Репа (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Рѣпа
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Die Rübe. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1871. — Т. II. — С. 230. Репа (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


Жили-были два родные брата; оба служили солдатами, только одинъ изъ нихъ былъ богатъ, а другой бѣденъ. Задумалъ бѣднякъ помочь своей бѣдѣ: снялъ съ себя солдатскую шинель и сталъ опять мужикомъ.

Безъ устали роется онъ въ землѣ: самъ и пашетъ, самъ и боронитъ ее, а тамъ и посѣялъ сѣмена рѣпы.

Взошли сѣмена и выросла рѣпа, да такая крупная и большая, да что ни день, рѣпа все больше да крупнѣе становится; кажется, и не думаетъ она, что пора и честь знать и перестать въ ростъ идти. Вотъ ужъ заподлинно можно бы ее назвать царицею рѣпъ; на свѣтѣ такой не бывало, да и вѣрно не будетъ никогда. Наконецъ она до того разрослась, что одну рѣпу на телегу положить — вся телега полна и два вола еле тащутъ.

Ужь и самъ не знаетъ мужикъ, что ему дѣлать съ этой рѣпой: радоваться или печалиться? принесетъ ли она ему счастье или несчастье? думалъ онъ думалъ, да и надумался вотъ до чего:

«Продать ее — много ли за нее дадутъ? Самому съѣсть — а развѣ мелкая рѣпа не такъ же вкусна? Лучше вотъ что я сдѣлаю: отвезу эту диковинку нашему батюшкѣ-царю и скажу ему за все спасибо».

Не откладывая въ долгій ящикъ, мужичокъ уложилъ въ телегу рѣпу, запрегъ пару воловъ и привезъ рѣпу ко дворцу, въ знакъ благодарности, бѣлому царю.

— Что за диковина! — сказалъ царь, — много видалъ я въ свѣтѣ рѣдкостей, но такого дива никогда еще не встрѣчалъ. Изъ какого это сѣмени она выросла? Или ты одинъ только такой счастливецъ и тебѣ одному удача во всемъ?

— Ахъ, нѣтъ! — отвѣчалъ крестьянинъ, — я не родился въ рубашкѣ и не сынъ счастья, а я самый бѣдный солдатъ. Не зная какъ прокормить себя, я повѣсилъ на гвоздь солдатскую шинель и сталъ опять рыться въ землѣ. А есть у меня братъ, такъ тотъ богатъ и хорошо извѣстенъ не то что начальству, даже вашему величеству. Ну, а я бѣденъ, ничего у меня нѣтъ, такъ всѣми на свѣтѣ и забытъ.

Жаль стало милостивому царю бѣднаго солдата.

— Послушай, — сказалъ онъ, — я избавлю тебя отъ бѣдности и столько добра надарю, что ты станешь у меня наравнѣ съ твоимъ богатымъ братомъ.

И подарилъ ему царь много золота, полей, луговъ и стада. Крестьянинъ сталъ такъ богатъ, что богатство брата не могло уже сравниться съ его добромъ.

Завидно стало брату солдату, когда онъ узналъ, что бѣднякъ одною рѣпою пріобрѣлъ столько добра. Сталъ онъ думать, какимъ бы образомъ обратить на себя вниманіе царя. Ему хотѣлось выдумать что-нибудь поумнѣе. Взялъ онъ свое золото и лошадей и отвезъ царю въ подарокъ. Онъ думалъ, что за это получитъ вдесятеро больше, на томъ основаніи, что если братъ его получилъ такъ много за одну рѣпу, то сколько же онъ самъ долженъ получить за такіе прекрасные подарки?

Царь милостиво принялъ отъ него подарки, говоря, что не знаетъ уже чѣмъ бы его отдарить.

И вотъ рѣшился даже отдать ему свою самую лучшую рѣдкость — рѣпу.

Богачу пришлось поблагодарить царя за милость, уложить рѣпу въ свой экипажъ и отвезти ее домой. Дома не зналъ ужь онъ на комъ выместить свой гнѣвъ и досаду. Пришли ему на умъ недобрыя мысли и онъ рѣшился убить брата. Онъ подкупилъ убійцъ, приказалъ имъ дожидаться въ засадѣ, а самъ пошелъ къ брату и сказалъ:

— Любезный братъ, мнѣ извѣстно мѣсто, гдѣ находится богатый кладъ; я не хочу воспользоваться имъ безъ тебя; пойдемъ вмѣстѣ и раздѣлимъ его пополамъ.

Братъ, не подозрѣвая злаго умысла, пошелъ съ нимъ. Когда же они пришли въ лѣсъ, бросились на него убійцы, связали его и хотѣли повѣсить на дерево; но не успѣли они кончить своего дѣла, какъ услышали въ дали громкое пѣніе и лошадиный топотъ. Злодѣи такъ сильно перепугались, что успѣли только засунуть его въ мѣшокъ, покрѣпче его затянули и повѣсили на первый сучокъ, а сами давай Богъ ноги.

Крестьянинъ мигомъ прорвалъ дыру на верху мѣшка и просунулъ оттуда голову.

На дорогѣ показался ни больше, ни меньше какъ путешествующій школьникъ, который весело пѣлъ и, заботы не зная, проѣзжалъ черезъ лѣсъ.

Крестьянинъ, заслышавъ, что ѣдетъ кто-то подъ нимъ внизу, закричалъ:

— Милости просимъ въ добрый часъ!

Школьникъ посмотрѣлъ на всѣ стороны, не понимая откуда слышится голосъ и наконецъ спросилъ:

— Кто зоветъ меня?

На что послышался съ дерева отвѣтъ:

— Возведи глаза свои кверху и увидишь: я возсѣдаю на высотѣ, въ мѣшкѣ премудрости, и въ короткое время я научился здѣсь очень многому. Всѣ школы въ сравненіи съ этимъ мѣшкомъ — пустой вѣтеръ. Еще пройдетъ немного времени — и я все узнаю и стану умнѣе и ученѣе всѣхъ мудрецовъ на свѣтѣ. Я понялъ теченіе свѣтилъ и всѣ знаки небесные; я узналъ откуда вѣтеръ дуетъ, сосчиталъ песокъ морской, научился какъ исцѣлять всѣ болѣзни, узналъ силу травъ, птицъ и камней. Еслибъ тебѣ случилось хоть разочекъ здѣсь посидѣть, узналъ бы и ты, какія рѣки чудесъ истекаютъ изъ мѣшка премудрости!

Школьникъ и уши развѣсилъ и ротъ разинулъ отъ удивленія.

— Да будетъ благословенъ тотъ часъ, — воскликнулъ онъ, — когда я тебя нашелъ! Послушай, нельзя ли и мнѣ немножко посидѣть въ мѣшкѣ?

На эту просьбу съ верху вышелъ отвѣтъ, какъ будто нехотя дается согласіе на его просьбу.

— Пожалуй, развѣ на самое короткое время можно впустить тебя; но подожди еще часочекъ: мнѣ осталось кой-что еще разобрать.

Школьникъ ждалъ-ждалъ, да ужь и наскучило ему ждать: жажда познанія велика и нетерпѣлива. Сталъ онъ проситься, чтобы впустили его скорѣе въ мѣшокъ.

Съ верху отвѣтъ вышелъ благосклоннѣе:

— Пожалуй; но спусти мѣшокъ по веревкѣ, чтобъ я могъ спуститься изъ убѣжища премудрости, а ты возвыситься туда.

Школьникъ поспѣшилъ спустить и развязать мѣшокъ и, освободивъ крестьянина, самъ закричалъ ему:

— Ну, теперь меня подними наверхъ, да живѣй поворачивайся!

Онъ хотѣлъ влѣзть въ мѣшокъ и прямо въ немъ стоять на ногахъ, но вышколенный уже мудрецъ сказалъ:

— Подожди, такъ нельзя!

И съ этимъ вмѣстѣ схватилъ школьника въ охабку, сунулъ его въ мѣшокъ головой внизъ, ногами вверхъ, затянулъ и поднялъ на воздухъ ученика премудрости. Потомъ раскачалъ его, приговаривая:

— Ну какъ чувствуешь себя, пріятель? Согласись, что мудрость изливается въ тебя посредствомъ опытности и что ты познаешь уже науку жизни? Сиди же тамъ смирно, пока станешь умнѣе.

Крестьянинъ сѣлъ на лошадь школьника и ускакалъ домой; но въ скорости прислалъ кого-то изъ домашнихъ спустить мѣшокъ и поставить на ноги легковѣрнаго юношу.