Описание Мезенского уезда (Поромов)/Арх. сборник, ч.1-2 1865 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg

Архангельский сборникъ : Матеріалы для подробнаго описанія Архангельской губерніи, собранные изъ отдѣльныхъ статей, помѣщенныхъ въ разное время въ Архангельскихъ Губернскихъ Вѣдомостяхъ, в 6-ти частяхъ — Часть 1. Общее и частное описаніе губерніии въ естественномъ, статистическомъ и административномъ отношеніяхъ
авторъ Иванъ Поромовъ
См. Оглавленіе. Опубл.: 1858. Источникъ: Commons-logo.svg Архангельский сборникъ. Часть 1, книга 2. — Архангельскъ: Архангельская губернская типографія, 1865.


[58]
ОПИСАНІЕ
МЕЗЕНСКАГО УѢЗДА.
Въ 1858 году[1].

ГРАНИЦЫ.

Мезенскій уѣздъ граничитъ къ сѣверу съ сѣвернымъ океаномъ, къ сѣверо-востоку съ Тобольскою губерніею, къ юго-востоку съ Устьсысольскимъ и Яренскимъ уѣздами Вологодской губерніи, къ юго-западу съ Пинежскимъ, а къ сѣверо-западу — Архангельскимъ уѣздами.

КЛИМАТЪ.

По близкому положенію къ сѣверному полюсу, климатъ Мезенскаго уѣзда холодный и суровый. Восточная половина уѣзда холоднѣе западной, а сѣверная — южной. Около рѣки Печоры и далѣе къ востоку морозъ доходитъ зимою до 40° Реом. Лѣтомъ и зимою часто бываютъ сильныя бури и большія мятели снѣга, а весною и осенью свирѣпствуютъ вихри и вѣтры. Въ концѣ сентября выпадаетъ снѣгъ [2] и рѣки покрываются льдомъ. Въ половинѣ мая начинается весна, [59]съ іюня по августъ — кратковременное лѣто, а съ августа по октябрь продолжается ненастная осень. Морозы начинаются съ первыхъ чиселъ октября и самые сильные бываютъ въ январѣ и февралѣ мѣсяцахъ. Сѣверныя сіянія весьма часты и очень ярки; они исполнены сильнаго блеска, нерѣдко воспламеняютъ все небесное пространство волнами яркаго переливающагося свѣта и простираютъ лучи свои до зенита. Самый долгій день бываетъ 22 часа 18 минутъ, а самый короткій — 1 часъ 42 минуты. Такимъ образомъ, зимою здѣсь царствуетъ почти вѣчная ночь и разсвѣтъ дня и темнота почти смежны между собою. Тогда солнце появляется на небѣ близъ горизонта на самое короткое время.

ПОЧВА ЗЕМЛИ.

Обширное пространство Мезенскаго уѣзда имѣетъ различныя свойства земли. Около рѣкъ Мезени и Ваги грунтъ суглинистый, смѣшанный съ хрящемъ и пескомъ. На возвышенностяхъ почва супесчаная, красно-сѣрая, имѣющая слой глубиною около аршина, на каменистой подпочвѣ. Плодородными мѣстами во всемъ уѣздѣ считаются гористыя возвышенности около рѣки Мезени, удаленныя отъ болотъ и защищенныя отъ сѣверныхъ вѣтровъ густымъ лѣсомъ. Въ прочихъ частяхъ уѣзда мѣстоположеніе ровное, болотистое, со множествомъ озеръ и обширныхъ луговъ. По рѣкѣ Печорѣ, пространства открыты для вѣтровъ, ровныя, песчаныя и глинистыя, отчасти болотныя и тундристыя; за ними возвышается горный хребетъ Урала, рѣдко покрытый землею на полъ-аршина, а далѣе къ сѣверу представляющійся въ видѣ обнаженныхъ скалъ. [60] По свидѣтельству двинскаго лѣтописца, въ 1591 г., по повелѣнію Царя Іоанна Васильевича, сюда посланъ былъ Грекъ Мануилъ Ларіевъ съ товарищами, для обозрѣнія окрестностей Печоры, — и около рѣки Шильды нашолъ мѣдную руду[3]. Въ началѣ же XVII столѣтія, иностранцемъ Миллеромъ былъ заведенъ уже въ Пустозерскомъ уѣздѣ, при рѣкахъ: Сувѣ, Космѣ, Цыльмѣ, Ижмѣ и Пижмѣ мѣдный заводъ. Но заводчикъ, непривычный къ суровости здѣшняго климата, умеръ вскорѣ; со смертію его разработка рудъ прекратилась и самый заводъ упраздненъ. Въ 300 верстахъ отъ Ижемскаго селенія, при рѣкѣ Ухтѣ, впадающей въ Ижму, находятся нефтяные ключи. Здѣсь построенъ былъ нѣкогда заводъ, отъ котораго не осталось въ настоящее время никакого слѣда. Въ скалахъ, около морскихъ береговъ, находятся огромныя яшмы красно-бѣлаго и красно-зеленаго цвѣта, годныя къ выдѣлкѣ колоссальныхъ колоннъ, и разнородные дикіе камни различныхъ видовъ; по рѣкамъ же Пижмамъ, впадающимъ въ Мезень и Печору, отыскано много чернаго аспиднаго камня; во многихъ мѣстахъ находится гончарная и кирпичная глины. Но изъ этого богатаго ископаемаго царства Мезенскаго уѣзда не извлекается никакой пользы. Отъ Печоры къ морю и границамъ [61]Тобольской губерніи идутъ неудобныя къ населенію болотистыя пространства, рѣдко поросшія мелкимъ лѣсомъ; на нихъ кочуютъ повременамъ древніе обитатели сѣвера — полудикіе Самоѣды. Во внутреннихъ селеніяхъ уѣзда жители занимаются хлѣбопашествомъ. Но по восточному берегу, къ сѣверу отъ Мезени, растительность постепенно ослабѣваетъ, а далѣе на сѣверъ рѣдко гдѣ появляется мелкій кустарникъ.

ГОРЫ.

Въ Мезенскомъ уѣздѣ находятся слѣдующія горы: 1) Шешеходскія, идущія отъ истоковъ рѣкъ Чаши и Чижа по Канину Носу съ юга на сѣверъ, на разстояніи 135 верс.; 2) Чайцынъ Камень, есть хребетъ который, начинаясь при верховьяхъ рѣкъ Пезы и Цыльмы, простирается съ юга на сѣверъ на 270 верс. и примыкаетъ у рѣки Лемзы къ гористому прибрежью океана; 3) Тиманскій хребетъ между рѣками Усою и Печорою, простирающійся отъ юв. къ сз., почти параллельно Уралу; и 4) на восточной границѣ уѣзда находится продолженіе горъ Уральскаго хребта; онѣ идутъ здѣсь по направленію отъ юга до самаго Ледовитаго моря, оканчиваясь подъ 70° сѣверной широты.

РѢКИ и ОЗЕРА.

Главнѣйшія рѣки въ Мезенскомъ уѣздѣ суть: Большая Печора и Мезень. Большая Печора вытекаетъ изъ Уральскаго хребта, близъ общаго предѣла Вологодской, Пемской и Тобольской губерній, протекаетъ около 2,000 верстъ и вливается многими устьями въ Пустозерскую губу Ледовитаго моря. Она вездѣ судоходна и имѣетъ глубины отъ 2-хъ до 3-хъ саженъ. [62]Главные притоки ея: Уса, Лембо, Пирица, Юрса, Пижма, Цильма и Ижма съ Ухтою. Мезень вытекаетъ изъ болотистыхъ мѣстъ въ Яренскомъ уѣздѣ Вологодской губерніи и, орошая весь Мезенскій уѣздъ, впадаетъ ниже города Мезени въ 30-ти верс., двумя рукавами въ Бѣлое море. Притоки ея: Пеза, Важка, Щелья, Сула, Чейбуга, Успѣкина, Пылема, Кожа, Ежуга, Юрома, Жердь и Кимжа. Кара находится на границѣ Мезенскаго уѣзда съ Тобольскою губерніею и впадаетъ въ Карское море. — Въ Мезенскомъ уѣздѣ 207 озеръ; изъ нихъ наиболѣе значительныхъ 78; особенно же извѣстны Окладниковское и Пустозерское или Городецкое. Вообще озера и рѣки Мезенскаго уѣзда обильны рыбою, какъ-то: семгою, чирами, сельдями, омулями, щуками, карасями и другою. Пространство земли, занятой водами, по немежеванію уѣзда, неизвѣстно.

ПРОСТРАНСТВО.

Мезенскій уѣздъ имѣетъ наибольшее протяженіе въ длину 1,024, а въ ширину 600 верс.; величина его площади составляетъ 396,108 кв. верс. 464 саж.

Въ немъ находится земель: дес. саж.
Усадебныхъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
449 506
Пахатныхъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
4,295 2,290
Сѣнокосныхъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
11,253 679
Выгонныхъ и пастбищь
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
2,010
Неудобныхъ и неопредѣлен. качест.
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
26.335,461 400
Подъ лѣсомъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
14.908,380 925

Населеніе мезенскаго уѣзда, въ сравненіи съ его пространствомъ, составляющимъ болѣе половины всей губерніи, весьма ничтожно. Обширныя тундры и [63]болота, пролегающія въ большей части уѣзда, и суровый климатъ не представляютъ никакихъ удобствъ къ населенію. Они дики, пустынны и угрюмы и въ нѣкоторыхъ мѣстахъ обитаемы лишь нѣсколькими тысячами кочующихъ Самоѣдовъ. Въ древнія времена сѣверный край считался отечествомъ гиппербореевъ и великановъ, о которыхъ молва отталкивала отъ сѣвера приливъ европейскихъ народовъ. Но въ XII вѣкѣ, смѣлые и предпріимчивые Новгородцы, изъ видовъ рыбной и звѣриной промышленности, первые проникли въ эту миѳологическую страну, основали въ ней свои поселенія на Печорѣ и оживили ее движеніемъ торговли и промышленности. Кочевавшіе здѣсь дикари-Зыряне и Самоѣды, устрашенные появленіемъ этого воинственнаго народа, удалились на самую глубину сѣвера и образовали: первые — поселенія на берегахъ Ижмы, а послѣдніе — кочевья за неприступными лѣтомъ тундрами и болотами.

НАСЕЛЕНІЕ.

Въ административно-полицейскомъ отношеніи, Мезенскій уѣздъ раздѣляется на два стана, въ которыхъ находится 24 села и 127 деревень, всего 151 населенныхъ мѣстностей, съ 17,837 м. и 19,899 ж. пола жителей. Въ нихъ считается:

Православныхъ:
церквей
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
3 кам. 34 дер.
часовень
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
28 «дер.
крестьянскихъ дворовъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
3,977 «дер.
мельницъ: (водяныхъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
41 «дер.
(вѣтряныхъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
70 «дер.
[64]

Въ мѣстахъ, изобилующихъ строевымъ лѣсомъ, крестьянскія избы довольно высоки, съ подпольями и анбарами и прочими службами, а въ мѣстахъ безлѣсныхъ — малыя, низкія. Въ каждой избѣ помѣщается большею частію по одной семьѣ; для освѣщенія жилищъ употребляется березовая и сосновая лучина. Деревни имѣютъ неправильное расположеніе и узкія и кривыя улицы.

Въ показанномъ числѣ жител., въ 1857 г. заключал.:

Дворян: муж. жен.
Потомственныхъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
1 «жен.
Личныхъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
8 10
Бѣлаго духовенства
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
126 150
Купцовъ 3 3
Мѣщанъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
50 39
Государственныхъ крестьянъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
14,957 15,954
Иррегулярныхъ нижнихъ чиновъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
8 «жен.
Безсрочно-отпускныхъ 12 «жен.
Отставныхъ нижнихъ чиновъ и солдатскихъ женъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
77 154
Солдатскихъ дѣтей и кантонистовъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
45 90
Временно-отпускныхъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
12 «
Самоѣдовъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
2,533 3,399
И лицъ прочаго званія
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
5 «жен.
Изъ этаго числа жителей:
Православнаго исповѣданія
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
17,287 19,344
Раскольниковъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
50 67
Шаманствующихъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
500 388
Число родившихся въ Мезенскомъ уѣздѣ въ этомъ году было православнаго исповѣданія
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
782 666
Въ томъ числѣ незаконнорожденныхъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
27 29
Умершіхъ
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
468 462
Браковъ между лицами православнаго исповѣданія
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
247
[65]

Это народонаселеніе Мезенскаго уѣзда составляютъ: Русскіе, Зыряне и Самоѣды.

РУССКІЕ.

Живутъ во внутреннихъ селеніяхъ Мезенскаго уѣзда. Въ физіологическомъ отношеніи, вообще средняго роста, статны, съ темнорусыми волосами; а въ моральномъ — умны, трудолюбивы, предпріимчивы и способны къ перенесенію суровости климата своего полярнаго края. Они мало подвержены болѣзнямъ, развѣ какъ эпидемическимъ горячкамъ и лихорадкамъ, отъ которыхъ лѣчатся, по большей части, простыми сельскими средствами. Неблагодарная почва земли мало подаетъ имъ надеждъ на земледѣліе. Хлѣбопашествомъ и сѣнокошеніемъ занимаются собственно въ южныхъ частяхъ уѣзда. Но и здѣсь суровый климатъ, ранніе и поздніе морозы и холодные вѣтра или не даютъ вполнѣ созрѣвать посѣвамъ, или убиваютъ ихъ совершенно. Конечно, здѣшнія пахотныя земли, судя по свойству своей почвы, могли бы считаться весьма плодородными, еслибъ вредное вліяніе климата не наносило ударовъ земледѣлію. На поляхъ сѣются рожь и ячмень: первая съ 20-го іюля, а послѣдняя во второй половинѣ мая; въ это же время сѣется ленъ и конопле. Посѣвы созрѣваютъ: рожь по прошествіи года, а ячмень чрезъ 15-ть и конопле чрезъ 16-ть недѣль. Земледѣльческія орудія состоятъ изъ обыкновенныхъ сохъ и боронъ. Урожай, до различному [66] свойству земли, различенъ. Въ хлѣбородные годы, рожь собирается самъ-пятъ, а ячмень самъ-четыре. Но въ 1857 г., самомъ бѣдственномъ для жителей по совершенному неурожаю, посѣянныя 630 четв. ржи и 5,957 четв. ячменя не принесла ни какого плода.

Огородное земледѣліе у жителей также весьма скудно: оно заключается только въ посѣвахъ рѣдьки, рѣпы и частію капусты и картофеля. Луговодство въ болѣе цвѣтущемъ состояніи. Обширные луга около рѣкъ: Мезени, Ваги и другихъ, орошаемые весенними водами, даютъ высокія тучныя травы; на мѣстахъ же возвышенныхъ онѣ рѣдки и сухи. Недостатокъ въ сѣнѣ бываетъ развѣ только отъ лѣтнихъ засухъ, что случается весьма рѣдко. Жители уѣзда занимаются скотоводствомъ и продажею получаемыхъ отъ него продуктовъ: масла, сала и кожъ, на Мезенской, Крещенской и Пинежскихъ Никольской и Благовѣщенской ярмаркахъ. Рогатый скотъ здѣсь довольно крупенъ, а лошади крѣпки, сильны, доброѣзжи, смирны и красивы. Крестьяне посредственнаго состоянія содержать по нѣскольку головъ рогатаго скота и лошадей. Кормомъ для нихъ служитъ сѣно и ржаная или ячная мякина, распаренная горячею водою. Въ сѣверной части уѣзда, лошади а рогатый скотъ малорослы и очень слабы; онѣ мало кормятся сѣномъ, а больше исландскимъ мохомъ. Въ 1857 г. здѣсь состояло 12,329 головъ рогатаго скота, 7,392 лошади и 15,130 простыхъ овецъ.

Промышленность жителей по части лѣсоводства заключается въ ежегодной поставкѣ къ архангельскому порту, для судостроенія, корабельныхъ лѣсовъ, а также въ заготовленіи и сплавѣ ихъ для собственныхъ и частныхъ строеній, и въ вырубкѣ и продажѣ дровъ. [67]Окрестности рѣкъ Мезени и Пезы обильны строевымъ лѣсомъ. Вообще въ лѣсахъ уѣзда произрастаютъ: сосна, ель, лиственница, береза, ольха, черемха, рябина, ива и осина. Около же рѣкъ: Печоры, Ижмы и Цильмы растительность лѣсовъ ослабѣваетъ; здѣсь береза, ель и другія деревья ростутъ низкія, годныя собственно на дрова. Жители этихъ мѣстъ получаютъ строевой лѣсъ съ верховьевъ Печоры. Въ вѣдѣніи двухъ Мезенскихъ лѣсничествъ состоитъ, въ 17-ти казенныхъ дачахъ, подъ лѣсомъ земли 14.908,127 дес. 2,360 саж., въ которыхъ произрастаетъ сосновый и лиственичный лѣсъ хорошаго и посредственнаго качества. Для надзора за казеннымъ лѣсомъ, находится 91 человѣкъ лѣсной стражи, избираемой изъ государственныхъ крестьянъ на каждые три года.

Главное же занятіе Русскихъ заключается въ разныхъ ремеслахъ и промыслахъ, которые происходятъ въ слѣдующемъ порядкѣ: весною крестьяне занимаются заготовленіемъ дровъ и поставками лѣсовъ къ архангельскому адмиралтейству и отчасти земледѣліемъ; лѣтомъ полевыми работами и сѣнокосомъ; осенью стрѣльбою лѣсныхъ звѣрей и птицъ, ловлею рѣчной и озерной рыбы, промысломъ морскихъ звѣрей; зимою дѣланіемъ лодокъ и деревянной посуды, вязаніемъ звѣроловныхъ и рыболовныхъ снастей и сѣтей, а также артельными работами въ С.-Петербургѣ, куда отлучаются по паспортамъ. Изъ ремесленниковъ здѣсь находятся кузнецы, токари, кожевники, шерстобиты и проч. Въ 1857 г., въ уѣздѣ состояло заводовъ: 31 замшенныхъ, 13 кожевенныхъ и 1 мыловаренный, на которыхъ числилось мастеровыхъ 123 человѣка, и выдѣлано товаровъ на сумму 14,411 р. 30 к. сер. Этотъ товаръ сбывается крестьянами въ Нижегородскую и [68]Пермскую губерніи и частію на мѣстѣ, Галицкимъ купцамъ, и на Пинежской и Мезенской ярмаркахъ.

Женщины, сверхъ скуднаго земледѣлія, занимаются выдѣлкою льна и пеньки, тканіемъ холста и полотна, для собственнаго употребленія и для продажи. Промыслы бываютъ трехъ родовъ: морскіе звѣриные, лѣсныхъ звѣрей и птицъ и рѣчные и озерные рыбные.

Для промысла морскихъ звѣрей, крестьяне отправляются въ половинѣ мая къ рѣкѣ Куратайхѣ и здѣсь бьютъ выходящихъ на ледъ тюленей. По очищенія моря отъ льдовъ, они отъѣзжаютъ въ него на судахъ, для промысла морскихъ зайцевъ, моржей и бѣлыхъ медвѣдей. Моржей бьютъ гарпунами, или колютъ рогатинами, а прочихъ звѣрей стрѣляютъ ружейными пулями, или ловятъ неводами. Въ концѣ сентября промыселъ оканчивается,— промышленники вытапливаютъ ворванное сало, укладываютъ его въ бочки и около зимы возвращаются съ добычею въ свои мѣста. Для производства этого промысла, многіе изъ зажиточныхъ крестьянъ нанимаютъ отъ себя Самоѣдовъ, съ условіемъ заплатить за нихъ ясакъ[4] и прокормить ихъ семейства. Въ 1857 г., отъ этого промысла было добыто промышленниками 4,142 п. сала морскихъ звѣрей, на сумму 8,284 р. сер.

Въ лѣсахъ Мезенскаго уѣзда, крестьяне промышляютъ звѣрей: медвѣдей, волковъ, голубыхъ и бѣлыхъ песцовъ, лисицъ, куницъ, россомахъ, бѣлокъ, горностаевъ, зайцевъ, выдръ и норокъ; — и птицъ: гусей, пеструхъ, тетеревей, куропатокъ и рябчиковъ, [69]которыхъ стрѣляютъ въ разное время года изъ обыкновенныхъ ружей. Въ 1857 г., было убито охотниками 7,725 звѣрей, на сумму 2,223 р. 85 к., и 25,146 птицъ, на 1,577 р. 20 к. сер. Рыбный рѣчной и озерной промыселъ заключается въ ловлѣ сѣтями семги, харьюсовъ, сиговъ, лещей, налимовъ, щукъ, сорогъ, окуней, камбалъ и печорскихъ чировъ, пеледей, омулей, нельмы и другихъ рѣчныхъ рыбъ. Въ 1857 г., уловъ рыбы простирался до 10,098 п. и 33 п. икры, — всего на сумму 18,241 р. сер.

Въ видахъ доставленія промышленникамъ болѣе удобныхъ средствъ къ выгодному сбыту произведеній ихъ промышленности, въ Мезенскомъ уѣздѣ учреждены ежегодныя ярмарки, въ селеніяхъ: Ижемскомъ, Усть-цылемскомъ и Куйскомъ, три зимнія: одна съ 15-го февраля по 3-е марта, другая съ 1-го по 15-е ноября и третья съ 15-го октября по 1-е ноября, — и три лѣтнихъ въ тѣхъ же селеніяхъ: первая съ 15-го іюня по 1-е іюля, вторая съ 10-го по 20-е іюля, а послѣдняя съ 16-го іюля по 25-е августа, на которыя привозятся мѣстными крестьянами пушные товары, кожи, замша, сало, масло, говядина, птицы и рыба; а иногородними лицами: мука, крупа, шолковыя и бумажныя матеріи, сукна и разная посуда. Въ 1856 году привозъ товаровъ на ярмарки простирался до 92,103 р.; изъ нихъ продано на сумму 63,386 р. и за тѣмъ осталось непроданныхъ на 28,717 р. сер. Сверхъ того, пушные товары, рыба, звѣриныя шкуры, мѣха, птицы, мясо и масло привозятся[5] для продажи на [70]Пинежскія ярмарки, на которыхъ они сбываются въ столицы и другія мѣста Имперіи.

ВѢРА.

Жители Мезенскаго уѣзда исповѣдуютъ Православную Вѣру Греко-Россійскаго исповѣданія, кромѣ 888 человѣкъ Самоѣдовъ, состоящихъ въ кумирослуженіи.

Одежда Русскихъ жителей и Зырянъ Мезенскаго уѣзда почти сходна съ одѣяніемъ крестьянъ прочихъ уѣздовъ губерніи; но зимою она отличается ношеніемъ самоѣдскихъ совика, малицы и пимовъ. Тоже самое можно сказать и объ обычаяхъ и о пищѣ жителей, отличающейся только большимъ употребленіемъ рыбы соленой, сушеной и свѣжей, которая къ столу безъ труда вылавливается крестьяниномъ.

ЗЫРЯНЕ.

Живутъ въ Мезенскомъ уѣздѣ и составляютъ одно Ижемское общество, около 6,000 душъ. Главнымъ мѣстомъ общества служитъ погостъ Ижма, на правомъ берегу рѣки того же имени. Въ физіологическомъ отношеніи они похожи на Русскихъ, ловки и предпріимчивы и населяютъ больше берега Ижмы; на Печорѣ же находится только нѣсколько ихъ деревень.

Зыряне — потомки Зырянъ Пермскихъ и Вологодскихъ, происходящихъ отъ финскаго племени, которые въ эпоху просвѣщенія Св. Стефаномъ Великопермскимъ ихъ края Христіанствомъ, удалились отъ его проповѣди за рѣку Печору. Но потомъ, при преемникѣ Св. Стефана, Пермскомъ Епископѣ Исаакѣ, иноки [71]Троицкой пустыни, основанной на Печорѣ въ 1397 г., озарили свѣтомъ Евангелія всѣхъ Зырянъ, жившихъ по этой рѣкѣ и ея притокамъ. Они говорятъ Ижемскимъ нарѣчіемъ Зырянскаго языка, сходнымъ въ общемъ характерѣ съ языкомъ Зырянъ Пермскихъ и Вологодскихъ.

Живя на глубокомъ сѣверѣ, они не могутъ извлекать надлежащихъ плодовъ отъ земледѣлія; потому мало занимаются хлѣбопашествомъ. Прежде они вымѣнивали хлѣбъ на семгу у Чердынскихъ купцовъ, пріѣзжающихъ сюда за произведеніями Печорскаго края. Но такъ-какъ цѣны на него совершенно зависѣли отъ произвола этихъ торгашей, то ловкіе и предпріимчивые Ижемцы стали ѣздить на оленяхъ къ верховьямъ Усы, для закупки себѣ сибирскаго хлѣба, который доставляется на баркахъ изъ Тобольской губерніи, внизъ по Оби, въ Обдорскъ. Закупаемый здѣсь хлѣбъ приходится имъ вдвое дешевле. Но хлѣбъ, привозимый изъ приволжскихъ странъ, не можетъ быть покупаемъ низкою цѣною. Главная промышленность Ижемскихъ Зырянъ заключается въ ловлѣ рыбы, въ рѣкахъ: Ижмѣ, Печорѣ и Усѣ, торговлѣ шкурами цѣнныхъ звѣрей и оленьими кожами, обрабатываемыми на обувь и одежду. Тридцать лѣтъ назадъ, они жили еще въ крайней бѣдности. Но съ того времени, вытѣснивъ Самоѣдовъ изъ Большеземельской и Тиманской тундръ и принявшись за разведеніе оленьихъ стадъ, они упрочили свое благосостояніе отъ 150 до 180 тыс. оленей. Такимъ образомъ, они издавна ведутъ мѣновую торговлю оленьими шкурами съ Галичанами, ѣздятъ съ произведеніями своего края на многія Россійскія ярмарки и съ каждымъ годомъ увеличаваютъ торговое движеніе въ Запечорскомъ краѣ. Въ слѣдствіе такихъ сближеній съ Русскими, родное нарѣчіе ихъ замѣтно вытѣсняется русскою рѣчью. [72]

САМОѢДЫ.

Эти обитатели сѣвера живутъ въ обширныхъ тундрахъ Мезенскаго уѣзда, начиная отъ рѣки Печоры къ Ледовитому морю до предѣловъ Сибири. Первоначальная родина ихъ неизвѣстна. Безъ сомнѣнія, переселеніе ихъ на сѣверъ свершилось въ глубокой древности. Въ то время, когда Печорскій край состоялъ еще подъ властію Новгородцевъ, Самоѣды уже платили имъ дань шкурами цѣнныхъ звѣрей и деньгами. Но потомъ присоединенные къ Русскому Царству, Самоѣды получили отъ Русскихъ Государей разныя привиллегіи. Такъ, въ 1545 г. имъ даровано право на тундру и промыслы въ Болванской губѣ; въ 1688 г. подтверждена безспорность этихъ правъ; въ 1745 г. установлены для нихъ правила, касательно сбора ясака; а съ 1822 и 1835 гг., въ числѣ прочихъ Сибирскихъ инородцевъ, имъ предоставлены: свобода отъ рекрутства, управленіе по ихъ законамъ и обычаямъ своими родоначальниками, вступленіе въ городскія и сельскія общества, опредѣленъ платежъ ясака не шкурами, а деньгами, дозволены отлучки для промысловъ за предѣлы ихъ тундръ, въ уѣздѣ и за Уралъ, и запрещено Русскимъ селиться на ихъ земляхъ. Слово «Самоѣдъ» есть испорченное названіе суоме болото, и, какъ можно предполагать, произошло отъ древняго повѣрья, что будто бы дикари, живущіе на сѣверѣ, пожирали другъ друга. Но для подтвержденія этого факта требуются вѣрныя доказательства. Сами же Самоѣды называютъ себя просто ниченами т. е. людьми и самоданами. Въ Мезенскомъ уѣздѣ они извѣстны подъ разными названіями, которыя получили какъ отъ мѣстъ своихъ кочевьевъ, такъ и въ слѣдствіе раздѣленія своего на 7 племенъ: Ваучейское, Хатащойское, Лохейское, Тыссей, Ванюта, [73]Валейское и Поготское. Такъ Самоѣды, живущіе по лѣвому берегу Печоры, въ Тиманской землѣ, называются Тиманскими, а въ Большой землѣ — Большеземельскими, въ тундрѣ же Канинскаго Носа — Канинскими. Обширнѣйшая изъ тундръ есть Большеземельская. Гранича съ сѣвера Ледовитымъ моремъ, а съ запада и юга — рѣкою Печорою, она простирается въ длину до 1,100, а въ ширину до 350 верс.; величина ея площади простирается до 440 верс. Она представляется въ видѣ голой пустыни, устланной разноцвѣтными мхами, со множествомъ рѣчекъ и озеръ, обильныхъ рыбою; во многихъ мѣстахъ холмиста, топка и болотиста. Тиманская тундра, находясь отъ ней въ западу, граничитъ на югѣ рѣками Пезой и Цильмою, а съ запада рѣкою Пешею и простирается на 200 верс. Эта тундра, подобно первой, орошается рѣками и озерами и образуетъ обширныя моховыя пространства. Канинская же земля, самая меньшая изъ тундръ, лежитъ къ западу отъ Тиманской и орошается рѣками Пезой и Мезенью; также холмиста, пересѣкается рѣчками и озерами и простирается въ ширину до 160, а въ длину около 300 верс.

Самоѣды вообще малорослы, съ круглымъ лицомъ, узкими глазами и черными жесткими волосами; отличаются плотнымъ тѣлосложеніемъ и изъ-желта смугловатымъ цвѣтомъ кожи, и говорятъ на своемъ природномъ языкѣ, отличномъ отъ Финскихъ нарѣчій по своей краткости и бѣдности. Они кротки, миролюбивы и честны. Занимая другъ у друга деньги или оленьи шкуры, отмѣчаютъ ихъ для памяти зарубками на палочкахъ, половину которыхъ отдаютъ заимодавцу, а другую оставляютъ у себя. Это обязательство считается у нихъ священнымъ. [74]

Въ настоящее время, большая часть Самоѣдовъ исповѣдуетъ Православную вѣру. Посланный къ нимъ Правительствомъ, для Евангельской проповѣди, Архимандритъ Сійскаго монастыря Веніаминъ, въ 1830 г. успѣлъ обратить на путь истиннаго ученія до 3,000 чел. Съ того времени Самоѣды, будучи одной вѣры съ Русскими и имѣя съ ними болѣе прежняго сношеній, стали мало-по-малу подражать имъ въ образѣ и жизни и обычаяхъ. Но совершенную противоположность представляютъ имъ Самоѣды-язычники, послѣдователи Шаманскаго ученія, которое, переходя къ нимъ изустно отъ ихъ предковъ, предписываетъ впрочемъ почитать Бога, уважать родителей и старшихъ, благотворить бѣднымъ, любить ближняго и другія чистыя нравственныя правила. Они мало имѣютъ понятія о будущей жизни, но съ благоговѣніемъ вѣруютъ въ высшее существо — Нума, считаютъ его творцомъ неба и земли, благодѣтелемъ людей, добрымъ и милостивымъ; но не имѣютъ его образа, полагая его неизобразимымъ. Злыхъ духовъ называютъ «таденціями», признавая ихъ противниками волѣ Нума, врагами людей. Идолы ихъ самой грубой отдѣлки и заключаются въ изображеніи людей и разныхъ бездушныхъ предметовъ. Жертвоприношеніе Нумѣ совершаютъ на возвышенныхъ мѣстахъ; ему приносятъ бѣлыхъ оленей, которыхъ давятъ и съѣдаютъ сырыми. Для жертвоприношенія дьяволу употребляютъ собакъ. Богослуженіе состоитъ въ боѣ въ плеръ, въ родѣ барабана, и въ крикахъ гоё! Жрецы извѣстны у Самоѣдовъ подъ названіемъ тадибеевъ. Они успѣли пріобрѣсти надъ язычниками большое вліяніе, убѣжденіемъ ихъ, что они въ въ состояніи наводить и исцѣлять болѣзни и знать будущее. Обряды рожденія, погребенія и бракосочетанія происходятъ въ духѣ грубаго язычества. Беременная женщина [75]переселяется въ отдѣльный шатеръ; въ немъ она сознается сперва предъ повивальною бабкою, а потомъ и предъ мужемъ, въ своихъ преступленіяхъ противъ супружества. При сознаніи въ винѣ, приносится жертва Нумѣ для очищенія виновной отъ грѣха; а въ противномъ случаѣ — жертва о ниспосланіи легкихъ родовъ. При погребеніи умершихъ, тѣла обмываютъ, наряжаютъ въ хорошее платье, выносятъ изъ чума чрезъ особое отверстіе, продѣланное противъ мѣста кончины, везутъ ихъ до могилы на любимомъ оленѣ покойнаго и взявъ его за ноги и голову, опускаютъ въ нее. Потомъ застилаютъ могилу досками, зарываютъ землею, и поставленнаго на ней оленя мгновенно убиваютъ. При этомъ, у суевѣрныхъ дикарей существуетъ странное повѣрье: поднятіе головы поражаемымъ оленемъ они считаютъ за предвѣстіе близкой смерти кого-нибудь изъ своихъ соплеменниковъ; тогда бѣгаютъ вокругъ могилы покойнаго и выражаютъ свое отчаяніе въ неистовыхъ крикахъ. Напротивъ, при смерти оленя, несопряженной съ его движеніями, дикари радуются. На могилѣ раскладываютъ огонь, жгутъ въ немъ табакъ, хлѣбъ, сало и масло, и этимъ дымомъ окуриваютъ свое платье. Въ заключеніе погребальнаго обряда, проходятъ на пяткахъ чрезъ насыпанный курганъ съ хлыстиками и втыкаютъ ихъ въ свѣжую землю. Въ случаяхъ бракосочетанія, у Самоѣдовъ существуютъ тѣ особенности, что у нихъ права супруговъ не утверждаются на обязательствахъ вѣчнаго союза. Женихъ, заплативъ отцу невѣсты извѣстное число оленей, уводитъ ее въ свой шатеръ, безъ совершенія всякаго вѣнчальнаго и свадебнаго обрядовъ. Онъ можетъ имѣть сколько угодно женъ и при несогласіи расходиться съ ними, снабдивъ ихъ тѣмъ же числомъ оленей, которое, при заключеніи брака, платилъ тестю. [76]Этотъ патріархальный обычай свято исполняется и на оборотъ. Жены оставляя своихъ мужей, возвращаютъ имъ оленей, заплаченныхъ ими отцамъ, при заключеніи брака.

Кочуя въ необозримыхъ тундрахъ, подъ открытымъ небомъ, Самоѣды переходятъ съ своими оленными стадами съ мѣста на мѣсто и переносятъ съ собою свои походныя жилища. Ихъ составляютъ: коническія шатры, устроенные изъ нѣсколькихъ длинныхъ шестовъ, конусообразно втыкаемыхъ въ землю, покрываемыхъ войлокомъ, берестомъ, хворостомъ и оленьими шкурами. Въ шатрѣ дѣлается небольшое отверстіе, составляющее входъ, защищаемое отъ вѣтровъ кожами, а сверху другое, для выхода дыма. По срединѣ лежитъ чугунная доска и, у разложеннаго на ней огня, грѣются цѣлыя ихъ семейства. На немъ они пекутъ и варятъ себѣ пищу, которую составляютъ: жареное, вареное или сырое оленье мясо, также мясо и жиръ морскихъ звѣрей, рыба и пресный хлѣбъ, вымѣниваемый ими на свои произведенія у Русскихъ; они страстные охотники до табаку и спиртныхъ напитковъ. По сторонамъ шатра, вокругъ огня, разстилаются оленьи кожи, служащія вмѣсто постелей. — Домашняя утварь заключается въ мѣдныхъ и желѣзныхъ котлахъ и деревянныхъ ложкахъ и чашкахъ.

Самоѣдская одежда, какъ ни проста и ни однообразна, однакожъ не лишена оригинальности. При первомъ взглядѣ на нее, вы узнаете обитателя снѣжныхъ степей, сроднившагося съ суровостію своей отчизны, равно привязаннаго къ своей неблагодарной тундрѣ, какъ и питомецъ юга къ своимъ благодатнымъ равнинамъ. Смирный олень — вѣрный другъ Самоѣда въ его [77]кочевой жизни; онъ даетъ ему пищу, одежду и обувь. Мужчины и женщины шьютъ себѣ изъ оленьихъ шкуръ малицы шерстью къ тѣлу, служащія имъ вмѣсто рубашекъ, и совики шерстью вверхъ, облекающіе ихъ сверху нея, съ ногъ до головы; вмѣсто чулковъ и сапоговъ, носятъ люпту и пимы, сшитые изъ той же кожи. Украшеніемъ мужской одежды служатъ пояса изъ ремней, унизанные свѣтлыми пуговицами, и лукъ со стрѣлами и копьемъ или ножемъ, а также огнестрѣльное оружіе, пріобрѣтенное отъ Русскихъ; а женской — шапки съ лопастями на затылкѣ и обыкновенное самоѣдское платье, испещренное разноцвѣтными суконными лоскутками.

Въ настоящее время, Самоѣды много терпятъ отъ своихъ сосѣдей Зырянъ — Ижемцевъ. 35-ть лѣтъ назадъ, они успѣли вытѣснить Самоѣдовъ изъ Большеземельской тундры и принялись за разведеніе оленьихъ стадъ; а лѣтъ съ 10-ть, — они проникли и въ Тиманскую тундру. Самоѣды, постепенно бѣднѣя и теряя земли въ тундрѣ, не могутъ противиться этимъ пришельцамъ и все болѣе и болѣе приходятъ отъ нихъ въ зависимость. Но Пустозерцы находятся съ Самоѣдами въ дѣятельныхъ торговыхъ сношеніяхъ. Самоѣды выгодно вымѣниваютъ у нихъ на произведенія своихъ тундръ: печеный хлѣбъ, масло, табакъ, водку, порохъ, свинецъ, желѣзные товары и рыболовныя сѣтки. — Самоѣды, живущіе на тундрахъ, существуютъ почти единственно своими оленями, которые составляютъ для нихъ все. Рыболовствомъ промышляютъ только по рѣчкамъ и озерамъ, находящимся въ самыхъ тундрахъ. Впрочемъ они занимаются и стрѣльбою: гусей, лебедей и особенно красивыхъ и чернобурыхъ песцовъ, и продаютъ ихъ преимущественно Пустозерцамъ. [78]

Къ числу достопримѣчательностей Мезенскаго уѣзда принадлежатъ:

Пустозерскъ, самое пустынное и отдаленное селеніе уѣзда, послужившее мѣстомъ ссылки сильнаго и могущественнаго въ свое время Боярина, Князя Василья Васильевича Голицына, скончавшагося въ Красногорскомъ монастырѣ (Пинежскаго уѣзда) въ 1713 году.

Пустозерскій острогъ, построенный въ началѣ XVI вѣка, на правомъ берегу рѣки Печоры, для собиранія съ Самоѣдовъ ясака. Цѣлью постройки его, какъ можно полагать, было также прекращеніе набѣговъ на Печорскія мѣста, извѣстныя тогда подъ названіемъ Югоріи, Сибирскихъ Самоѣдовъ, живущихъ за Уральскимъ хребтомъ, въ Березовскомъ устьѣ, около Обдорска. Какія принимались въ древности мѣры для отвращенія этихъ набѣговъ, до построенія острога, неизвѣстно. Но при набѣгахъ въ болѣе позднее время, именно въ 1719, 1730, 1752 и 1776 г., враждебныя покушенія Сибирскихъ Самоѣдовъ были отвращаемы посылаемыми къ нимъ на встрѣчу изъ Пустозерской роты военными людьми, съ присоединеніемъ къ нимъ мѣстныхъ вооруженныхъ крестьянъ и Самоѣдовъ. Такимъ образомъ, встрѣчая это сопротивленіе, непріятели не успѣвали въ своихъ покушеніяхъ и не могли дѣлать раззореній ни Русскимъ поселеніямъ, ни кочевьямъ Мезенскихъ Самоѣдовъ.

Противъ береговъ Мезенскаго уѣзда, въ Сѣверномъ океанѣ, лежатъ слѣдующіе острова:

Вайгачь, отдѣляющійся отъ материка узкимъ Вайгачскимъ проливомъ, — замѣчателенъ производимыми на [79]немъ промыслами морскихъ звѣрей и жертвоприношеніями Самоѣдовъ — язычииковъ.

Новая Земля — пустынный необитаемый островъ, отдѣляющійся отъ Вайгача морскимъ проливомъ. На немъ промышляются жителями: бѣлые медвѣди, дикіе олени, песцы и другіе морскіе звѣри, а также собирается пухъ изъ гагачьихъ гнѣздъ.

Колгуевъ находится противъ Шемаханскаго полуострова и ЧескоЙ губы, знаменитъ промысломъ прилетающихъ сюда земноводныхъ птицъ и собираніемъ гагачьяго пуха.

Вправо отъ устья Печоры, лежитъ островъ Варандей, а къ Вайгачскому проливу — острова Долгій и Матвѣевъ и нѣсколько малыхъ острововъ, на которыхъ крестьяне Мезенскаго уѣзда промышляютъ тюленей и прочихъ морскихъ звѣрей.

ПУТИ СООБЩЕНІЯ.

Бассейны рѣкъ Мезени и Печоры раздѣляютъ Мезенскій уѣздъ на двѣ части: Мезенскую и Печорскую. Первая лежитъ на западѣ уѣзда, прикасаясь на сѣверѣ къ Ледовитому океану, на западѣ — Бѣлому морю, Архангельскому и Пинежскому уѣздамъ, на востокѣ — Печорскому краю и на югѣ — Вологодской губерніи. Вторая часть уѣзда, важная по богатству населяющихъ ея жителей и обилію природы, лежитъ въ восточной оконечности губерніи, примыкая къ Ледовитому океану и Вологодской губерніи. Она отдѣляется на востокѣ отъ Березовскаго уѣзда Тобольской губериіи Уральскимъ хребтомъ. [80]

Сообщеніе съ этимъ отдаленнымъ краемъ губерніи представляетъ тѣ же, почти непреодолимыя затрудненія, какъ и сообщеніе съ Кольскимъ уѣздомъ. Эти неудобства и трудность въ сообщеніи происходятъ отъ самой мѣстности Мезенскаго края, покрытой множествомъ рѣкъ и озеръ.

Изъ Архангельска въ Мезень лежатъ два пути: вдоль морскаго берега Архангельскаго и Мезенскаго уѣздовъ и почтовый — чрезъ города Холмогоры и Пинегу. Первый трактъ, скудный населеніемъ, представляетъ то затрудненіе, что во время свѣжаго вѣтра или бурь, плаваніе на малой лодкѣ по морю становится невозможнымъ; путешественнику приходится ждать тихой погоды нерѣдко подъ открытымъ небомъ; а по тому время совершенія пути опредѣлить нельзя. Зимою ѣзда происходитъ на лошадяхъ, въ обыкновенныхъ саняхъ по льду, напираемому съ моря на прибрежныя мели; въ этомъ случаѣ, лошади смѣняются по деревнямъ, расположеннымъ на морскихъ берегахъ. Случается, что у зимнихъ горъ ледъ уносится вѣтромъ въ море и путникъ долженъ ожидать, для совершенія своего пути, наплыва новыхъ льдинъ. Второй трактъ, до г. Холмогоръ совпадаетъ съ Петербургско-Московскимъ. Отсюда до Пинеги онъ пролегаетъ по берегамъ рѣкъ Сѣверной Двины и Пинеги и переходитъ съ одного ихъ берега на другой, отъ чего имѣетъ нѣсколько перевозовъ. Отъ Пинеги въ Мезень, онъ раздѣляется на лѣтній и зимній. Первый идетъ вдоль праваго берега рѣки Пинеги, на пространствѣ 66 верс., чрезъ три почтовыя станціи, а далѣе верхней Тайболой[6], въ которой устроено нѣсколько избушекъ, для [81]перемѣны почтовыхъ и обывательскихъ лошадей. До станціи Большіе Нисегоры, трактъ пролегаетъ по лѣвому, а отсюда до г. Мезени — по правому берегу Мезени. Этимъ трактомъ считается до Мезени: отъ Пинеги 299, отъ Холмогоръ 434 и отъ Архангельска 5041/2 верс. На протяженіи его, путевыя неудобства заключаются въ крутыхъ спускахъ и подъемахъ по берегамъ рѣкъ и деревянной мостовой въ Тайболѣ. Поэтому, во избѣжаніе этихъ затрудненій, проѣзжающіе съ большими поклажами ѣздятъ отъ Пинеги водою по рѣкѣ Кулою на карбасахъ и лодкахъ, около 190 верс., и потомъ переходятъ кругомъ Карговскаго мыса Бѣлымъ моремъ въ устье рѣки Мезени. Этимъ же путемъ производится доставка въ С.-Петербургъ семги, промышляемой осенью въ рѣкахъ Мезени и Кулоѣ и корабельныхъ лѣсовъ съ Мезени къ Архангельскому порту. Зимній путь существуетъ съ незапамятныхъ временъ по рѣкѣ Кулою и просѣкѣ въ лѣсахъ нижней Тайболы. Этотъ путь самый кратчайшій: отъ Пинеги до Мезени по нему считается всего 148 верс., вмѣсто 299, изчисленныхъ по лѣтнему тракту. По замерзаніи рѣкъ и болотъ, онъ отличается прекрасною ровною дорогою, безъ горъ и крутыхъ спусковъ. Такая разность въ разстояніи и дороговизна содержанія лѣтняго тракта служили лѣтъ 25-ть назадъ побужденіемъ обратить этотъ трактъ въ лѣтній; Производилось огромныя сооруженія деревянныхъ мостовъ, устройство которыхъ на болотахъ подвигалось-было впередъ; но оставалось несомкнутымъ только 7 верс. болотнаго пространства, какъ воспослѣдовало Высочайшее повелѣніе о прекращеніи работъ и оставленіи лѣтняго почтоваго тракта въ прежнемъ направленіи.

Сообщеніе Мезени съ Печорскимъ краемъ представляетъ еще большія затрудненія. Лѣтомъ оно [82]производится берегомъ рѣки Мезени на 35 верс., до устья рѣки Пезы; выше — по теченію Пезы и Рочуги на лодкѣ около 400 верс., потомъ лодки перетаскиваются на лошадяхъ чрезъ болотистый волокъ, отъ 15 до 20 верс., въ рѣку Чирку; отсюда, по теченію ея и Цильмы, они продолжаютъ свое плаваніе на пространствѣ 350 верс. На волокѣ находятся лошади и ямщики для земской полиціи. Скудное населеніе по берегамъ рѣкъ и медленность ѣзды дѣлаютъ путь этотъ весьма скучнымъ. Лѣтомъ земская почта идетъ отъ Мезени на Печору около 4-хъ недѣль, а зимою не болѣе 31/2 дней. Сверхъ этого пути, на Печору идетъ другой водяной путь, пролегающій отъ Мезени по лѣтнему почтовому тракту до переправы чрезъ рѣку Мезень, у станціи Большіе-Нисегоры. Отсюда начинается ѣзда на лодкахъ сперва вверхъ по теченію рѣки Мезени до устья Пижмы-Мезенской, потомъ вверхъ по этой рѣкѣ до волока въ 3 верс., чрезъ которой переправляются въ Пижму-Печорскую; по ней спускаются въ рѣку Цильму и достигаютъ Устьцилемскаго селенія. Путь этотъ затруднительнѣе предъидущаго и потому проѣзжающими рѣдко посѣщается.

При проѣздѣ на Печору изъ г. Пинеги, слѣдуетъ ѣхать по лѣтнему почтовому тракту до Больше-Нисегорской станціи, и потомъ или рѣками Пезою и Цильмою, или глухимъ трактомъ-Пижмами. Избравъ первый путь, должно переправиться на правый берегъ Мезени и слѣдовать на лошадяхъ по почтовому тракту до устья Пезы, а отсюда водою на лодкахъ до Печоры; во второмъ случаѣ, слѣдуетъ отъ Больше-Нисегоргкой станціи ѣхать въ лодкѣ по вышеозначенному направленію. Вообще лѣтнее сообщеніе Мезени съ Печорою сопряжено съ большими затрудненіями, которыя можно [83]отвратить только устройствомъ постояннаго сухопутнаго сообщенія на рѣку Печору.

Зимнее сообщеніе съ Печорою происходитъ отъ Мезени по зимнему почтовому тракту на 18 верс., до Лампоженской станціи; отсюда по деревнямъ, расположеннымъ по берегамъ рѣки Мезени до деревни Вожгоры, около 340 верс.; а далѣе Тайболой этого имени, по льду рѣки Пижмы-Мезенской и по замерзшему болоту до Устьцыльмы на Печорѣ, около 320 верс. Въ Тайболѣ построено 8 довольно просторныхъ и теплыхъ избушекъ, съ черными печами, въ которыхъ проѣзжающій можетъ найти если не совсѣмъ опрятный, то теплый пріютъ; при нихъ содержится для проѣзжающихъ 8 паръ лошадей. Сообщеніе съ Печорою этимъ трактомъ представляетъ много удобствъ, въ сравненіи съ трудностями лѣтняго пути. Пространство отъ Мезени до Устьцыльмы, 670 верс., провозятъ отъ 31/2 до 21/2 сутокъ, а отсюда до деревни Шегмасъ, 250 верс., везутъ Тайболой не болѣе однихъ сутокъ.

Устьцылемское селеніе имѣетъ сообщеніе съ Ижмою, Пустозерскомъ и другими Печорскими селеніями, зимою по рѣкамъ на лошадяхъ, а лѣтомъ водою на лодкахъ. На 100 верс. пространствѣ отъ Устьцыльмы до Ижмы находится одна Красноборская станція, въ разстояніи отъ первой 57, а отъ послѣдней 43 верс. На 250 верстномъ же разстояніи отъ Устьцыльмы до Пустозерска состоитъ тоже одна Великовисочная станція, отстоящая отъ нея въ 200 верс. Самое восточное селеніе губерніи есть Самоѣдская колонія Колва; сообщеніе съ нею производится лѣтомъ по рѣкамъ: Печорѣ, Усѣ и Колвѣ, а зимою — Тайболой отъ Ижмы [84]до Усть-Лыжи, далѣе до Усть-Усы, по льду Печоры, а до Колвы болотомъ, всего около 300 верс. При устроенныхъ въ Тайболѣ избушкахъ, вмѣсто лошадей, содержатся олени; эти избушки служатъ пристанищемъ оленнымъ обозамъ, идущимъ изъ Сибири. Начиная съ Усть-Лыжи, пролегаетъ вдоль лѣваго берега рѣки Усы оленная дорога въ Сибирь, которая отъ рѣки Лемвы идетъ чрезъ ущелье Уральскаго хребта въ Березовскій уѣздъ, до Обдорска. Такой же путь существуетъ и отъ Ижмы въ Березовъ, сперва чрезъ Тайболу до Печорский деревни Кожвы, потомъ по льду Печоры до селенія Оранецъ и наконецъ чрезъ Уральскій хребетъ, чрезъ Ляпино, изъ которой проходятъ въ Березовъ.

Отъ г. Мезени до Пустозерска, зимой пролегаетъ прямой путь чрезъ тундру, удобный болѣе для оленной ѣзды, по причинѣ частыхъ мятелей и глубокихъ снѣговъ. Онъ идетъ отъ Мезени до Неси вдоль берега рѣки Мезени и моря, потомъ чрезъ селенія на берегахъ Вижасѣ, Омѣ и Спонѣ[7] до Пеши, отъ которой чрезъ селенія на р. Сувѣ — въ Великовисочную деревню; а отсюда до Печорской деревни Оксиной, всего на пространствѣ около 550 верстъ.

Изъ Пустозерска въ Сибирь также пролегаютъ оленныя дороги чрезъ тундры и лѣса, мимо Ижмы. Но Пустозерцы не имѣютъ столь обширныхъ торговыхъ сношеній съ Сибирью, какъ Ижемцы, а потому весьма рѣдко отправляются въ этотъ дальній путь; по этой причинѣ, направленіе его извѣстно немногимъ изъ нихъ.

При такомъ состояніи путей Мезенскаго уѣзда, сбытъ произведеній Печорскаго края на иногородные [85]рынки сопряженъ съ большими затрудненіями. Съ наступленіемъ зимы, произведенія моря и суши стягиваются на оленяхъ къ Ижмѣ, гдѣ перекладываются въ сани и везутся въ Пинегу на лошадяхъ, привозимыхъ заблаговременно изъ разныхъ мѣстъ Мезенскаго уѣзда. Изъ Устьцыльмы эти обозы идутъ Тайболой на р. Мезень, по которой слѣдуютъ до селенія Нисегоры; отъ этого селенія переходятъ на лѣтній почтовый трактъ изъ Мезени въ Пинегу. Такой способъ перевозки, сверхъ неудобствъ и затруднительности пути, увеличиваетъ стоимость провоза. Для удешевленія его, необходима перевозка собственно на оленяхъ, а слѣдственно и учрежденіе новаго оленнаго пути изъ Устьцыльмы въ Пинегу.

Будемъ питать лестныя надежды, что при обращеніи Правительствомъ вниманія на разработку этого богатаго, еще нетронутаго, Печорскаго края, явятся сюда капиталы, которые возбудятъ въ народонаселеніи уѣзда соревнованіе въ производствѣ промысловъ и доставятъ ей выгодный сбытъ на иногородные рынки устройствомъ удобныхъ торговыхъ путей сообщенія. Тогда, на совершенствѣ печорской промышленности, вполнѣ будетъ основано народное богатство и благосостояніе всего Мезенскаго края.

Иванъ Поромовъ.

ПримечанияПравить

  1. Въ Арх. Губ., Вѣд. съ № 20 по № 24-й 1858 г.
  2. Въ 1857 г., выпалъ снѣгъ, въ исходѣ іюля, глубиною въ 1 арш., который сошелъ чрезъ 7-мь дней.
  3. Еще ранѣе, въ 1491 г., два Нѣмца Иванъ и Викторъ, съ Андреемъ Петровымъ и Васильемъ Болтинымъ, отправлены были изъ Москвы искать серебрянной руды въ окрестностяхъ Печоры; чрезъ 7-мь мѣсяцевъ они возвратились съ извѣстіемъ, что нашли оную, вмѣстѣ съ мѣдною, на рѣкѣ Цыльмѣ, въ верстахъ 20-ти отъ Космы и въ 300 верстахъ отъ Печоры, на пространствѣ 10-ти верстъ. Карам. Истор. Рос. Госуд., т. VI.
  4. Денежный сбор.
  5. О торговыхъ путяхъ будетъ сказано въ концѣ сего описанія.
  6. Болотомъ, поросшимъ лѣсомъ, на которыхъ нѣтъ жилья.
  7. Буквы «п» и «н» неразборчиво. — Примѣчаніе редактора Викитеки.