Аггей
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Архелая. Источник: т. 1: А — Архелая, стлб. 272—278 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕПБЭ/ВТ/Аггей в дореформенной орфографии


[271-272] АГГЕЙ — десятый из двенадцати малых пророков (евр. haggai „праздничный“, LXX, Αγγαῖος). В его книге [273-274] записаны четыре речи, с которыми он, по повелению Божию, обращался к евреям, возвратившимся из плена вавилонского. Все речи были произнесены пророком во второй год царя Дария. Свою первую речь (Агг. 1, 1—11) пророк произнес в первый день шестого месяца (элул, соответствующий августу—сентябрю) и обратил ее к вождям переселенцев, к „Зоровавелю, сыну Салафиилеву, правителю Иудеи, и к Иисусу, сыну Иоседекову, великому иерею“. В ней содержится ответ на распространенное среди народа мнение, будто „не пришло еще время, не время строить дом Господень“. Пророк указывает на очевидную несообразность такого мнения: „а вам самим время жить в домах ваших украшенных, тогда как дом сей в запустении?“ и утверждает словом Господним, что все несчастья, постигающие возвратившихся на родину евреев, посылаются на них именно за небрежение о доме Божием. Следствием этой речи пророка было то, что в 24-й день того же шестого месяца начались работы по постройке храма (Агг. 1, 12—15). Почти через месяц после этого, в 21-й день седьмого месяца (тишри, сентябрь—октябрь), пророк произносит вторую речь, в ободрение тех, которые были огорчены сравнением строющегося храма с первым, Соломоновым, причем это сравнение оказывалось не в пользу нового храма. Пророк приглашает их ободриться и продолжать работы, — „ибо Я с вами, говорит Господь“; скоро Он потрясет все народы, „и придет желаемый всеми народами“; тогда Господь наполнит этот новый храм славою, и слава его будет больше, нежели прежнего, „и на месте сем я дам мир, говорит Господь Саваоф“ (Агг. 2, 1—9). В 24-й день девятого месяца (кислев, ноябрь—декабрь) пророк, по повелению Божию, обращается к священникам с двумя вопросами: освящается ли обыкновенный предмет от прикосновения к священному и оскверняется ли он от прикосновения к нечистому? Когда получился ответ, что в первом случае предмет не освящается, а во втором сам делается нечистым, пророк пользуется этим примером, чтобы показать, что и народ остается нечистым, несмотря на свои жертвоприношения, пока не строит дом Господень; в этом причина всех несчастий, которые, по слову пророка, теперь прекратятся, (Агг. 2, 10—19). Книга заканчивается краткою речью к Зоровавелю, произнесенною в тот же день, как и предыдущая, в 24 день девятого месяца (Агг. 2, 20—23). Пророк от имени Господа обещает Зоровавелю, что в тот день, когда Господь ниспровергнет все народы, Он возмет Зоровавеля „и будет держать его как печать, — ибо Я избрал тебя, говорит Господь“.

Из этого содержания книги пророка Аггея видно, что он пророчествовал в Иерусалиме по возвращении евреев из плена вавилонского, и именно во второй год Дария Истаспа, царя персидского (520 г. до Р. Х.). Это замечательным образом подтверждается свидетельством 1-й книги Ездры. Здесь именно рассказывается, что во второй год Дария пророки Аггей и Захария стали говорить пророческие речи, — и „тогда встали Зоровавель и Иисус и начали строить дом Божий в Иерусалиме, и с ними пророки Божии, подкреплявшие их“ (1 Езд. 5, 1—5 ср. 6, 14). Кроме этих сведений о пр. Аггее, находимых в его книге и подтверждаемых книгою Ездры, никаких других достоверных известий о его жизни не имеется. Еврейское предание называет его членом великой синагоги, председателем которой считается Ездра, — но её членами оказываются все более или менее выдающиеся послепленные деятели, и самое известие о великой синагоге является, может быть, только отголоском предания о трудах Ездры и его помощников по завершению ветхозаветного канона. Затем, одни догадываются, что Аггей возвратился из плена в молодых летах (псевдо-Епифаний), другие, напротив, думают, что он был одним из тех стариков, которые видели великолепие первого храма (1 Ездр. 3, 12—13, ср. Агг. 2, 3, — Эвальд и др.), — но эти догадки так [275-276] и остаются догадками, одинаково правдоподобными. Совсем не может быть принято старинное мнение, неправильно опирающееся на то место книги пр. Аггея, где он назван „вестником Господним, посланным от Господа“ (Агг. 1 ,13,) именно, — будто Аггей был ангел Божий, явившийся в образе человека: прямой смысл речи пророка совсем не благоприятствует такому выводу. Имя Аггея, наряду с именем пророка Захарии, встречается в надписаниях некоторых псалмов (в переводе LXX — Пс. 137, 145, 147, 148, в сирском переводе Пс. 125, 126, 145147, в Вульгате Пс. 111, 145). Это, конечно, не значит, что Аггей и Захария были писателями этих псалмов, — некоторые из последних надписываются даже тремя именами: „псалом Давиду, Аггеа и Захарии“ (Пс. 137); может быть, Аггей и Захария ввели эти псалмы в богослужебное употребление в новом храме.

Пророчество Аггея о славе второго храма (2, 6—9) и об избраннике Божием Зоровавеле издревле считается в христианской Церкви мессианским. Второй храм превзошел первый не внешним великолепием, а тем, что в нём явился Мессия, и с тех пор он стал средоточием молитвенного поклонения всего христианского мира, и из него именно разлилась по всей земле проповедь мира и любви. Приведенный выше русский перевод слов: „и придет Желаемый всеми народами“ заимствован из латинского перевода блаж. Иеронима: et veniet Desideratus cunctis gentibus; еврейский же текст (ûbhâû hemedath kol—haggôîm), подкрепляемый в данном случае другими древними переводами, ближе к буквальному смыслу может быть переведен так: „и придут драгоценности всех народов“, т. е. в новый храм все народы будут приносить то, что для них дороже всего, ибо — „Мое серебро и мое золото, говорит Господь Саваоф“ (ст. 8). Таков же и перевод LXX, точно переданный в славянской Библии: „и приидут избранные (ἥξει τὰ ἐκλεκτά) всех языков“. Пророчество это сходно с тем, какое находим у Исаии 60, 5—13 об Иерусалиме: „богатство моря обратится к тебе, достояние народов придет к тебе; множество верблюдов —— принесут золото и ладон, и возвестят славу Господа“. В последней своей речи пророк Аггей называет Зоровавеля „печатью“ и избранником Божиим, восстановляя в его лице отверженный на время дом Давидов (Иер. 22, 24, 30); Зоровавель является здесь только прообразом своего потомка Мессии, к которому в полной мере приложимы эти наименования. Это место из книги пророка Авдия приводится в книге Иисуса сына Сирахова 49, 13: „и он (Зоровавель) как перстень (печать) на правой руке“. А слова пророка о том, что Господь еще раз потрясет небо и землю, приводятся у ап. Павла в послании к Евреям (Евр. 12, 26).

Отрицательная критика не может заподозрить подлинность книги пр. Аггея и с этой стороны принуждена оставить ее в покое; но зато она пытается, опираясь на свидетельство этой книги, набросить тень на историческую достоверность 1-й книги Ездры. В последней говорится (1 Ездр. 3, 8), что основание храма положено во второй год по возвращении евреев в Иерусалим (ок. 534 г.), а по книге пр. Аггея оказывается, что «24-го дня девятого месяца“ 2-го года Дария (520 г.) „основан был храм Господень“ (Агг. 2, 18). Но в самой же книге Ездры находится и объяснение этого кажущегося противоречия: постройка храма остановилась в самом начале, по проискам врагов, „и остановка сия продолжалась до второго года царствования Дария, царя Персидского“ (1 Ездр. 4, 24). Возможно, что враги не ограничились тем, что „сильною вооруженною рукою остановили работу“ (ст. 23), но и разорили то, что было уже сделано; впрочем, и без этого почти 15 лет остановки не могло пройти бесследно для начатой постройки. Поэтому во 2-й год Дария приходилось начинать всё почти сызнова, — хотя часть прежней работы сохранилась: можно было всё-таки видеть, что новый храм будет [277-278] уступать прежнему (Агг. 2, 3). Слова же пророка о том, что храм был основан в 24-й день девятого месяца, можно понимать в том смысле, что на этот день было назначено особое торжество в ознаменование начала новых работ: из Агг. 1, 14—15 видно, что работы начались еще в 24-й день шестого месяца.

Речь пророка Аггея почти прозаическая, не отличающаяся обилием мыслей и образов; местами есть повторения, местами особенно любит пророк повторять выражение: „обратите сердце ваше на пути ваши“.

Толкования на книгу пр. Аггея: Феодора Мопсуестийского П. Миня гр. LXVI, Феодорита Кирского ibid. LXXXI, Кирилла Александрийского ibid. LXXI, Иеронима П. Миня лат. XXV. Новые: L. Reinke, Der Prophet Haggai, Münster 1868; Köhler, Die Weissagung Haggai’s, Erlangen 1860 и др. Русские: Иринея, архиеп. Псковского, ч. 5-я Спб. 1807; Ив. Смирнова, Рязань 1872; Палладия еп. Сарапульского, Вятка 1876.

Аггей, св. прор., в Месяцеслове. — В церковном чтении о св. Аг. прор. повествуется, что он происходил от колена Левиина, родился в Вавилоне, во время пленения иудеев, в юных еще летах пришел в Иерусалим и вместе с прор. Захарией пророчествовал 36 лет, предварив пришествие Христово за 470 лет, пророчествовал и обличал развращение иудеев и был отчасти свидетелем начала работ по возобновлению храма Иерусал. (Зоровавелем); по кончине был погребен подле гробов священнических, потому что сам происходил от священнического рода. В заключении описывается его внешний и внутренний облик: «Бяше же сед власы, круглу браду имеяй, возрастом высок; честен и добродетелью светел, любим же всеми, яко Божий пророк славен (Прол. по Новг. Соф. рук. XV в. № 1328); имя его толкуется (нарицается) праздник пли празднуяй“ (Прол. XII—XIII в. Новг. 1325 и Печ. Прол.). Память его 16 декаб., в Рим. Мес. 4 июл. (в Месяц. Констант. церк. IX—X в. ни под тем, ни под др. числом памяти его нет, — см. у Дмитр., Опис. лит. рук. т. I).

Такое чтение о прор. Аггее находится в Мен. В., в Пролог. обоих редак. (стишной и не стишной), в греч. Синакс., в Чт.-Мин. Макария (приведены обе Пролож. ред.). и Дим. Ростов. (который, кроме Прол. указывает, как на свой источник — на Епифания, но сообщает дословно лишь Пролож. повествование). О. Мартынов в своем „Ann. Eccles. graec.—slav“. отмечая, что наш Пролог чтение о прор. Агг. заимствует из Мин. В., иронически замечает, что к заимствованию „московский синаксарист из книжнаго шкафа своей учености добавил от себя лишь истолкование имени прор. Агг., будто оно означает праздник или празднуяй“. Но мы указали на Новг. перг. список Прол. XII—XIII в. (№ 1325), в котором уже делается такое добавление — истолкование имени; оно находится и в греч. синаксарях как Служеб. Миней (см. изд. 1813 г., дек. 16), так и в Синаксаристе Никодима (т. I, стр. 376); кроме того, чтение нашего печатн. Прол. о прор. Агг., которым пользуется Мартынов — буквальный перевод синаксаря греч. Служ. Мин. (см. в последних по изд. 1843 г., декаб. кн., стр. 128) Следов., ни о каких произвольных добавлениях „москов. синаксариста“, как выражается Март., не может быть и речи и потому его ироническое замечание обличает лишь его невежество в области греч. слав. рус. агиографии.