Старый Султан (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Старый Султанъ
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Der alte Sultan. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 262. Старый Султан (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


У хозяина была вѣрная собака, по имени Султанъ. Состарѣлся Султанъ, всѣ зубы выпали у него, не перегрызть ему костей. Сидитъ хозяинъ у воротъ и говоритъ женѣ:

— А завтра я застрѣлю Султана; онъ больше ни на что негоденъ намъ.

Хозяйкѣ жаль стало вѣрнаго пса, она и сказала:

— Сколько лѣтъ онъ служилъ намъ честно и вѣрно! Заслужилъ онъ, кажется, чтобы на старости лѣтъ получать отъ насъ милостыню.

— Ишь что выдумала, баба! — закричалъ мужикъ. — Ты, кажется, съ ума спятила! Не видишь развѣ, у него всѣ зубы повыпали, такъ что ни одинъ воришка теперь не боится его? Къ чему теперь мы станемъ его держать? Если онъ намъ и служилъ, такъ вѣдь за то и кормъ получалъ.

Бѣдный Султанъ лежалъ оттуда неподалеку, грѣясь на солнышкѣ, и слышалъ каждое слово. Тяжело было ему думать, что завтра наступитъ ему послѣдній день. Былъ у него старый пріятель-волкъ; къ нему-то прокрался онъ вечеромъ въ лѣсъ, чтобы разсказать ему о своемъ горѣ.

— Полно горевать, куманекъ! — сказалъ волкъ, — развеселись-ка опять, я помогу твоему горю. Слушай, что я придумалъ для тебя. Завтра рано утромъ уйдетъ твой хозяинъ съ хозяйкой на сѣнокосъ и возьмутъ съ собой ребенка, потому что не на кого оставить его дома. По обыкновенію, они посадятъ ребенка подъ кустокъ, въ тѣни. Ну, а ты ложись около ребенка, какъ-будто хочешь его сторожить, а я выбѣгу изъ лѣсу и утащу ребенка; ты же не зѣвай и скорѣе бѣги за мной, чтобы догнать и отнять у меня ребенка. Я брошу его — ну, а ты неси его скорѣе къ родителямъ. Они подумаютъ, что ты спасъ ребенка, и будутъ тебѣ такъ благодарны, что не то что не станутъ тебя убивать, а и еще ты опять войдешь къ нимъ въ милость и они рады будутъ всего давать тебѣ вдоволь.

Какъ сказано, такъ и сдѣлано. Отецъ такъ и ахнулъ, какъ увидѣлъ волка съ ребенкомъ въ зубахъ; но когда старый Султанъ принесъ къ нему назадъ ребенка, то, не помня себя отъ радости, мужикъ погладилъ его и сказалъ:

— Нѣтъ, Султанъ, никому не позволю дотронуться до тебя! Кушай-себѣ на здоровье сколько хочешь: ты заслужилъ свой кормъ.

И, кромѣ того, тутъ же сказалъ женѣ:

— Слушай, жена, поди сейчасъ домой и свари для нашего добраго Султана кашицу; для нея не надо зубовъ, да и еще возьми подушку съ моей кровати, я дарю ее старому другу вмѣсто постели.

Съ той поры хорошо жилось старой собакѣ, такъ хорошо, что и желать лучшаго не надо. Вскорѣ послѣ этого пришелъ къ нему въ гости куманекъ и порадовался, что все такъ хорошо уладилось.

— Однако, куманекъ, — сказалъ тутъ же волкъ, — ты навѣрное хорошенько зажмуришься, когда я, при удобномъ случаѣ, утащу у твоего хозяина жирнаго барана. Право, нынче такія тяжелыя времена, все такъ дорого.

— Ну ужъ это отдумать надо, — возразилъ вѣрный песъ, — я останусь честнымъ слугою своего хозяина и никакъ не могу согласиться на твое предложеніе.

А волкъ думалъ, что собака пошутила, и прокрался ночью къ дому, надѣясь утащить барана. Но вѣрный лесъ предупредилъ хозяина о зломъ умыслѣ волка, такъ что мужикъ былъ наготовѣ и желѣзными цѣпами сильно вздулъ бока старому вору. Волкъ убѣжалъ со всѣхъ ногъ, но успѣлъ закричать собакѣ:

— Погоди-ка, измѣнникъ, ты еще мнѣ поплатишься за это!

На другой день волкъ послалъ дикую свинью къ собакѣ и велѣлъ вызвать ее въ лѣсъ, чтобы разсчитаться. Старый Султанъ никого не нашелъ къ себѣ въ секунданты, кромѣ кошки съ тремя ногами. Отправились они въ лѣсъ. Бѣдная кошка прихрамывала, подскакивала и отъ боли поднимала хвостъ кверху.

Волкъ съ своимъ секундантомъ были уже на мѣстѣ, и когда увидѣли издалека своего врага, вѣрнаго Султана, то подумали, что онъ взялъ саблю съ собою: это они кошачій хвостъ приняли за саблю. И всякій разъ, какъ бѣдное животное припадало на ту сторону, гдѣ ноги у него не было, тогда они думали, что это оно поднимаетъ камень и хочетъ бросить въ нихъ. У страха глаза велики: дикая свинья спряталась подъ кусты, а волкъ прыгнулъ на дерево.

Пришли собака и кошка на назначенное мѣсто и удивились, что тутъ никого нѣтъ. Но дикая свинья не умѣла хорошо спрятаться: ея уши торчали изъ-подъ листьевъ. Кошка внимательно осматривалась вокругъ, въ это время свинья хлопнула ушами, а кошкѣ показалось, что это мышь. Она бросилась и больно укусила ее: тутъ забыла она и про хромоту свою. Свинья дико взвизгнула и бросилась безъ оглядки бѣжать, а сама кричитъ:

— На деревѣ сидитъ виноватый, а я тутъ не при чемъ!

Какъ взглянули наверхъ кошка съ собакой, такъ и увидѣли волка. А волку такъ стало стыдно, и онъ показалъ себя такимъ трусомъ, что онъ сейчасъ же сошелъ внизъ и предложилъ помириться.