Соломинка, уголь и боб (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Соломинка, уголь и бобъ
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Strohhalm, Kohle und Bohne. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 143. Соломинка, уголь и боб (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


Жила-была бѣдная старушка въ деревнѣ; набрала она полное блюдо бобовъ и хотѣла ихъ варить себѣ на обѣдъ. Она развела огонь на очагѣ, а чтобъ огонь скорѣе разгорѣлся, зажгла она его пучкомъ соломы. Когда она сыпала бобы въ горшокъ, то незамѣтно упалъ одинъ бобъ на полъ, какъ-разъ возлѣ соломинки. Сейчасъ послѣ этого выскочилъ раскаленный уголь изъ очага и упалъ рядомъ съ ними. Соломинка заговорила первая:

— Други милые, откуда вы?

Уголь далъ отвѣтъ:

— На мое счастье я успѣлъ выскочить изъ огня, и не сдѣлай я этого насильно, смерть была бы неминуча: сгорѣть бы мнѣ до тла.

Бобъ тотчасъ подхватилъ:

— Я тоже пока цѣлъ и невредимъ; но попадись я въ горшокъ вмѣстѣ съ другими, то старуха безъ всякой жалости и меня разварила бы въ кашу, какъ моихъ собратій.

— А развѣ мнѣ предстояла лучшая участь? — сказала соломинка, — всѣхъ моихъ сестрицъ старуха превратила въ огонь и дымъ; разомъ подхватила она шестьдесятъ и лишила ихъ жизни безъ всякой жалости. Къ моему счастью, я проскользнула между ея пальцами.

— Но что же теперь мы станемъ дѣлать? — спросилъ уголь.

— Я полагаю, — сказалъ бобъ, — что такъ какъ мы всѣ трое счастливо избѣгли смерти, то намъ слѣдуетъ жить вмѣстѣ, какъ добрымъ товарищамъ, и чтобы не постигло насъ здѣсь новое бѣдствіе, то гораздо лучше будетъ оставить намъ эту землю и отправиться въ чужіе края.

Предложеніе всѣмъ понравилось и они вмѣстѣ отправились въ дальній путь. Скоро подошли они къ маленькому ручейку. Не было ни мостика, ни дощечки черезъ ручеекъ. Какъ тутъ быть путешественникамъ, чтобы перейти на другой берегъ? Соломинка скоро придумала, какъ помочь бѣдѣ.

— Я лягу поперекъ ручья, — сказала она, — а вы идите по мнѣ, какъ по мосту.

Соломинка растянулась съ одного берега на другой, а уголь, какъ существо горячаго темперамента, смѣло пошелъ по новомодному мосту. Когда дошелъ онъ до середины и услыхалъ, какъ журчала вода подъ нимъ, вдругъ стало ему страшно; онъ остановился, боясь идти дальше. Соломинка начала подъ нимъ горѣть, разломилась пополамъ и упала въ ручеекъ. Уголь покатился за нею, зашипѣлъ, какъ только упалъ въ воду, и скоро испустилъ послѣднее дыханіе.

Бобъ былъ поосторожнѣе своихъ пріятелей и оставался на берегу, чтобы посмотрѣть, какъ они справятся съ дѣломъ, а увидѣвъ участь, ихъ постигшую, не выдержалъ и расхохотался надъ этимъ приключеніемъ. Долго покатывался онъ со смѣха, пока лопнулъ. Вотъ тутъ бы и ему былъ карачунъ, да, къ счастью его, тутъ же на берегу ручейка отдыхалъ странствующій портной. Видно у портнаго было жалостливое сердце: взялъ онъ нитку и иголку и зашилъ бобъ на лопнувшемъ мѣстѣ.

Бобъ очень чувствительно поблагодарилъ своего благодѣтеля; но такъ какъ у портнаго на то время случились только черныя нитки, то съ-тѣхъ-поръ у всѣхъ бобовъ черная полоска на боку.