Репа (Гримм; Снессорева)

Репа
автор Братья Гримм, пер. Софья Ивановна Снессорева
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Die Rübe. — Источник: Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И. И. Глазунова, 1871. — Т. II. — С. 230. Репа (Гримм; Снессорева) в дореформенной орфографии


Жили-были два родных брата; оба служили солдатами, только один из них был богат, а другой — беден. Задумал бедняк помочь своей беде: снял с себя солдатскую шинель и стал опять мужиком.

Без устали роется он в земле: сам и пашет, сам и боронит её, а там и посеял семена репы.

Взошли семена, и выросла репа, да такая крупная и большая, да что ни день, репа всё больше да крупнее становится; кажется, и не думает она, что пора и честь знать и перестать в рост идти. Вот уж заподлинно можно бы её назвать царицею реп; на свете такой не бывало да и верно не будет никогда. Наконец она до того разрослась, что одну репу на телегу положить — вся телега полна, и два вола еле тащат.

Уж и сам не знает мужик, что ему делать с этой репой: радоваться или печалиться? Принесёт ли она ему счастье или несчастье? Думал он, думал да и надумался вот до чего:

«Продать её — много ли за неё дадут? Самому съесть — а разве мелкая репа не так же вкусна? Лучше вот что я сделаю: отвезу эту диковинку нашему батюшке-царю и скажу ему за всё спасибо».

Не откладывая в долгий ящик, мужичок уложил в телегу репу, запряг пару волов и привёз репу ко дворцу, в знак благодарности, белому царю.

— Что за диковина! — сказал царь. — Много видал я на свете редкостей, но такого дива никогда ещё не встречал. Из какого это семени она выросла? Или ты один только такой счастливец и тебе одному удача во всём?

— Ах, нет! — отвечал крестьянин. — Я не родился в рубашке и не сын счастья, а я самый бедный солдат. Не зная как прокормить себя, я повесил на гвоздь солдатскую шинель и стал опять рыться в земле. А есть у меня брат, так тот богат и хорошо известен не то что начальству, даже вашему величеству. Ну, а я беден, ничего у меня нет, так всеми на свете и забыт.

Жаль стало милостивому царю бедного солдата.

— Послушай, — сказал он, — я избавлю тебя от бедности и столько добра надарю, что ты станешь у меня наравне с твоим богатым братом.

И подарил ему царь много золота, полей, лугов и стада. Крестьянин стал так богат, что богатство брата не могло уже сравниться с его добром.

Завидно стало брату-солдату, когда он узнал, что бедняк одною репою приобрёл столько добра. Стал он думать, каким бы образом обратить на себя внимание царя. Ему хотелось выдумать что-нибудь поумнее. Взял он своё золото и лошадей и отвёз царю в подарок. Он думал, что за это получит вдесятеро больше, на том основании, что если брат его получил так много за одну репу, то сколько же он сам должен получить за такие прекрасные подарки?

Царь милостиво принял от него подарки, говоря, что не знает уже, чем бы его отдарить.

И вот решился даже отдать ему свою самую лучшую редкость — репу.

Богачу пришлось поблагодарить царя за милость, уложить репу в свой экипаж и отвезти её домой. Дома не знал уж он на ком выместить свой гнев и досаду. Пришли ему на ум недобрые мысли, и он решился убить брата. Он подкупил убийц, приказал им дожидаться в засаде, а сам пошёл к брату и сказал:

— Любезный брат, мне известно место, где находится богатый клад; я не хочу воспользоваться им без тебя; пойдём вместе и разделим его пополам.

Брат, не подозревая злого умысла, пошёл с ним. Когда же они пришли в лес, бросились на него убийцы, связали его и хотели повесить на дерево; но не успели они кончить своего дела, как услышали вдали громкое пение и лошадиный топот. Злодеи так сильно перепугались, что успели только засунуть его в мешок, покрепче его затянули и повесили на первый сучок, а сами давай Бог ноги.

Крестьянин мигом прорвал дыру на верху мешка и просунул оттуда голову.

На дороге показался ни больше, ни меньше как путешествующий школьник, который весело пел и, заботы не зная, проезжал через лес.

Крестьянин, заслышав, что едет кто-то под ним внизу, закричал:

— Милости просим в добрый час!

Школьник посмотрел на все стороны, не понимая, откуда слышится голос, и наконец спросил:

— Кто зовёт меня?

На что послышался с дерева ответ:

— Возведи глаза свои кверху и увидишь: я восседаю на высоте, в мешке премудрости, и в короткое время я научился здесь очень многому. Все школы в сравнении с этим мешком — пустой ветер. Ещё пройдёт немного времени — и я всё узнаю и стану умнее и ученее всех мудрецов на свете. Я понял течение светил и все знаки небесные; я узнал, откуда ветер дует, сосчитал песок морской, научился, как исцелять все болезни, узнал силу трав, птиц и камней. Если б тебе случилось хоть разочек здесь посидеть, узнал бы и ты, какие реки чудес истекают из мешка премудрости!

Школьник и уши развесил и рот разинул от удивления.

— Да будет благословен тот час, — воскликнул он, — когда я тебя нашёл! Послушай, нельзя ли и мне немножко посидеть в мешке?

На эту просьбу сверху вышел ответ, как будто нехотя даётся согласие на его просьбу.

— Пожалуй, разве на самое короткое время можно впустить тебя; но подожди ещё часочек: мне осталось кой-что ещё разобрать.

Школьник ждал-ждал да уж и наскучило ему ждать: жажда познания велика и нетерпелива. Стал он проситься, чтобы впустили его скорее в мешок.

Сверху ответ вышел благосклоннее:

— Пожалуй; но спусти мешок по верёвке, чтоб я мог спуститься из убежища премудрости, а ты возвыситься туда.

Школьник поспешил спустить и развязать мешок и, освободив крестьянина, сам закричал ему:

— Ну, теперь меня подними наверх, да живей поворачивайся!

Он хотел влезть в мешок и прямо в нём стоять на ногах, но вышколенный уже мудрец сказал:

— Подожди, так нельзя!

И с этим вместе схватил школьника в охапку, сунул его в мешок головой вниз, ногами вверх, затянул и поднял в воздух ученика премудрости. Потом раскачал его, приговаривая:

— Ну как чувствуешь себя, приятель? Согласись, что мудрость изливается в тебя посредством опытности, и что ты познаёшь уже науку жизни? Сиди же там смирно, пока станешь умнее.

Крестьянин сел на лошадь школьника и ускакал домой; но вскорости прислал кого-то из домашних спустить мешок и поставить на ноги легковерного юношу.