ, не забыть и вклада
45 Щедраго въ обитель…
Только бы скорѣе
«Онъ» домой вернулся!.. И тогда «злодѣи»
Не страшны̀ царевнѣ, не страшны ихъ козни,
Не боится Софья ни боярской розни,
50 Ни «орлицы» старой, ни ея «орленка»,
Видя въ самодержцѣ будущемъ—ребенка!


II.

Въ небѣ догорало полымя заката.
Со своею свитой, убранной богато,
Прибыла царевна въ ближнее селенье,
Гдѣ къ ея пріему шли приготовленья

[80]

Въ путевой палатѣ,—и прошла въ свѣтлицу.
Яркій свѣтъ лампады озарялъ божницу,
Надъ стариннымъ садомъ ужъ сгущались тѣни,
Изъ окна пахну̀ло запахомъ сирени.
И съ глубокимъ вздохомъ, полузаглушеннымъ,
10 Подошла царевна ко святымъ иконамъ,
Опустяся тихо предъ рѣзнымъ кіотомъ[3]
Вдругъ чело холоднымъ оросилось потомъ
И въ очахъ царевны, широко раскрытыхъ,
На чертахъ, смертельной блѣдностью покрытыхъ,
15 Отразился ужасъ непреодолимый…
Передъ ней въ кіотѣ, вмѣсто ею чтимой
Знаменья иконы, кѣмъ-то издалече
Присланной въ подарокъ,—голова Предтечи
На нее глядѣла неотступнымъ взоромъ,
20 Что̀ дышалъ, казалось, скорбью и укоромъ!..
Чудится царевнѣ, будто капли крови
Изъ главы сочатся… будто сжались брови
Отъ невыносимо тяжкаго страданья…
И въ умѣ у Софьи вдругъ воспоминанье
25 Страшное проснулось! Въ этой же палатѣ,
Здѣсь ждала царевна вѣсти о захватѣ
На пути Хованскихъ; здѣсь же безъ боязни
Ожидала Софья ихъ ужасной казни…
Здѣсь, вокругъ поспѣшно возведенной плахи,
30 На дворѣ толпились стражники, монахи,
Волновалось глухо сборище народу
И гудѣло, словно море въ непогоду…

И среди жестокихъ совѣсти мученій
Развернулся длинный свитокъ прегрѣшеній
35 Предъ ея очами. Сквозь туманъ кровавый

[81]

Передъ ней вставали прежнія расправы,
Рядъ насилій страшныхъ, ею совершенныхъ,
Тѣни жертвъ, безвинно ею осужденныхъ—
Повѣсть роковая тайны и измѣны!
40 И казалось Софьѣ, будто эти стѣны,
Будто воздухъ самый, вѣтра дуновенье—
Все вокругъ немолчно вопіетъ о мщеньи,
Будто передъ нею выростаетъ мститель,
Будто ужъ раскрылась мрачная обитель,
45 И судьба сулитъ ей не вѣнца сіянье,
А глухую келью и года̀ страданья…

1888 г.




Примечания

  1. Ферязь — старинная русская одежда (мужская и женская) с длинными рукавами, без воротника и перехвата. (прим. редактора Викитеки)
  2. Столбунец — высокая женская шапка с сужением кверху и дополнительной меховую опушкой на затылке. (прим. редактора Викитеки)
  3. Киот — особый украшенный шкафчик (часто створчатый) или застеклённая полка для икон. (прим. редактора Викитеки)