Лисица и кот (Гримм; Снессорева)

Лисица и кот
автор Братья Гримм, пер. Софья Ивановна Снессорева
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Der Fuchs und die Katze. — Источник: Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 469. Лисица и кот (Гримм; Снессорева) в дореформенной орфографии


Кот повстречался в лесу с госпожою лисицею. Кот подумал про себя: «Ведь лисица не то чтобы спроста, а важная особа: и умна, и опытна, да и в свете много веса имеет». С такими думами он подошёл к лисице и приветливо сказал:

— Доброе утро, любезная госпожа лисица, как ваше здоровье? Каково идут ваши дела? Как вам живётся-можется в эти трудные времена?

Лисица, преисполненная высокомерия, осмотрела кота с головы до ног и долго не решалась: удостоить ли его своим ответом или нет. Наконец она заговорила:

— О жалкий лизун-чистоус! О пёстрый дурак! О! Голодный нищий и невежественный мышеед, с чего ты это выдумал? И как это пришла тебе в голову дерзость осведомляться о моём здоровье? Да учился ли ты чему-нибудь и разумеешь ли какие науки?

— Да только одну науку я разумею, — отвечал кот скромнёхонько.

— А говори, что это за наука? — спросила лисица.

— Да вот как собаки гонятся за мною, так я умею прыгнуть на дерево и спасаться от них.

— Только-то? — спросила лисица. — Ну, а я так профессор сотни разных наук, и, кроме того, у меня целый кошель с хитрыми увёртками. Мне жаль тебя, бедняга, ступай-ка за мною; уж я, так и быть, научу тебя, как надо увёртываться от собак.

Вдруг показался охотник с четырьмя здоровенными собаками. Кот скок на дерево — и был таков: он спрятался на самой вершине между густою зеленью.

— Эй, госпожа лисица! — кричал он сверху. — Раскошеливайся скорее, раскошеливайся, не то быть беде.

Но кот не успел ещё кончить, как собаки схватили уже лисицу и крепко держали её зубами.

Увидев то, кот Васька закричал опять:

— Эй, госпожа лисица! Видно, нелегко справляться с сотнею наук; а вот кабы ты знала хоть одну науку порядком: по-моему карабкаться на дерево, не поплатилась бы теперь жизнью.