Морской зайчик (Гримм; Снессорева)

Морской зайчик
автор Братья Гримм, пер. Софья Ивановна Снессорева
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Das Meerhäschen. — Источник: Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И. И. Глазунова, 1871. — Т. II. — С. 365. Морской зайчик (Гримм; Снессорева) в дореформенной орфографии


Жила-была царевна; у неё был за́мок, а в за́мке, под самыми зубцами высокой башни, был зал с двенадцатью окошками, по три на каждую страну света, так что, когда царевна выходила в зал, то могла обозревать своё царство со всех четырёх сторон. Начиная с первого окна, она видела лучше, чем другие люди; из второго окна зрение её становилось ещё острее; из третьего и того лучше, и так далее достигала постепенного совершенства, доходя до двенадцатого окна; тут уж ничто не могло скрыться от неё: она всё видела, что находилось над землёю и под землёю.

Уж очень горда была прекрасная царевна, не хотелось ей никому покориться, хотелось царствовать одной. Вот она приказала провозгласить по целому миру, что только тот удостоится быть её супругом, кто сумеет перехитрить её и так хорошо спрятаться, что ей не под силу будет его найти. Кто же пойдёт на попытку и потерпит неудачу, то есть будет ею открыт, тому голову отрубят и выставят её на столб.

Вот уже девяносто семь столбов и всё с мёртвыми головами стоят пред её высоким за́мком. Но после этого всё приутихло, и долго-долго ни один жених носу не показывал к ней на двор. Весело царевне, и думает она про себя думу:

«Ну, теперь останусь на целую жизнь вольною птицею».

А тут как раз и подвернулись ещё три брата и говорят, что и они хотят счастья попытать. Старший полез в известковую яму и думает, что невесть как хорошо спрятался, но царевна сразу увидала его ещё из первого окна и приказала вывести его оттуда за белые руки и голову ему отрубить.

Средний брат возьми да и спрячься в подвал за́мка самой царевны; но она увидела его, лишь только подошла к первому окну. Так и среднему пришлось распроститься с жизнью: отрубили ему буйную головушку и выставили её на девяносто девятый столб.

Тогда предстал пред ясные очи царевны третий, самый младший брат и тут же стал просить её: дала бы она ему целый день сроку, чтобы хорошенько голову поломать, куда бы спрятаться похитрее. Ещё просил он об одной милости: простила бы она ему два раза, коли его найдёт; если же и в третий раз будет ему неудача, так тогда ему и с жизнью не жаль распроститься. Он был так прекрасен и так красноречив, что она согласилась.

— Хорошо, — сказала она, — я согласна на твою просьбу; уж куда ни шло, два раза будет не в счёт, только от этого тебе не легче будет.

Целый день думал добрый молодец, куда бы ему спрятаться. Уж он ли не ломал себе голову, а всё понапрасну. С горя взял он своё ружьё и пошёл в лес на охоту. Вдруг видит он во́рона и, недолго думая, прицелился и хотел было застрелить его, но во́рон закричал человечьим голосом:

— Не стреляй, а я тебе за то отплачу.

Добрый молодец опустил ружьё и пошёл дальше. Приходит он к озеру и видит пребольшую рыбу, которая выплыла со дна озера на поверхность. Он прицелился было в неё, но рыба закричала:

— Не стреляй, а я отплачу тебе за то.

Добрый молодец дал ей нырнуть в воду, а сам пошёл дальше и встретил на дороге лисичку-сестричку, которая шла и прихрамывала. Он выстрелил в неё, но не попал, а лисица закричала ему:

— Поди-ка сюда лучше и вынь у меня занозу из ноги.

Он исполнил её просьбу, но потом хотел убить её, чтобы снять с неё шкуру. Но лисица сказала:

— Не убивай меня, а я тебе за то отплачу.

Он выпустил её на свободу; а так как уже вечерело, то он вернулся домой.

На следующее утро надо было ему спрятаться; но как он ни ломал голову, а всё не мог придумать, куда бы хорошенько спрятаться от зорких глаз царевны. Пошёл он в лес и сказал во́рону:

— Вот я не убил тебя, а ты за это хоть бы научил меня, куда бы мне спрятаться, чтобы царевна не нашла меня.

Опустил во́рон голову и долго думал. Наконец он прокаркал:

— Нашёл! Нашёл!

Он вынул яйцо из гнезда, разломил его пополам, спрятал туда доброго молодца; потом опять сложил яйцо и сам уселся на него.

Подошла царевна к первому окну — не видать жениха; подошла к другому, третьему и дальше — нет как нет жениха. Царевне стало уже страшно. Наконец в одиннадцатом окне она его увидала и тотчас же приказала убить во́рона, принести яйцо и раскрыть его пополам; тогда доброму молодцу, волею-неволею, надо было выйти на свет Божий.

Царевна сказала:

— Ну, этот раз не в счёт; но пропала твоя головушка, коли не придумаешь чего получше.

На следующее утро пошёл он к озеру, кликнул рыбу и сказал:

— Вот я пожалел твою жизнь, а ты научи меня, куда бы мне спрятаться от зорких глаз царевны, чтоб она не могла найти меня.

Рыба задумалась, наконец сказала:

— Знаю куда: я проглочу тебя.

Она проглотила его и пошла ко дну.

Царевна пересмотрела во все окна — нет, даже в одиннадцатом его не видать. У царевны даже дух от страха занялся, однако в двенадцатом она нашла его. Тотчас приказала она поймать рыбу и убить её. Опять вышел добрый молодец на свет Божий.

Всякий может себе представить, каково было у него на душе. Царевна сказала ему:

— Два раза я тебе прощала, но на третий раз голове твоей непременно попасть на сотый столб.

В последний день вышел он в поле; тяжело было у него на сердце. Вдруг бежит ему навстречу лисичка-сестричка. Он и говорит ей:

— Тебе известны все углы и закоулки, и на выдумки ты торовата; я пощадил твою жизнь, теперь ты помоги мне советом, куда бы мне спрятаться, чтобы царевна не нашла меня.

— Эта штука не шутка! — отвечала лисичка-сестричка, скорчив глубокомысленную рожицу.

Но недолго она раздумывала и тут же крикнула:

— Нашла! Нашла!

Позвала она его к ключу живой воды, сама окунулась и вышла оттуда звериным торгашом и барышником. Доброму молодцу тоже пришлось окунуться в воду: он вышел оттуда морским зайчиком.

Торгаш пошёл в город и стал показывать красивого зверька; на рынок сбежалось много народа, чтобы смотреть на заморское чудо.

Пришла и царевна; понравился ей морской зайчик, она купила его у торгаша и дала ему много за то денег. Торгаш успел шепнуть морскому зайчику:

— Как подойдёт царевна к окну, спрячься у неё под косу.

Пришёл последний срок; стала царевна искать доброго молодца. Переходила она по очереди от одного окна к другому, а его всё нет как нет! Вот уже и одиннадцатое окно, а его всё не видать. Но когда у двенадцатого окна царевна не нашла жениха, тут уж она не на шутку перепугалась и разгневалась и с досады так сильно хлопнула окном, что стёкла во всех двенадцати окнах разбились вдребезги, и весь за́мок задрожал.

Царевна ушла в свои покои, и тут, почувствовав морского зайчика у себя под косою, она схватила его и с досадою швырнула на пол и закричала:

— Прочь с глаз моих!

Морской зайчик со всех ног убежал к торгашу; оба поспешили к ключу живой воды, окунулись в нём и опять перевернулись в свой прежний вид. Добрый молодец вежливо поблагодарил лисичку-сестричку и сказал:

— Уж куда глупы во́рон и рыба в сравнении с тобой! Сущая правда, что ты — настоящий профессор на все штуки, как надо вывернуться и перевернуться.

После этого добрый молодец прямо уже пошёл в царский за́мок. Царевна ожидала его: делать нечего, надо покориться своей судьбе. Свадьбу отпировали, как следует, на весь мир, и стал добрый молодец настоящим царём всего государства. Он никогда не открывал своей жене тайну, куда он спрятался в третий раз, и не выдавал того, кто ему помогал: пускай она думает, что он до всего дошёл своим умом. И уж как же она уважала за то своего мужа, а сама всё на уме держала:

«Вот он-то умнее тебя, и тебе не перехитрить его!»