Три пера (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Три пера
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Die drei Federn. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 426. Три пера (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


Въ нѣкоторомъ царствѣ, не въ нашемъ государствѣ, жилъ-былъ царь; у него было три сына: двое умныхъ, а третій дуракъ. Старшіе были смѣтливы и говорливы, а младшій говорилъ мало и былъ простоватъ.

Когда царь сталъ старъ и слабъ, надо было подумать и о смерти. Задумался царь: кому бы изъ сыновей отдать въ наслѣдство царство свое. Подумалъ онъ и говоритъ:

— Ступайте-ка путешествовать, и кто изъ васъ принесетъ мнѣ самый тонкій коверъ тотъ и будетъ послѣ меня царемъ.

И, чтобы не было спора между ними, царь вывелъ ихъ на дворъ у дворца, пустилъ по воздуху три пера, а самъ и говоритъ:

— Куда эти перья полетятъ, въ ту сторону пускай каждый изъ васъ и отправляется.

Одно перо полетѣло на востокъ, другое на западъ, третье же поднялось немного, полетѣло прямо, да и то недалеко и тутъ же упало на земь. Одинъ братъ пошолъ направо, другой — налѣво, и оба подсмѣивались надъ дуракомъ, которому пришлось оставаться на мѣстѣ у третьяго пера.

Усѣлся дуракъ у третьяго пера и взяла его кручина. Смотритъ онъ смотритъ, и вдругъ видитъ: у самаго пера потайная дверь. Онъ поднялъ дверь вверхъ и видитъ: подъ дверью — лѣстница; онъ и пошолъ-себѣ внизъ. Шолъ онъ шолъ, пока пришолъ къ другой двери. Онъ постучался въ дверь и услыхалъ, что за дверью кто-то закричалъ:

— Зеленая малютка собачонка, поскорѣе сбѣгай-ка ты взадъ и впередъ, да погляди скорѣе, кто тамъ стучитъ.

Отворилась дверь и увидѣлъ онъ большую пребольшую и претолстую жабу, а вокругъ нея множество маленькихъ жабъ. Большая жаба спросила у царевича, чего онъ хочетъ.

— Да мнѣ хотѣлось бы имѣть самый тонкій и красивый коверъ.

Большая жаба кликнула маленькую и сказала:

— Зеленая малютка собачонка, поскорѣе сбѣгай-ка ты взадъ и впередъ, да принеси мнѣ мою коробочку.

Молодая жаба принесла коробочку, а большая жаба открыла ее и подала дурачку коверъ, да такой тонкій и красивый, какого никто еще на землѣ не могъ соткать.

Дурачокъ сказалъ, какъ умѣлъ, спасибо и поднялся наверхъ.

А умные братья держатъ у себя на умѣ, что младшій братъ до того глупъ, что ничего не способенъ отыскать, не то, что коверъ.

«И къ чему намъ-то трудиться искать?» — думали они про себя.

Отняли они у первой встрѣчной бабы шерстяное тканье и принесли отцу.

Въ то же самое время вернулся и дуракъ и принесъ свой прекрасный коверъ. Увидѣвъ его коверъ, царь изумился и говоритъ:

— Если судить по справедливости, то младшему принадлежитъ царство.

Но старшіе не давали отцу покоя, толкуя такъ, что можно ли сдѣлать царемъ дурака, у котораго ни на что не хватаетъ ума, и просили отца постановить новое условіе. Тогда сказалъ отецъ:

— Тотъ получитъ послѣ меня царство, кто принесетъ мнѣ самое дорогое кольцо.

И, сказавъ это, царь вывелъ трехъ сыновей на дворъ; пустилъ на воздухъ три пера и приказалъ каждому идти вслѣдъ за своимъ перомъ. Старшіе опять отправились на востокъ и западъ, а перо дурака опять полетѣло прямо и упало около потайной двери. Опять спустился онъ къ толстой жабѣ и сказалъ ей, что ему надо самое дорогое кольцо.

Большая жаба приказала тотчасъ подать ей коробку и вынула оттуда драгоцѣнное кольцо, которое блистало разноцвѣтными каменьями и было такъ прекрасно, что ни одинъ ювелиръ на землѣ не могъ такого сдѣлать.

А умные братья опять насмѣхались надъ дуракомъ, какъ это онъ будетъ искать золотого кольца на землѣ. Оба даже не позаботились поискать, а просто выбили изъ стараго каретнаго кольца гвозди и принесли его къ отцу въ полной увѣренности, что куда дураку до нихъ!

Когда дуракъ показалъ свое кольцо, отецъ опять сказалъ:

— Ему принадлежитъ царство!

Тутъ умные сыновья опять стали мучить царя, пока тотъ не постановилъ новаго условія, что тотъ будетъ царствовать послѣ смерти его, кто приведетъ домой самую прекрасную жену.

Еще разъ пустилъ царь три пера по воздуху и они полетѣли попрежнему.

Тутъ ужь дурачокъ ни слова не говоря, прямо пошолъ въ подземелье къ огромной жабѣ и сказалъ:

— Мнѣ надо привести домой самую прекрасную жену.

— Вотъ какъ! — сказала на то жаба, — тебѣ надо самую прекрасную жену; но, вѣдь, прекрасныя жоны не всегда водятся подъ рукой. Впрочемъ, ты все-таки получишь самую прекрасную жену.

И тутъ же она дала ему желтую выдолбленную рѣпу, запряженную шестернею мышей. Увидѣвъ то, совсѣмъ оторопѣлъ дурачокъ и спросилъ:

— Да что же мнѣ съ этимъ дѣлать?

А большая жаба на то:

— Посади только туда одну изъ моихъ малютокъ.

Дуракъ, не долго думая и не выбирая, взялъ первую жабу, попавшуюся ему подъ-руку, и посадилъ ее въ жолтую рѣпу. Не успѣлъ онъ это сдѣлать, какъ вдругъ жаба превратилась въ раскрасавицу-дѣвицу, рѣпа стала колесницей, мыши — лошадьми. Онъ поцаловалъ прекрасную невѣсту, погналъ лошадей и прискакалъ во дворецъ. Умные братья тоже пришли, только они ни чуть не старались отъискать себѣ прекрасныхъ жонъ, но просто захватили съ собой первыхъ, попавшихся имъ на дорогѣ, деревенскихъ дѣвокъ.

Какъ увидѣлъ ихъ царь, такъ сейчасъ сказалъ:

— Младшему сыну принадлежитъ корона послѣ смерти моей.

Умные братья еще пуще оглушили царя своими криками:

— Мы не можемъ допустить, чтобы дуракъ былъ у насъ царемъ.

И требовали они, чтобъ за тѣмъ осталось это преимущество, чья жена перескочитъ черезъ кольцо, висѣвшее въ залѣ. Они соображали, что деревенскимъ дѣвкамъ легче перескочить, потому что онѣ сильнѣе и такія здоровенныя, а нѣжная красавица, навѣрное, до смерти убьется. Старый царь и на это согласился.

Обѣ деревенскія дѣвки подскочили и перепрыгнули въ кольцо, но были такъ неуклюжи и тяжеловѣсны, что тутъ же растянулись и переломили себѣ грубыя руки и ноги. Послѣ нихъ прыгнула и прекрасная дѣвица, которую привелъ дурачокъ, и такъ легко проскочила кольцо, такъ легко, какъ дикая козочка.

Тутъ ужъ нечего было говорить: дѣло само за себя говорило.

И наконецъ младшій царевичъ получилъ по справедливости царскую корону, и тотъ, котораго считали дурачкомъ, долго и мудро царствовалъ, дѣлая счастливымъ свой народъ.