Три зелёных ветки (Гримм; Снессорева)

Три зелёных ветки
автор Братья Гримм, пер. Софья Ивановна Снессорева
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Die drei grünen Zweige. — Источник: Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И. И. Глазунова, 1871. — Т. II. — С. 408. Три зелёных ветки (Гримм; Снессорева) в дореформенной орфографии


Давно это было, очень давно, жил отшельник в лесу под горою и всю жизнь свою проводил в молитве и добрых делах, думая только о том, как бы угодить Богу; каждый вечер восходил он на самую вершину крутой горы и во славу Бога приносил туда несколько вёдер воды: этою водою он утолял жажду многих животных и поливал множество растений, потому что на тех высотах постоянно дует знойный ветер и иссушает землю, так что дикие птицы, улетая туда от людей, не находят часто и капли воды, чтобы утолить свою жажду.

Святой пустынник так угодил Богу своим смирением и благочестием, что собственными глазами удостаивался часто видеть подле себя ангела-хранителя, который считал его шаги и приносил ему пищу, необходимую для поддержания жизни, подобно как во́роны приносили хлеб насущный пророку Илии в пустыне.

Таким образом верно и строго сохраняя правила благочестия, пустынник спокойно достиг преклонных лет.

Однажды, случилось престарелому пустыннику видеть, что солдаты ведут преступника на виселицу. Увидев то, пустынник подумал про себя:

«Теперь он получает воздаяние за свои грехи».

Вечером пустынник понёс, по обыкновению, воду на гору; обыкновенно в это время ангел сопровождал его: но в тот вечер, когда старик в душе осудил своего ближнего, ангел не явился ему. Пустынник ужаснулся и со страхом стал испытывать совесть свою, какой грех сотворил он, что Господь так видимо показывает ему своё неблаговоление. Строго испытывал себя старец и никак не мог припомнить, чем прогневил он Господа.

И с той поры не стал пустынник ни есть, ни пить; припал к земле и дни и ночи проводил в слезах и молитве.

Поверженный в глубокую скорбь, ушёл старец в лес и проливал там горькие слёзы; вдруг слышит он пение птички, которая пела так сладко и так весело, что ему стало ещё тяжелее на сердце.

— Как чисто и радостно твоё пение, — воскликнул старец, — внимая тебе, чувствуешь, что ты не прогневила твоего Творца. О! Когда бы ты, радостная тварь Господа моего, могла бы научить меня, какой грех сотворил я! Узнав, чем прогневал я Творца своего, я омыл бы слезами покаяния моё прегрешение, и моя скорбная душа опять узнала бы покой и радость!

Не заставляя долго себя просить, птичка Божья дала ему такой ответ:

— Ты согрешил тем, что осудил в сердце своём несчастного, которого вели на казнь. Вот причина, почему Господь прогневался на тебя. Ему одному принадлежит суд над всеми: но если ты принесёшь истинное покаяние и пожелаешь загладить свой грех, то отпустится тебе твоя вина, и получишь ты прощение.

Едва окончила птичка, явился снова ангел, которого так часто видал прежде пустынник. В руках ангела был сухой сук, который он подал старцу и сказал:

— Вот тебе сухой сук; не расставайся с ним до тех пор, пока на нём произрастут три зелёных ветви. Ночью, ложась спать, подкладывай его себе вместо изголовья. Питайся хлебом подаяния, который выпрашивай под окном и не оставайся более одной ночи в одном доме. Вот наказание, определённое тебе правосудием Божиим.

Бедный старец принял из рук ангела сухой сук и поспешно возвратился в мир, давно уже им покинутый. С той поры он питался только тем куском хлеба и пил только ту воду, которую сострадательные души подавали ему, когда он просил милостыню под окном; но как часто людские уши оставались глухи к его мольбам, как редко отворялись двери, чтобы пустить его на ночлег! Часто, очень часто приходилось ему проводить целые дни без куска хлеба, никто не хотел подать ему подаяния, никто не хотел приютить его на ночь.

Таким образом случилось однажды, что бедного старика целый день без всякой шалости прогоняли от одного дома к другому и не подавали ему ни крошки хлеба; а когда пришла ночь, никто не пустил его на ночлег. Тогда ушёл он в лес и видит в самой тёмной чаще пещеру, а в пещере сидит, пригорюнясь, старуха.

— Христа ради, пусти меня ночку переночевать, — стал он просить старуху.

А та в ответ:

— И рада бы я пустить тебя, старинушка, да никак не могу: совесть не позволяет. Видишь ли: у меня три сына, и все они хищны и злы; как возвратятся они из ночных своих прогулок да увидят тебя здесь, так ни тебе, ни мне пощады не будет.

Но бедный пустынник неотступно просил, говоря:

— Ради самого Господа пусти меня отдохнуть; только пусти, а твои сыновья не сделают нам никакого зла.

У старухи было жалостливое сердце, просьбы пустынника тронули её: она отворила дверь и впустила его.

Бедный пустынник лёг под лестницею и, по обыкновению, положил под голову сухой сук вместо подушки.

Удивилась старуха и спросила у него, зачем он это делает?

В ответ на то смиренный отшельник объяснил, что, в наказание за свои грехи, он должен всегда иметь при себе этот сук, а ночью класть его под голову вместо подушки.

— Согрешил я пред Господом, — сказал он с глубоким сокрушением, — увидел я однажды, как вели преступника на виселицу и осудил его, подумав, что он получает справедливое воздаяние за свои грехи.

Как услышала его исповедь старуха, так и залилась горькими слезами.

— О, Господи! — воскликнула она. — Если Ты так строго наказываешь за одну грешную мысль, то какое же наказание ожидает моих несчастных сыновей, когда они предстанут на суд Твой?

Около полуночи возвратились разбойники в свой вертеп со словами ругательства и проклятий. Когда развели они огонь, то увидели старика, лежавшего под лестницею, и ещё пуще рассвирепели и стали кричать на мать:

— Это что за человек? Не говорили ли мы тебе, чтобы ни одной живой души не смела ты впускать сюда?

— Да как же мне было не впустить его? — возразила бедная старуха в слезах. — Ведь это великий грешник и несёт теперь тяжкую казнь за свои грехи.

— Что же он мог сделать такого ужасного? — спросили братья-разбойники с любопытством.

Тут бросились они к пустыннику и стали будить его.

— Эй, старина! — кричали они. — Расскажи-ка нам свои грехи.

Старик приподнялся и рассказал им, как он одним словом так сильно согрешил, что это навлекло на него гнев Божий, и что теперь он несёт наказание за свой грех.

Его исповедь так глубоко тронула сердце разбойников, что они с ужасом подумали о своей прошлой жизни, опомнились и принесли Богу искреннее покаяние за свои грехи.

А смиренный старец, обратив трёх грешников на путь истинный, лёг опять под лестницу и спокойно заснул.

На другой день братья стали будить его, но не могли добудиться: он умер. А на сухом сучке, где покоилась его голова, выросли за ночь три зелёных ветки. Господь отпустил грех своему рабу и осенил его своею благодатью.