Морской зайчик (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Морской зайчикъ
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Das Meerhäschen. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1871. — Т. II. — С. 365. Морской зайчик (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


Жила-была царевна; у нея былъ за́мокъ, а въ за́мкѣ, подъ самыми зубцами высокой башни, была зала съ двѣнадцатью окошками, по три на каждую страну свѣта, такъ что, когда царевна выходила въ залу, то могла обозрѣвать свое царство со всѣхъ четырехъ сторонъ. Начиная съ перваго окна, она видѣла лучше, чѣмъ другіе люди; изъ втораго окна зрѣніе ея становилось еще острѣе; изъ третьяго и того лучше, и такъ далѣе достигала постепеннаго совершенства, доходя до двѣнадцатаго окна; тутъ ужь ничто не могло скрыться отъ нея: она все видѣла, что находилось надъ землею и подъ землею.

Ужь очень горда была прекрасная царевна, не хотѣлось ей никому покориться, хотѣлось царствовать одной. Вотъ она приказала провозгласить по цѣлому міру, что только тотъ удостоится быть ея супругомъ, кто съумѣетъ перехитрить ее и такъ хорошо спрятаться, что ей не подъ силу будетъ его найти. Кто же пойдетъ на попытку и потерпитъ неудачу, то-есть будетъ ею открытъ, тому голову отрубятъ и выставятъ ее на столбъ.

Вотъ уже девяносто-семь столбовъ и все съ мертвыми головами стоятъ предъ ея высокимъ за́мкомъ. Но послѣ этого все пріутихло и долго-долго ни одинъ женихъ носу не показывалъ къ ней на дворъ. Весело царевнѣ и думаетъ она про-себя думу:

«Ну, теперь останусь на цѣлую жизнь вольною птицею».

А тутъ какъ разъ и подвернулись еще три брата и говорятъ, что и они хотятъ счастья попытать. Старшій полѣзъ въ известковую яму и думаетъ, что не вѣсть какъ хорошо спрятался, но царевна съ разу увидала его еще изъ перваго окна и приказала вывести его оттуда за бѣлыя руки и голову ему отрубить.

Средній братъ возьми да и спрячься въ подвалъ за́мка самой царевны; но она увидѣла его, лишь только подошла къ первому окну. Такъ и среднему пришлось распроститься съ жизнью: отрубили ему буйную головушку и выставили ее на девяносто-девятый столбъ.

Тогда предсталъ предъ ясныя очи царевны третій, самый младшій братъ и тутъ же сталъ просить ее: дала бы она ему цѣлый день сроку, чтобы хорошенько голову поломать, куда бы спрятаться похитрѣе. Еще просилъ онъ объ одной милости: простила бы она ему два раза, коли его найдетъ; если же и въ третій разъ будетъ ему неудача, такъ тогда ему и съ жизнью не жаль распроститься. Онъ былъ такъ прекрасенъ и такъ краснорѣчивъ, что она согласилась.

— Хорошо, — сказала она, — я согласна на твою просьбу; ужь куда ни шло, два раза будетъ не въ счетъ, только отъ этого тебѣ не легче будетъ.

Цѣлый день думалъ добрый молодецъ, куда бы ему спрятаться. Ужъ онъ ли не ломалъ себѣ голову, а все понапрасну. Съ горя взялъ онъ свое ружье и пошелъ въ лѣсъ на охоту. Вдругъ видитъ онъ во́рона и, не долго думая, прицѣлился и хотѣлъ-было застрѣлить его, но во́ронъ закричалъ человѣчьимъ голосомъ:

— Не стрѣляй, а я тебѣ за то отплачу.

Добрый молодецъ опустилъ ружье и пошелъ дальше. Приходитъ онъ къ озеру и видитъ пребольшую рыбу, которая выплыла со дна озера на поверхность. Онъ прицѣлился-было въ нее, но рыба закричала:

— Не стрѣляй, а я отплачу тебѣ за то.

Добрый молодецъ далъ ей нырнуть въ воду, а самъ пошелъ дальше и встрѣтилъ на дорогѣ лисичку-сестричку, которая шла и прихрамывала. Онъ выстрѣлилъ въ нее, но не попалъ, а лисица закричала ему:

— Поди-ка сюда лучше и вынь у меня занозу изъ ноги.

Онъ исполнилъ ея просьбу, но потомъ хотѣлъ убить ее, чтобы снять съ нея шкуру. Но лисица сказала:

— Не убивай меня, а я тебѣ за то отплачу.

Онъ выпустилъ ее на свободу; а такъ какъ уже вечерѣло, то онъ вернулся домой.

На слѣдующее утро надо было ему спрятаться; но какъ онъ ни ломалъ голову, а все не могъ придумать, куда бы хорошенько спрятаться отъ зоркихъ глазъ царевны. Пошолъ онъ въ лѣсъ и сказалъ во́рону:

— Вотъ я не убилъ тебя, а ты за это хоть бы научилъ меня куда бы мнѣ спрятаться, чтобы царевна не нашла меня.

Опустилъ во́ронъ голову и долго думалъ. Наконецъ онъ прокаркалъ:

— Нашолъ! нашолъ!

Онъ вынулъ яйцо изъ гнѣзда, разломилъ его пополамъ, спряталъ туда добраго молодца; потомъ опять сложилъ яйцо и самъ усѣлся на него.

Подошла царевна къ первому окну — не видать жениха; подошла къ другому, третьему и дальше — нѣтъ, какъ нѣтъ жениха. Царевнѣ стало уже страшно. Наконецъ въ одиннадцатомъ окнѣ она его увидала и тотчасъ же приказала убить во́рона, принести яйцо и раскрыть его пополамъ; тогда доброму молодцу, волею не волею, надо было выйти на свѣтъ Божій.

Царевна сказала:

— Ну, этотъ разъ не въ счетъ; но пропала твоя головушка, коли не придумаешь чего получше.

На слѣдующее утро пошелъ онъ къ озеру, кликнулъ рыбу и сказалъ:

— Вотъ я пожалѣлъ твою жизнь, а ты научи меня, куда бы мнѣ спрятаться отъ зоркихъ глазъ царевны, чтобъ она не могла найти меня.

Рыба задумалась, наконецъ сказала:

— Знаю куда: я проглочу тебя.

Она проглотила его и пошла ко дну.

Царевна пересмотрѣла во всѣ окна — нѣтъ, даже въ одиннадцатомъ его не видать. У царевны даже духъ отъ страха занялся, однако въ двѣнадцатомъ она нашла его. Тотчасъ приказала она поймать рыбу и убить ее. Опять вышелъ добрый молодецъ на свѣтъ Божій.

Всякій можетъ себѣ представить, каково было у него на душѣ. Царевна сказала ему:

— Два раза я тебѣ прощала, но на третій разъ головѣ твоей непремѣнно попасть на сотый столбъ.

Въ послѣдній день вышелъ онъ въ поле; тяжело было у него на сердцѣ. Вдругъ бѣжитъ ему на встрѣчу лисичка-сестричка. Онъ и говоритъ ей:

— Тебѣ извѣстны всѣ углы и закоулки и на выдумки ты торовата; я пощадилъ твою жизнь, теперь ты помоги мнѣ совѣтомъ, куда бы мнѣ спрятаться, чтобы царевна не нашла меня.

— Эта штука не шутка! — отвѣчала лисичка-сестричка, скорчивъ глубокомысленную рожицу.

Но не долго она раздумывала и тутъ же крикнула:

— Нашла! нашла!

Позвала она его къ ключу живой воды, сама окунулась и вышла оттуда звѣринымъ торгашомъ и барышникомъ. Доброму молодцу тоже пришлось окунуться въ воду: онъ вышелъ оттуда морскимъ зайчикомъ.

Торгашъ пошелъ въ городъ и сталъ показывать красиваго звѣрька; на рынокъ сбѣжалось много народа, чтобы смотрѣть на заморское чудо.

Пришла и царевна; понравился ей морской зайчикъ, она купила его у торгаша и дала ему много за то денегъ. Торгашъ успѣлъ шепнуть морскому зайчику:

— Какъ подойдетъ царевна къ окну, спрячься у нея подъ косу.

Пришелъ послѣдній срокъ; стала царевна искать добраго молодца. Переходила она поочереди отъ одного окна къ другому, а его все нѣтъ какъ нѣтъ! Вотъ уже и одиннадцатое окно, а его все не видать. Но когда у двѣнадцатаго окна царевна не нашла жениха, тутъ ужь она не на шутку перепугалась и разгнѣвалась и, съ досады, такъ сильно хлопнула окномъ, что стекла во всѣхъ двѣнадцати окнахъ разбились въ дребезги и весь за́мокъ задрожалъ.

Царевна ушла въ свои покои и тутъ, почувствовавъ морского зайчика у себя подъ косою, она схватила его и съ досадою швырнула на полъ и закричала:

— Прочь съ глазъ моихъ!

Морской зайчикъ со всѣхъ ногъ убѣжалъ къ торгашу; оба поспѣшили къ ключу живой воды, окунулись въ немъ и опять перевернулись въ свой прежній видъ. Добрый молодецъ вѣжливо поблагодарилъ лисичку-сестричку и сказалъ:

— Ужъ куда глупы во́ронъ и рыба въ сравненіи съ тобой! Сущая правда, что ты настоящій профессоръ на всѣ штуки, какъ надо вывернуться и перевернуться.

Послѣ этого добрый молодецъ прямо уже пошелъ въ царскій за́мокъ. Царевна ожидала его: дѣлать нечего, надо покориться своей судьбѣ. Свадьбу отпировали какъ слѣдуетъ на весь міръ и сталъ добрый молодецъ настоящимъ царемъ всего государства. Онъ никогда не открывалъ своей женѣ тайну, куда онъ спрятался въ третій разъ и не выдавалъ того, кто ему помогалъ: пускай она думаетъ, что онъ до всего дошелъ своимъ умомъ. И ужъ какъ же она уважала за то своего мужа, а сама все на умѣ держала:

«Вотъ онъ-то умнѣе тебя и тебѣ не перехитрить его!»