Пустозерск (Чернышев)/Арх. сборник, ч.1-2 1865 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg

Архангельский сборникъ : Матеріалы для подробнаго описанія Архангельской губерніи, собранные изъ отдѣльныхъ статей, помѣщенныхъ въ разное время въ Архангельскихъ Губернскихъ Вѣдомостяхъ, в 6-ти частяхъ — Часть 1. Общее и частное описаніе губерніии въ естественномъ, статистическомъ и административномъ отношеніяхъ
авторъ Валеріанъ Чернышевъ
См. Оглавленіе. Опубл.: 1845. Источникъ: Commons-logo.svg Архангельский сборникъ. Часть 1, книга 2. — Архангельскъ: Архангельская губернская типографія, 1865.


[86]

ПУСТО3ЕРСКЪ.
Въ 1845 году[1]

На обширномъ полуостровѣ, вдавшемся въ Городецкое озеро, соединяющееся съ рѣкою Большой Печорой мелководнымъ протокомъ; носящимъ наименованіе Городецкаго Шара, лежитъ Пустозерскъ, по наблюденіямъ Штурмана Иванова, подъ 67 Гр. 32 мин. сѣв. шир. и 52 гр. 40 мин. вос. долг. отъ Гринвича.

Селеніе это замѣчательно по существовавшему въ немъ острогу, построенному въ 1499 году Князьями Симеономъ Курбскимъ, Петромъ Ушатовымъ и Заболотскимъ-Бражникомъ, которые съ пяти-тысячною дружиною плыли до Печоры разными рѣками и заложили здѣсь укрѣпленіе, откуда въ концѣ ноября отправились къ Каменному-Поясу, для усмиренія непокорныхъ Вогуличей, Остяковъ и Самоядовъ, изъ которыхъ послѣдніе обложены данью, не прежде какъ въ царствованіе Михаила Ѳеодоровича, въ 1621 году.

Въ 1678 г., сосланъ сюда въ заточеніе знаменитый умомъ и любовію народною Бояринъ Артамонъ Сергѣевичъ Матвѣевъ, главный руководитель Нарышкиныхъ, бывъ оклеветанъ Княземъ Ѳедоромъ Куракинымъ и Иваномъ Хитрово предъ Царемъ Ѳеодоромъ [87]Алексѣевичемъ, въ чародѣйствѣ. Его назначили сперва Воеводой въ Верхотурье, а потомъ, вмѣстѣ съ сыномъ, бывшимъ впослѣдствіи Двинскимъ Воеводою, заточили въ Пустозерскъ. Четыре года страдалъ здѣсь невинный Матвѣевъ, претерпѣвая случившійся тогда крайній недостатокъ въ хлѣбѣ, такъ что четверть муки стоила не менѣе восьми; а пудъ одного тогдашнихъ рублей. Жители питались только рыбой, травами и кореньями. Въ 1682 г. Матвѣевъ, вслѣдствіе Царскаго указа, освобожденъ и до Холмогоръ препровожденъ самимъ Мезенскимъ Воеводою Стольникомъ Гавриломъ Яковлевичемъ Тухачевскимъ; отъ Холмогоръ до Шенкурска также провожденъ Холмогорскимъ Воеводою Княземъ Никитой Сергѣевичемъ Урусовымъ, а въ Шенкурскѣ встрѣченъ Воеводой Думнымъ Дворяниномъ Григоріемъ Степановичемъ Карауловымъ, съ лучшими людьми, при чемъ поднесены хлѣбъ-соль. — Возвращаясь съ торжествомъ въ столицу, думалъ ли невинный страдалецъ о бѣдственной своей кончинѣ, такъ скоро постигшей его по возвращеніи?

Въ августѣ 1689 г., по лишеніи имѣнія и запискѣ въ боярскія дѣти, сослали сюда Князей Голицыныхъ: Василья Васильевича съ сыновьями Алексѣемъ и Михайломъ, ихъ женами и дѣтьми. Современники обвиняютъ Голицына въ раздѣлѣ золота съ послами Польскими. Умѣя скрытно дѣйствовать своимъ вліяніемъ при Дворѣ на Милославскаго и Софію, съ достиженіемъ перваго сана въ Россіи, онъ отстранилъ прочихъ Бояръ отъ всякаго вліянія на дѣла Государственныя, будучи возведенъ Царевной въ званіе Ближняго Боярина, Оберегателя Царственныя большія печати Государственныхъ Великихъ Посольскихъ Дѣлъ, а также Намѣстника Новогородскаго. Придворныя крамолы и [88]жажда Софіи къ единовластію погубили Голицына, отличавшагося предъ современниками умомъ просвѣщеннымъ, дѣятельностію, образованіемъ и великодушіемъ.

На Пустозерскій острогъ неоднократно набѣгали Карачейскіе Самояды, въ 1719, 1732 и 1746 годахъ. Для отраженія ихъ посылались отряды изъ Пустозерской роты, вмѣстѣ съ нѣсколькими крестьянами и Самоядами. Служа оборонительнымъ пунктомъ отъ набѣговъ кочующихъ дикарей, острогъ до открытія Архангельской губерніи, состоялъ подъ управленіемъ Воеводъ и Коммисаровъ. Воеводы завѣдывали находившеюся въ немъ военною командою. Въ 1772 г. считалось жителей 1,555 душъ, въ томъ числѣ которыхъ 865 Самоядовъ, платившихъ ясакъ бѣлками и песцами. Въ настоящее время не существуетъ даже и слѣдовъ крѣпости.

До открытія Архангельской губерніи и образованія уѣзда Мезенскаго Самояды, кочевавшіе между рѣкою Печорою и Уральскимъ хребтомъ, назывались Пустозерскою Самоядью. Впослѣдствіи они причислены къ уѣзду Мезенскому.

Пустозерскъ находится отъ Архангельска въ разстояніи 996, отъ рѣки Печоры 20 и устья ея 130 верс. Въ настоящее время тамъ находится 3[?][2] деревянныхъ крестьянскихъ домовъ съ четырьмя церквами и двумя деревянными колокольнями; сверхъ того казенный запасный магазинъ, гдѣ въ 1841 г. хранилось муки 8,770 п. — Въ 1729 г. жителей обоего пола считалось 1,709 душъ. [89]По суровости климата и безплодію почвы, которую составляетъ желтый песокъ, хлѣбопашество здѣсь не возможно. Жители продовольствуются приплавляемыми къ нимъ по Печорѣ съѣстными припасами и прочими предметами промышленности, отъ торговцевъ Чердынскихъ, Новоусольскbхъ, Устьсысольскихъ и Соликамскихъ. Сплавъ этихъ припасовъ, начиная отъ самаго верховья рѣки, продолжается не болѣе какъ два, или три мѣсяца. Хлѣба приплавляется каждогодно на сумму отъ 20 до 30,000 р. ассигнаціями, который почти всегда вымѣнивается на мѣха и соленую рыбу, вывозимыя отсюду зимнимъ путемъ. — Край, прилежащій Печорѣ, могъ бы обогатиться, посредствомъ соединенія Печоры съ Вычегдою, рѣками Ижмою и Ухтою, чрезъ волокъ, проходящій между рѣками Шомухтой, Яіо и Вьмыо, впадающей въ Вычегду. Этимъ путемъ Чердынцы ежегодно доставляютъ въ Пустозерскъ хлѣбные припасы. Устройствомъ канала открылось бы сообщеніе съ рѣками Сибири; — и въ такомъ случаѣ губернія Тобольская могла бы открыть безпрепятственныя торговыя сношенія съ губерніями: Архангельской, Вологодской, Вятской, Пермской и Оренбургской. Будемъ надѣяться, что скоро осуществится предположеніе о составленіи Печорской торговой компаніи[3].

Рогатый скотъ въ Пустозерскѣ вообще мелокъ и тощъ, а лошади малосильны. Вмѣсто ихъ жители имѣютъ по тысячѣ и болѣе оленей. Для пастьбы этихъ стадъ Русскіе преимущественно нанимаютъ Самоядовъ, которыхъ при большихъ стадахъ находится отъ 10 до 40 человѣкъ. [90]Берега Городецкаго озера, очищающагося отъ льда не прежде какъ въ первой половинѣ іюня мѣсяца, покрыты малорослыми березой, ивой, елью, сосной, лиственицей, ольхой и тундристымъ ракитникомъ. Изъ ягодъ въ изобиліи растутъ брусница, воровица, кислица и морошка, предотвращающая много болѣзней, свойственныхъ глубокому сѣверу. Въ водахъ озера водятся, во множествѣ семга, чиры, пеляди, омули, нельмы, щуки, налимы, сиги, окуни, ерши и кумжа, составляющихъ не токмо вкусную и здоровую пищу туземцовъ, но и знатную вѣтвь промышленности народной. Кромѣ этого въ Печорской губѣ ловятся бѣлые медвѣди, называемые здѣсь ошкуями, морскіе зайцы, нерпы, бѣлуги и лысуны. Саломъ и кожами ихъ жители производятъ значительную торговлю.— Важнѣйшую заботу здѣшнихъ Самоядовъ составляетъ ловля волковъ, наносящихъ значительный вредъ оленьимъ стадамъ, а также лисицъ красныхъ и чернобурыхъ, бѣлыхъ и голубыхъ песцовъ, — и весьма рѣдко медвѣдей. Изъ класса пернатыхъ налетаютъ сюда весною сороки особенной породы, которыя болѣе обыкновенныхъ чаекъ, гагары, кречеты и очень рѣдко орлы, а зимою постоянно водятся бѣлыя куропатки и вороны.

Валеріанъ Чернышевъ.

ПримечанияПравить

  1. Арх. Губ. Вѣд. № 22-й 1845 г.
  2. Вторая цифра видна не полностью. Вероятно, это шесть. — Примѣчаніе редактора Викитеки.
  3. Прибавленіе къ № 35-му Арх. Губ. Вѣд. 1844 г.