Три пряхи (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Три пряхи
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Die drei Spinnerinnen. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 135. Три пряхи (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


У одной бѣдной матери была дочь, да такая лѣнивая, что никогда не хотѣла даже прясть. Мать, бывало, и бранитъ и уговариваетъ — ничто не помогаетъ: не хочетъ дѣвушка садиться за работу, да и только. Дошло до того, что мать потеряла терпѣніе и, осерчавъ, побила свою лѣнивую дочку, а та давай, что силы есть, ревѣть во все горло.

На ту пору ѣдетъ королева и, услыхавъ такой громкій плачъ, приказала кучеру остановиться, а сама вошла въ бѣдную избушку и спрашиваетъ мать, за что она побила свою дочку. Стыдно стало матери обличать предъ королевой свою дочку въ лѣности, и стыдно и жалко, вотъ она и рѣшилась лучше солгать.

— Да вотъ, — говоритъ она, — никакъ не могу дочку оторвать отъ самопрялки; ей все хочется прясть, не покладывая рукъ; ну, а я бѣдна и не въ состояніи безпрестанно покупать для нея льну.

А королева на то въ отвѣтъ:

— А меня ничто такъ не веселитъ, какъ шумъ, который дѣлаютъ пряхи, когда прядутъ; мнѣ такъ пріятно и весело, когда самопрялки постукиваютъ. Отдай-ка мнѣ, старушка, свою трудолюбивую дочку; въ моемъ дворцѣ не бываетъ недостатка въ льнѣ и дочка твоя можетъ вдоволь прясть, сколько душѣ угодно.

Очень обрадовалась мать такому предложенію и королева увезла съ собою красную дѣвушку.

Вотъ пріѣхали они во дворецъ, и королева, не теряя времени, отвела гостью въ отдѣльныя три комнаты, гдѣ ничего не было, кромѣ льна, самаго лучшаго льна, отъ полу до самаго потолка.

— Вотъ, — говоритъ королева, — садись за работу, и когда ты окончишь прясть весь этотъ ленъ, то я отдамъ тебя замужъ за моего старшаго сына. Что мнѣ за дѣло, что ты бѣдна? Неутомимое трудолюбіе — самое лучшее приданое за дѣвушкою.

Ужь какъ же и перепугалась красная дѣвица: вѣдь она и прясть-то не умѣла и знала только то, что хоть цѣлый вѣкъ просидѣть ей надъ этой кучей льна, а не выпрясть ей ни одного мотка нитокъ. Вотъ сидитъ она цѣлые три дня и горько плачетъ, а сама и рукой не пошевелитъ. На третій день къ вечеру приходитъ королева и видитъ, что ленъ такъ непочатой и стоитъ. Удивилась такому диву королева, а бѣдная пряха стала извиняться, говоря, что руки не поднимаются на работу отъ великаго горя — отъ разлуки съ матушкой родимой. Королева милостиво выслушала эту причину и, уходя, говоритъ:

— Ну такъ и быть; но съ завтрашняго дня принимайся ужь за работу.

Опять осталась красавица одна надъ кучами льну и, не зная чѣмъ пособить себѣ, подошла къ окну. Печально смотритъ она въ окно и видитъ идутъ три женщины; у одной преширокая, плоская нога, у другой отвисла безъ конца длинная нижняя губа, а у третьей большой палецъ на рукѣ непомѣрно широкъ, такъ широкъ, что и сказать нельзя.

Три женщины подошли къ окну и, остановясь прямо передъ красавицей, говорятъ ей:

— Что у тебя за кручинушка, красная дѣвица?

Она разсказала имъ все, какъ было съ нею. Тогда всѣ три женщины вызвались помочь ея горю.

— Только обѣщаешься ли ты позвать насъ на свадьбу и не стыдясь назвать насъ своими двоюродными сестрицами и посадить насъ за свадебный пиръ? Если обѣщаешься, то мы поможемъ твоему горю и мигомъ выпрядемъ весь ленъ.

— Съ великою радостью обѣщаюсь, только не откажитесь помочь моей кручинѣ и поторопитесь приниматься скорѣе за работу.

Странныя пряхи тотчасъ вошли; красная дѣвица поумяла ленъ такъ, что сдѣлалось свободное мѣстечко; пряхи сѣли и тотчасъ принялись за работу.

Первая пряха пропустила снурокъ вокругъ колеса и, положивъ ногу на подножку, застучала ею и колесо завертѣлось; вторая пряха смачивала нитку нижнею губою, а третья держала пальцами нитку и при каждомъ движеніи ея широкаго большаго пальца спускалась на полъ самая ровная и тонкая нитка. Зайдетъ королева посмотрѣть на работу, красная дѣвица тотчасъ запрячетъ пряхъ, а сама показываетъ ихъ работу за свою, а королева не нарадуется, не нахвалится ею.

Опустѣла первая комната; пряхи перешли во вторую, потомъ въ третью, да и въ третьей скорехонько льну не стало.

Кончивъ работу, пряхи простились съ красной дѣвицей да и напомнили ей:

— Смотри же, не забудь свое обѣщаніе; твое счастье зависитъ отъ того.

Когда красавица показала королевѣ опустѣвшія комнаты и огромную кучу прекрасныхъ нитокъ, королева немедля положила срокъ свадьбѣ и принцъ не нарадовался, что невѣста у него такая искусница да трудолюбивая, и предъ всѣми хвастался ею.

— У меня есть три двоюродныя сестрицы, — говоритъ будущая принцесса, — онѣ дѣлали мнѣ много добра, когда я была бѣдна, и мнѣ было бы очень прискорбно, когда бы я забыла ихъ въ счастьи. Позволите ли вы мнѣ пригласить ихъ на свадьбу и посадить вмѣстѣ съ вами за столъ?

Съ радостью согласилась на то королева и ея сынъ.

Начался свадебный пиръ; вошли три пряхи въ странной одеждѣ, а невѣста, не стыдясь, говоритъ имъ:

— Милости просимъ, дорогія сестрицы.

— Эге! — говоритъ женихъ, — отчего это у тебя сестрицы такіе уроды?

И съ этими словами подходитъ принцъ къ первой пряхѣ съ широкою ногою и обращается къ ней съ вопросомъ:

— Отчего у тебя такая широкая нога?

— Колесо верчу, батюшка принцъ, колесо верчу, — отвѣчала пряха.

Женихъ обращается къ другой съ вопросомъ:

— Отчего у тебя такая безконечная губа?

— Нитку смачиваю, батюшка принцъ, нитку смачиваю.

Женихъ къ третьей:

— Отчего же у тебя такой непомѣрно широкій палецъ?

— Нитку сучу, батюшка принцъ, нитку сучу.

Ужасно перепугался царственный женихъ.

— Отнынѣ навсегда повелѣваю, чтобы королевскія невѣсты никогда не притрогивались къ самопрялкѣ! — закричалъ онъ съ испугу.

Оттого-то съ-тѣхъ-поръ невѣсты во дворцахъ никогда не прядутъ.