Сказка про Комара Комаровича — длинный нос и про мохнатого Мишу — короткий хвост (Мамин-Сибиряк)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Сказка про Комара Комаровича-Длинный-Носъ и про мохнатаго Мишу-Короткій-Хвостъ
авторъ Д. Н. Маминъ-Сибирякъ (1852—1912)
См. Оглавленіе. Изъ цикла «Алёнушкины сказки». Источникъ: Commons-logo.svg Д. Н. Маминъ-Сибирякъ. Аленушкины сказки. — 3-е изд. — М.: Товарищество Кушнеревъ и Ко, 1900. — (Библіотека «Дѣтскаго Чтенія»). Сказка про Комара Комаровича — длинный нос и про мохнатого Мишу — короткий хвост (Мамин-Сибиряк)/ДО въ новой орѳографіи


[19]

Alyonushka's Fairytales (1900). Illustration p. 19.jpg
III
Сказка про Комара Комаровича—длинный носъ и про мохнатаго Мишу—короткій хвостъ.

I.

Это случилось въ самый полдень, когда всѣ комары спрятались отъ жара въ болото. Комаръ Комаровичъ-длинный-носъ прикорнулъ подъ широкій листъ и заснулъ. Спитъ и слышитъ отчаянный крикъ:

— Ой, батюшки!.. Ой, карраулъ!..

Комаръ Камаровичъ выскочилъ изъ-подъ листа и тоже закричалъ:

— Что случилось?.. Что вы орете?

А комары летаютъ, жужжатъ, пищатъ,—ничего разобрать нельзя.

— Ой, батюшки!.. Пришелъ въ наше [20]болото медвѣдь и завалился спать. Какъ легъ въ траву, такъ сейчасъ же задавилъ пятьсотъ комаровъ; какъ дохнулъ,—проглотилъ цѣлую сотню. Ой, бѣда, братцы! Мы едва унесли отъ него ноги, а то всѣхъ бы передавилъ…

Комаръ Комаровичъ-длинный-носъ сразу разсердился; разсердился и на медвѣдя, и на глупыхъ комаровъ, которые пищали безъ толку.

— Эй вы, перестаньте пищать!—крикнулъ онъ.—Вотъ я сейчасъ пойду и прогоню медвѣдя… Очень просто! А вы орете только напрасно…

Еще сильнѣе разсердился Комаръ Комаровичъ и полетѣлъ. Дѣйствительно, въ болотѣ лежалъ медвѣдь. Забрался въ самую густую траву, гдѣ комары жили съ испоконъ вѣка, развалился и носомъ сопитъ, только свистъ идетъ, точно кто на трубѣ играетъ. Вотъ безсовѣстная тварь!..—Забрался въ чужое мѣсто, погубилъ напрасно столько комариныхъ душъ, да еще спитъ такъ сладко!

— Эй дядя, ты это куда забрался?—закричалъ Комаръ Комаровичъ на весь лѣсъ, да такъ громко, что даже самому сдѣлалось страшно.

Мохнатый Миша открылъ одинъ глазъ—никого не видно, открылъ другой глазъ, — [21]едва разсмотрѣлъ, что летаетъ комаръ надъ самымъ его носомъ.

— Тебѣ что нужно, пріятель?—заворчалъ Миша и тоже началъ сердиться:—какъ же, только расположился отдохнуть, а тутъ какой-то негодяй пищитъ:

— Эй, уходи по добру, по здорову, дядя!..

Миша открылъ оба глаза, посмотрѣлъ на нахала, фукнулъ носомъ и окончательно разсердился.

— Да что тебѣ нужно, негодная тварь?—зарычалъ онъ.

— Уходи изъ нашего мѣста, а то я шутить не люблю… Вмѣстѣ и съ шубой тебя съѣмъ.

Медвѣдю сдѣлалось смѣшно. Перевалился онъ на другой бокъ, закрылъ морду лапой и сейчасъ же захрапѣлъ.

II.

Полетѣлъ Комаръ Комаровичъ обратно къ своимъ комарамъ и трубитъ на все болото:

— Ловко я напугалъ мохнатаго Мишку… Въ другой разъ не придетъ.

Подивились комары и спрашиваютъ:

— Ну, а сейчасъ-то медвѣдь гдѣ?

— А не знаю, братцы… Сильно струсилъ, когда я ему сказалъ, что съѣмъ, если не [22]уйдетъ. Вѣдь, я шутить не люблю, а такъ прямо и сказалъ:—съѣмъ. Боюсь, какъ бы онъ не околѣлъ со страху, пока я къ вамъ летаю… Что же, самъ виноватъ!

Запищали всѣ комары, зажужжали и долго спорили, какъ имъ быть съ невѣжей-медвѣдемъ. Никогда еще въ болотѣ не было такого страшнаго шума. Пищали, пищали, и рѣшили—выгнать медвѣдя изъ болота.

— Пусть идетъ къ себѣ домой, въ лѣсъ, тамъ и спитъ. А болото наше… Еще отцы и дѣды наши вотъ въ этомъ самомъ болотѣ жили.

Одна благоразумная старушка Комариха посовѣтовала, было, оставить медвѣдя въ покоѣ: пусть его полежитъ, а когда выспится,—самъ уйдетъ; но на нее всѣ такъ накинулись, что бѣдная едва успѣла спрятаться.

— Идемъ, братцы!—кричалъ больше всѣхъ Комаръ Комаровичъ.—Мы ему покажемъ… да!

Полетѣли комары за Комаромъ Комаровичемъ. Летятъ и пищатъ, даже самимъ страшно дѣлается. Прилетѣли, смотрятъ, а медвѣдь лежитъ и не шевелится.

— Ну, я такъ и говорилъ: умеръ, бѣдняга, со страху!—хвастался Комаръ Комаровичъ.—Даже жаль немножко, вонъ какой здоровый медвѣдище… [23]

— Да онъ спитъ, братцы!—пропищалъ маленькій комаришка, подлетѣвшій къ самому медвѣжьему носу и чуть не втянутый туда, какъ въ форточку.

Alyonushka's Fairytales (1900). Illustration p. 23.jpg

— Ахъ, безстыдникъ! Ахъ, безсовѣстный!—запищали всѣ комары разомъ и подняли [24]ужасный гвалтъ.—Пятьсотъ комаровъ задавилъ, сто комаровъ проглотилъ и самъ спитъ, какъ ни въ чемъ не бывало…

А мохнатый Миша спитъ себѣ да носомъ посвистываетъ.

— Онъ притворяется, что спитъ!—крикнулъ Комаръ Комаровичъ и полетѣлъ на медвѣдя.—Вотъ я ему сейчасъ покажу… Эй, дядя, будетъ притворяться!..

Какъ налетитъ Комаръ Комаровичъ, какъ вопьется своимъ длиннымъ носомъ прямо въ черный медвѣжій носъ,—Миша такъ и вскочилъ—хвать лапой по носу, а Комара Комаровича—какъ не бывало.

— Что, дядя, не понравилось?—пищитъ Комаръ Комаровичъ.—Уходи, а то хуже будетъ… Я теперь не одинъ, Комаръ Комаровичъ-Длинный-Носъ, а прилетѣли со мной и дѣдушка Комарище-длинное носище, и младшій братъ,—Комаришка-Длинный-Носишко! Уходи, дядя!

— А я не уйду!—закричалъ медвѣдь, усаживаясь на заднія лапы.—Я васъ всѣхъ передавлю…

— Ой, дядя, напрасно хвастаешь…

Опять полетѣлъ Комаръ Комаровичъ и впился медвѣдю прямо въ глазъ. Заревѣлъ медвѣдь отъ боли, хватилъ себя лапой по [25]мордѣ и опять въ лапѣ ничего, только чуть глазъ себѣ не вырвалъ когтемъ. А Комаръ Комаровичъ вьется надъ самымъ медвѣжьимъ ухомъ и пищитъ:

— Я тебя съѣмъ, дядя…

III.

Разсердился окончательно Миша. Выворотилъ онъ вмѣстѣ съ корнемъ цѣлую березу и принялся колотить ею комаровъ. Такъ и ломитъ со всего плеча… Билъ, билъ, даже усталъ, а ни одного убитаго комара нѣтъ,—всѣ вьются надъ нимъ и пищатъ. Тогда ухватилъ Миша тяжелый камень и запустилъ имъ въ комаровъ;—опять толку нѣтъ.

— Что̀ взялъ, дядя?—пищалъ Комаръ Комаровичъ.—А я тебя все-таки съѣмъ…

Долго ли, коротко ли сражался Миша съ комарами, только шуму было много. Далеко былъ слышенъ медвѣжій ревъ. А сколько онъ деревьевъ вырвалъ, сколько камней выворотилъ!.. Все ему хотѣлось зацѣпить перваго Комара Комаровича:—вѣдь, вотъ, тутъ, надъ самымъ ухомъ вьется, а хватитъ медвѣдь лапой, и опять ничего, только всю морду себѣ въ кровь исцарапалъ.

Обезсилѣлъ, наконецъ Миша. Присѣлъ онъ на заднія лапы, фыркнулъ и придумалъ [26]Alyonushka's Fairytales (1900). Illustration p. 26.jpg новую штуку,—давай кататься по травѣ, чтобы передавить все комариное царство. Катался, катался Миша, однако, и изъ этого ничего не вышло, а только еще больше усталъ онъ. Тогда медвѣдь спряталъ морду въ мохъ,—вышло того хуже. Комары вцѣпились въ [27]медвѣжій хвостъ. Окончательно разсвирѣпѣлъ медвѣдь.

— Постойте, вотъ я вамъ задамъ!..—ревѣлъ онъ такъ, что за пять верстъ было слышно.—Я вамъ покажу штуку… я… я… я…

Отступили комары и ждутъ, что̀ будетъ. А Миша на дерево вскарабкался, какъ акробатъ засѣлъ на самый толстый сукъ и реветъ:

— Ну-ка, подступитесь теперь ко мнѣ… Всѣмъ носы пообломаю!…

Засмѣялись комары тонкими голосами и бросились на медвѣдя уже всѣмъ войскомъ. Пищатъ, кружатся, лѣзутъ… Отбивался, отбивался Миша, проглотилъ нечаянно штукъ сто комаринаго войска, закашлялся, да какъ сорвется съ сука, точно мѣшокъ… Однако, поднялся, почесалъ ушибленный бокъ и говоритъ:

— Ну, что взяли? Видѣли, какъ я ловко съ дерева прыгаю?..

Еще тоньше разсмѣялись комары, а Комаръ Комаровичъ такъ и трубитъ:

— Я тебя съѣмъ… я тебя съѣмъ… съѣмъ, съѣмъ!..

Изнемогъ окончательно медвѣдь, выбился изъ силъ, а уходить изъ болота стыдно. Сидитъ онъ на заднихъ лапахъ и только глазами моргаетъ.

Выручила его изъ бѣды лягушка. [28]Выскочила изъ-подъ кочки, присѣла на заднія лапки и говоритъ:

Alyonushka's Fairytales (1900). Illustration p. 28.jpg

— Охота вамъ, Михайло Иванычъ, безпокоить себя напрасно?.. Не обращайте вы на этихъ дрянныхъ комаришекъ вниманія. Не сто̀итъ.

— И то не сто́итъ,—обрадовался [29]медвѣдь.—Я это такъ… Пусть-ка они ко мнѣ въ берлогу придутъ, да я… я…

Какъ повернется Миша, какъ побѣжитъ изъ болота, а Комаръ Комаровичъ-Длинный-Носъ летитъ за нимъ, летитъ и кричитъ:

— Ой, братцы, держите! убѣжитъ медвѣдь… Держите!..

Собрались всѣ комары, посовѣтовались и рѣшили:—«не сто̀итъ! Пусть его уходитъ,—вѣдь, болото-то осталось за нами!»

Alyonushka's Fairytales (1900). Illustration p. 29.jpg


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.