РСКД/Sophocles

< РСКД(перенаправлено с «РСКД/Софокл»)

Sophocles / Софокл
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Saba — Συσσιτια. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 1301—1303 ( РГБ ) • Список сокращений названий трудов античных авторов • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСГ : RE : Britannica (11-th) : DGRBM


Sophŏcles, Σοφοκλῆς, 1) трагик, афинянин, родился в демосе Колоне, вероятно, в 497 г. (а не в 495 г.) до Р. Х. Отец его назывался Софил (или, вернее, Софилл), был человек зажиточный и состоятельный, имевший оружейную фабрику, на которой работали рабы. Благодаря ему С. тщательно изучил музыку — учителем его был Лампр, знаменитый мастер своего дела — и гимнастическое искусство. Рассказывают, что С. на 17-м году жизни был в числе афинских юношей, которые после выигранного морского сражения при острове Саламин исполняли хоровую пляску и торжественное пение в честь победы (в то время как Эсхил находился в числе сражавшихся, а Еврипид родился в день сражения; в действительности же Еврипид, кажется, родился уже в 485 г.). О подробностях жизни С. и дальнейшем развитии с этих пор до появления его трагедий на сцене ничего не известно. Краткая заметка позднейшего биографа, в которой говорится, что он изучал трагедию у Эсхила, имеет только тот смысл, что С. по отношению к своему предшественнику был его учеником, так как тот, без сомнения, проложил ему путь и доставил художественные средства к достижению совершенства в драматической поэзии. С этим своим предшественником он вступил, как говорят, на 28-м году жизни в состязание постановкой своей пьесы или дидаскалии и при весьма памятных обстоятельствах одержал первую победу; Эсхил будто с досады от такого поражения и унижения удалился в Сицилию (Plut. Cim. 8). К этой дидаскалии, кажется, принадлежала утраченная трагедия «Триптолем». Однако весь этот рассказ страдает такими хронологическими промахами и такой невероятностью по существу дела, что едва ли можно придать ему историческое значение. С. у своих сограждан пользовался, без сомнения, большим почетом и расположением; его поэзия наверно считалась самым чистым и искренним выражением аттического образования. На это указывает и то обстоятельство, что на 54 году жизни ол. 84,3 после представления «Антигоны» он вместе с Периклом был избран на следующий год в полководцы против самосцев и несколько лет спустя занимал должность председателя заведующих союзной казной (Ἑλληνοταμίαι). О позднейших годах его жизни у нас нет никаких известий; предание сохранило только один случай из его домашней жизни, С., еще не остывшего к радостям жизни, пленила любовь к гетере Феориде. Сын ее Аристон был отцом С. Младшего, который приобрел себе славу как постановкой своих драм, так впоследствии драм и знаменитого С. Рассказывают, что к нему С. питал большое расположение, нежели к своему законному сыну Иофонту, поэту менее ценимому, и вследствие этого был вовлечен в тяжбу с Иофонтом, предъявлявшим против него иск в суд фратрий. Обвинение выставляло на вид, что он выжил из ума и не способен управлять своим домашним хозяйством, и потому от него требовали выдачи имущества. Как бы в ответ на это обвинение С. прочитал перед судьями своего «Эдипа в Колоне» или хор из него, относящийся к Афинам, и этим не только достиг своего оправдания, но, кроме того, удостоился еще чествования со стороны судей. Хотя многие писатели, в том числе и Цицерон (Cat. mai. 7), передают этот случай, все-таки он подлежит большому сомнению, и весь этот рассказ следует принимать за веселую выдумку комика, который, представляя этот процесс на сцене, думал было подтрунить над вялым и скучным Иофонтом. С. умер незадолго до окончания Пелопоннесской войны, на 91 году от рождения, в 3 году 93 ол., т. е. в 406 или в начале 405 г. до Р. Х., скоро после смерти Еврипида. О его смерти существуют различные известия. По одному, он умер будто бы от радости по поводу одержанной им победы в трагическом состязании (что очень невероятно), по другому, при чтении «Антигоны», наконец, по третьему, он подавился виноградной ягодой. После смерти С. афиняне учредили в честь его культ, почитая его как героя под именем Дексиона, так как он принял к себе в дом бога Асклепия: они соорудили ему святилище и постановили приносить ежегодную жертву. О его погребении впоследствии распространился прекрасный миф, который, правда, грешит против летосчисления. На его могиле стояла сирена или ласточка, символы чарующей прелести поэзии; а сын его Иофонт, говорят, воздвиг ему статую. Впоследствии оратор Ликург побудил афинян поставить в афинском театре за государственный счет изображения трех трагиков: Эсхила, С. и Еврипида — и в публичном месте хранить тщательно составленные копии их трагедий. Еще до нашего времени сохранились два бюста С. и также прекрасная мраморная статуя (может быть, копия со статуи, поставленной в афинском театре); эпиграммы, посвященные ему, помещены в антологии. С. довел до совершенства аттическую трагедию, в чем нет разногласия ни в древнее, ни в последнее время. В суждениях о нем древних выражается величайшее удивление и благоговение к нему; это видно, между прочим, из многих дошедших до нас известий о том, что он за свои трагедии часто (20 раз, по другим, 24) получал первую награду, часто также вторую, но никогда третьей. Поэт в своих произведениях рельефно изображает мысли и воззрения своих современников, которые как в художествах, так и в политике переходили от строгой, но освященной древностью симметрии и тяжелой массивности к тонкой изящности, прелестной группировке и грациозному достоинству. Художество и прогресс С., в сравнении с Эсхилом, состоит главным образом в органическом развитии драмы, и именно в том, что в драме ясно и определенно представляются внутренние мотивы действующих лиц. Этическое изложение Эсхила у него сменилось строгим драматическим планом; действующие силы и душевные побудительные причины более тесно связаны между собой, действующие лица играют более дружно и направляются к ясно определенной цели, между тем как Эсхил не отклонялся от эпической манеры и характеристики и не чувствовал потребности выставлять внутренний духовный мир, выражающийся в стремлениях, противоречиях и столкновениях характеров. Для проведения этого нового, более драматического принципа С., естественно, имел очень важное значение введенный им третий актер; может быть, даже это нововведение было последствием того, что он понял и осознал, что идет по новоизбранному им пути, см. Tragoedia. Применением этого третьего актера С. был в состоянии создавать гораздо более разнообразные и выразительные характеры, чем Эсхил. Мы встречаем у него резко очерченные индивидуальности, значение которых он имеет увеличивать строго рассчитанными контрастами. Лица, как Хрисофемида рядом с Электрой, Исмена с Антигоной, которые увеличивают силу главного действующего лица контрастом нежной женской натуры, могли явиться после введения тритагониста. Характеры С. вообще сходятся с Эсхиловыми в общем понятии идеальности, между тем как Еврипид в этом отступает от них; однако его характеры имеют еще лично ему свойственное, почерпнутое из многостороннего опыта содержание, и хотя они у него все еще остаются символами понятий о добродетелях, без более глубокого развития личности, но все-таки жизненно выражаются в разнообразных, тонких чертах; а контрастами, которые они сами из себя производят и направляют друг против друга, придается им жизнь и индивидуальность. Также и ход действия в его трагедиях более художественнее придуман, и развязка более старательно подготовлена, чем в любой трагедии Эсхила; он умеет сделать более сносным страшный исход действия продолжительным подготовлением к нему и разнообразными перипетиями. Хор С. совершенно отделил от лиц драмы и сделал его зрителем, по возможности не причастным и не прикосновенным к контрастам действия, так что он представляет собой абстрактный образ общины и народного нравственного сознания, которое сохраняет равновесие среди всех противоречивых действий. Языку своему и речи С. предавал прелесть и тонкость тем, что он прежде всего избегал тяжеловатости и соединенной с ней темноты Эсхиловой речи и точнее понимал внутреннее взаимное отношение мыслей, их зависимость друг от друга и выражал с помощью синтаксических соединений. О нововведении и изменении существовавшего до него способа постановки трагедий, который приписывает ему Свида и по которому он установил δρᾶμα πρὸς δρᾶμα ἀγωνίζεσθαι, ἀλλὰ μὴ τετραλογίαν, см. Tetralogia. С. был одним из самых плодовитых трагиков. По достоверным известиям, он оставил 123 или даже 130 пьес; нам несомненно известны по их заглавиям по крайней мере 70-72 трагедии и, кроме того, приблизительно 18 сатирических драм. Кроме этого, приводятся еще несколько мелких стихотворений, пеаны и одно сочинение в прозе о хоре, направленное против Феспида и Хэрилла. Но дошло до нас всего только семь полных трагедий (Ἀντιγόνη, Οἰδίπους τύραννος, Ἠλέκτρα, Τραχίνιαι, Αἴας, Φιλοκτήτης и Οἰδίπους ἐπὶ Κολωνῶ), а от остальных порядочное число отрывков (лучше всего у Nauck’a, в его trag. Graec. fragm., p. 103 слл.). Материал для своих трагедий он заимствовал из эпического цикла, аргивских мифов, героических сказаний, преимущественно из мифа об аргонавтах, а иногда из патриотизма пользовался аттическими сказаниями. Только относительно двух пьес нам известно время постановки: Антигона была поставлена на сцену ол. 84,3 или в 442 г. до Р. Х., а Филоктет ол. 92,3 или в 410 г. до Р. Х. — 2) афинский полководец, в 425 г. до Р. Х. вместе с Евримедонтом начальник афинского флота, помог в Керкире довершить победу над демократической партией (Thuc. 4, 3. 46), позднее был сослан (там же 4, 65). Diod. Sic. 12, 54.