Золотой гусь (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Золотой гусь
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Die goldene Gans. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 434. Золотой гусь (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


Жилъ-былъ старикъ, а у него было три сына: два умныхъ, а третій дуракъ. Всѣ насмѣхались надъ нимъ и не упускали случая оказать ему пренебреженіе. Случилась надобность старшему сыну идти въ лѣсъ нарубить дровъ, а мать испекла ему пирогъ, начиненный яйцами, и дала еще ему бутылку вина, чтобы не терпѣлъ ея сынокъ ни голода, ни жажды. Пришолъ онъ въ лѣсъ, а къ нему на встрѣчу старый сѣдой человѣчекъ, который пожелалъ ему добраго утра и сказалъ:

— Дай мнѣ кусокъ пирога, что у тебя въ мѣшкѣ, и глотокъ вина изъ бутылки; я голоденъ и мнѣ пить хочется.

Умный братъ отвѣчалъ:

— Коли дамъ я тебѣ моего пирога и вина, такъ мнѣ самому не достанется. Убирайся своей дорогой! — сказалъ и пошолъ рубить, оставивъ человѣчка на мѣстѣ.

Началъ онъ рубить дерево, но немного еще нарубилъ, какъ вдругъ промахнулся, да топоромъ попалъ прямо себѣ въ руку такъ, что принужденъ былъ вернуться домой и перевязать рану. А эту бѣду напустилъ на него сѣдой старичокъ.

Пошолъ средній сынъ въ лѣсъ; мать и ему дала пирогъ съ начинкой и бутылку съ виномъ. И ему также попался на встрѣчу сѣдой старичокъ и также попросилъ у него кусочекъ пирога и глоточекъ вина. Но и средній братъ отвѣчалъ ему такъ же разумно:

— Что я тебѣ дамъ, то я долженъ отъ себя отнять. Ступай-себѣ своей дорогой.

Онъ оставилъ старичка и принялся за дѣло. Но наказаніе не заставило себя ждать: послѣ немногихъ ударовъ въ дерево, онъ промахнулся и попалъ топоромъ прямо въ ногу, такъ что пришлось другимъ отнести его домой.

Тогда и дуракъ сказалъ отцу:

— Отпусти-ка меня въ лѣсъ по дрова.

— Куда тебѣ, дураку! Коли твои братья съ дѣломъ не справились, а только вреда себѣ понадѣлали, такъ тебѣ ли, дураку, справиться? Сиди лучше дома.

Но дуракъ былъ упрямъ и до тѣхъ поръ не давалъ покоя отцу, пока тотъ не сказалъ:

— Ступай, когда хочешь, авось-либо горе тебя проучитъ и сдѣлаетъ поумнѣе.

Дала ему мать пирогъ, испеченный на водѣ и въ золѣ и бутылку кислаго пива. Пошолъ онъ въ лѣсъ, а на встрѣчу ему сѣдой старичокъ, который поклонился ему и сказалъ:

— Дай мнѣ кусокъ пирога и глотокъ изъ твоей бутылки; мнѣ очень пить и ѣсть хочется.

— У меня только и есть, что пирогъ въ золѣ, да кислое пиво въ бутылкѣ, — отвѣчалъ ему дуракъ, — но если ты не прочь отъ этого, такъ сядемъ вмѣстѣ и покушаемъ съ тобой.

Они усѣлись; дуракъ вытащилъ изъ мѣшка пирогъ съ золою и бутылку съ кислымъ пивомъ и вдругъ — пирогъ съ золой превратился въ пирогъ съ яйцами, а кислое пиво — въ отличное вино. Оба сытно поѣли и важно выпили. Тогда старичокъ сказалъ:

— Такъ какъ у тебя доброе сердце и ты радъ дѣлиться съ ближнимъ всѣмъ, что имѣешь, такъ я хочу надѣлить тебя счастьемъ. Вонъ видишь это старое дерево? сруби его и что найдешь между его корнями, то возьми себѣ.

Съ этими словами старичокъ всталъ и простился съ нимъ.

Пошолъ дуракъ и срубилъ дерево, а какъ оно рухнулось, увидѣлъ онъ: между корнями сидитъ гусь, а перья-то у гуся все изъ чистаго золота. Дуракъ взялъ гуся и пошолъ въ трактиръ на ночлегъ.

У трактирщика было три дочери; какъ увидѣли красныя дѣвицы золотого гуся, одолѣло ихъ любопытство узнать, что это за чудесная птица, и захотѣлось имъ достать отъ него хоть по золотому перышку. Старшая и держитъ себѣ на умѣ:

«Ужь найду же я случай выдернуть изъ него перышко».

Случилось дураку выйти изъ горницы; дѣвушка и схватила гуся за крыло, но вдругъ палецъ и рука крѣпко пристали къ крылу. Скоро пришла и средняя сестра съ умысломъ выдернуть золотое перо, но едва дотронулась до сестры, какъ тотчасъ же и сама къ ней прицѣпилась. Наконецъ пришла и третья сестра съ тѣмъ же намѣреніемъ. Тогда обѣ старшія закричали ей:

— Отсторонись, ради Бога, отсторонись!

Но она не поняла и думала:

«Зачѣмъ же мнѣ отсторониться, когда онѣ обѣ тутъ? и мнѣ можно быть тамъ, гдѣ онѣ».

И тутъ же подскочила къ нимъ и схватилась за нихъ, да такъ и осталась, точно приросла къ нимъ. Такъ и пришлось всѣмъ тремъ сестрицамъ провести всю ночь у гуся.

На слѣдующее утро дуракъ взялъ гуся на руки и ушолъ съ нимъ, ни сколько не заботясь о трехъ дѣвушкахъ, приставшихъ къ гусю. Вотъ и пришлось краснымъ дѣвушкамъ бѣжать вслѣдъ за нимъ направо и налѣво, куда бы онъ ни направлялъ свой путь. Посреди поля попался имъ на встрѣчу пасторъ, и увидя такую свиту, сказалъ:

— Не стыдно ли вамъ, негодныя дѣвушки, бѣгать вслѣдъ за молодымъ парнемъ по большимъ дорогамъ? ну прилично ли это?

Съ этими словами пасторъ схватилъ младшую сестру за руку, желая остановить ее, но и самъ присталъ къ ней, такъ и принужденъ былъ бѣжать вслѣдъ за ними.

Не много прошло времени, какъ вдругъ встрѣтился съ ними пономарь и очень удивился, увидавъ своего пастора, бѣжавшаго вслѣдъ за дѣвушками и закричалъ ему:

— Господинъ пасторъ, куда это вы такъ спѣшите? не забудьте, что сегодня вамъ надо на крестины.

Пономарь подбѣжалъ къ пастору и схватилъ его за рукавъ, да такъ и остался за нимъ, точно приросъ.

Вотъ и бѣгутъ пять человѣкъ, одинъ за другимъ, вслѣдъ за дуракомъ; вдругъ на встрѣчу имъ два мужика съ сохами, возвращаясь съ поля. Увидѣвъ ихъ, пасторъ сдѣлалъ воззваніе къ нимъ и просилъ отцѣпить его съ пономаремъ. Но какъ только мужики дотронулись до пономаря, тотчасъ же и прицѣпились къ нему и такимъ образомъ семеро человѣкъ гуськомъ слѣдовали за дуракомъ съ гусемъ въ рукахъ.

Такъ пришолъ дуракъ въ большой городъ, гдѣ царствовалъ король; а у короля была дочь, да такая суровая, что никто не могъ разсмѣшить ее. Знаетъ это король и потому издалъ законъ, что кто разсмѣшитъ принцессу, тотъ и женится на ней.

Когда дуракъ узналъ объ этомъ законѣ, то немедленно предсталъ предъ свѣтлыя очи принцессы съ своимъ гусемъ и его свитою. Какъ увидѣла принцесса семерыхъ человѣкъ гуськомъ бѣгавшихъ за гусемъ, такъ и расхохоталась и никакъ не могла уняться отъ смѣха.

Насмѣшилъ дуракъ принцессу и поспѣшилъ требовать ее въ невѣсты себѣ. Но такой зять не пришолся по нраву королю, и сталъ онъ спорить съ нимъ и предлагать разныя условія.

— Приведи, — говоритъ онъ, — такого человѣка, который могъ бы выпить цѣлый погребъ съ виномъ.

И вспомнилъ тогда дуракъ сѣдого старичка, который вѣрно не отказался бы помочь его горю. Пошолъ онъ въ лѣсъ и увидѣлъ: на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ онъ срубилъ дерево, сидитъ человѣкъ и лицо у него очень печально. Дуракъ спросилъ, о чомъ онъ такъ горюетъ?

— Ахъ! — отвѣчалъ онъ, — меня мучитъ такая жестокая жажда, что я и не знаю чѣмъ ее утолить. Холодная вода мнѣ вредна; бочку вина я уже выпилъ, но — увы! это была только капля на раскаленный камень.

— Я помогу тебѣ, — сказалъ дуракъ, — ступай за мной, ты вдоволь напьешься.

Дуракъ повелъ жаждущаго въ королевскій погребъ и сталъ онъ пить; пилъ онъ долго, но къ вечеру весь погребъ былъ очищенъ. Дуракъ опять потребовалъ свою невѣсту, и разгнѣвался король, что простой мужикъ, по прозванію дуракъ, хочетъ жениться на его дочери. Тогда придумалъ онъ новыя условія: пускай дуракъ приведетъ человѣчка, который съѣлъ бы цѣлую гору хлѣба.

Не долго думалъ дуракъ и тотчасъ пошолъ въ лѣсъ, а тамъ на томъ же самомъ мѣстѣ, гдѣ было срублено имъ дерево, сидитъ человѣкъ и туго-на-туго перетягиваетъ себѣ желудокъ ремнями; печально у него лицо и на вопросъ, что у него за кручина, онъ сказалъ:

— Я съѣлъ цѣлую печь съ хлѣбомъ, но это мало помогаетъ, когда человѣкъ мучится такимъ сильнымъ голодомъ. Желудокъ мой пустъ и приходится мнѣ потуже его затянуть ремнями, чтобы не умереть съ голоду.

Ужь какъ же обрадовался дуракъ! и говоритъ ему:

— Встань и пойдемъ со мною: я накормлю тебя до сыта.

Привелъ онъ голоднаго на королевскій дворъ, а тамъ стоитъ гора хлѣба; король приказалъ привезти всю муку изъ своего государства и выпечь изъ нея эту огромную гору. Голодный всталъ предъ нею и началъ ѣсть. Ѣлъ онъ ѣлъ, и къ вечеру все съѣлъ — горы какъ не бывало.

Въ третій разъ дуракъ потребовалъ свою невѣсту: но король еще разъ изловчился и придумалъ хитрое условіе: подавай, вишь, ему корабль, который бы могъ ходить и по водѣ и по землѣ.

— Какъ только ты пріѣдешь на такомъ кораблѣ, такъ сейчасъ и получишь принцессу и свадьбу отпируемъ.

Дураку не до раздумья: скорѣе — въ лѣсъ, а тамъ сидитъ сѣдой старичокъ съ которымъ онъ подѣлился пирогомъ и кислымъ пивомъ.

— И пилъ я для тебя, и ѣлъ я для тебя, — сказалъ онъ, — и дамъ тебѣ чудесный корабль — все это за то, что ты былъ милостивъ ко мнѣ.

Тогда онъ далъ ему корабль, который ходитъ и по водѣ и по землѣ. Когда король увидалъ такой корабль, такъ не могъ уже болѣе отказывать ему и выдалъ за него дочь.

Свадьба была превеселая, а по смерти стараго короля, дуракъ наслѣдовалъ ему и долго онъ царствовалъ и превесело жилъ съ своею прекрасною женою.