Источник живой воды (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Источникъ живой воды
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Das Wasser des Lebens. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 535. Источник живой воды (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


Давно ужь это было, нѣкоторый царь не на шутку заболѣлъ, и никто ужь не думалъ, что онъ останется живъ. У него было три сына, которые такъ запечалились, что пошли въ садъ и горько плакали.

Откуда ни возьмись старый-престарый старичокъ и спрашиваетъ у нихъ: что у нихъ за кручина? Они на то отвѣчали, что отецъ ихъ сильно заболѣлъ и долженъ умереть, потому-что нѣтъ средствъ ему помочь.

— А я такъ знаю еще одно средство, — сказалъ старикъ, — это живая вода изъ источника жизни; кто напьется этой воды, тотъ непремѣнно будетъ здоровъ, какою бы болѣзнью боленъ ни былъ; только трудно найти ее.

— Ну я-то ужь найду, — отвѣчалъ на то старшій царевичъ.

Пошолъ онъ къ больному царю и сталъ просить у него позволенія отправиться на поиски за живою водою, потому-что только эта вода можетъ исцѣлить его.

— Нѣтъ, — сказалъ на то царь, — тутъ опасность слишкомъ велика, лучше ужь мнѣ умереть.

Но царевичъ просилъ до-тѣхъ-поръ, пока царь далъ свое согласіе. А царевичъ самъ на умѣ держитъ:

«Какъ принесу-то живой водицы и сдѣлаюсь я любимцемъ батюшки-царя и поставитъ онъ меня наслѣдникомъ послѣ себя надъ цѣлымъ царствомъ».

Скоро собрался онъ въ путь-дорогу и поѣхалъ на своемъ конѣ; вдругъ на встрѣчу къ нему карликъ и кричитъ ему:

— Куда такъ больно торопиться?

— А тебѣ что за дѣло, карапузикъ ты этакой? — отвѣчалъ царевичъ высокомѣрно и проѣхалъ мимо.

Разсердился карликъ и наложилъ на него нарокъ.

Скоро царевичъ заѣхалъ въ ущелье между высокими горами, и чѣмъ дальше онъ ѣхалъ, тѣмъ утесы все ближе да ближе сдвигались, а ущелье все тѣснѣе да тѣснѣе, наконецъ до того дошло, что онъ не могъ ни впередъ податься, ни назадъ повернуть, ни съ лошади слѣзть, а такъ и застрялъ тамъ между утесами.

Больной царь ждетъ его да ждетъ, а старшаго царевича все нѣтъ какъ нѣтъ. Тогда приступилъ къ нему средній царевичъ съ просьбою:

— Позволь и мнѣ, государь-батюшка, отправиться за живой водой.

А самъ-то въ душѣ держитъ:

«Коли брата моего нѣтъ въ живыхъ, такъ все царство мнѣ достанется».

Сперва государь-батюшка и слышать не хотѣлъ, чтобъ отпустить средняго сына, но тотъ просилъ — отецъ уступилъ.

Царевичъ отправился по той же дорогѣ, какъ и старшій братъ его, и также встрѣтилъ карлика, который и его спросилъ:

— Куда такъ больно торопишься?

— Не твое дѣло, глупый карапузикъ, — отвѣчалъ царевичъ и поѣхалъ впередъ, не оглядываясь ни разу.

Но карликъ и его заколдовалъ такъ что средній братъ точно такъ же застрялъ въ ущельѣ, и не могъ сдвинуться съ мѣста ни взадъ, ни впередъ.

Вотъ и всегда бываетъ такая участь спѣсивымъ гордецамъ.

Средній братъ не вернулся, такъ и младшему захотѣлось попытать счастья, и сталъ онъ проситься у батюшки-царя, чтобъ далъ онъ ему свое благословеніе съѣздить за живою водою. Дѣлать нечего, царь и его отпустилъ. Когда младшій царевичъ встрѣтилъ на дорогѣ того же карлика и тотъ предложилъ ему свой вѣчный вопросъ:

— Куда такъ больно торопишься?

Онъ остановился и вступилъ съ нимъ въ разговоръ:

— Ѣду въ путь, чтобъ отыскать источникъ живой воды, потому-что мой государь-батюшка при смерти боленъ.

— Да знаешь ли ты, гдѣ отыскать этотъ источникъ?

— Нѣтъ, не знаю.

— За то, что ты вѣжливо обращаешься и не такъ надмѣваешься, какъ твои коварные братья, такъ я тебя научу гдѣ отыскать источникъ живой воды. Онъ протекаетъ во дворѣ нѣкотораго заколдованнаго дворца. Но тебѣ не добраться до него, если я не дамъ тебѣ желѣзнаго прутика и двухъ ломтиковъ чорнаго хлѣба. Этимъ прутикомъ ударь три раза въ желѣзныя ворота: они сейчасъ отворятся предъ тобою; тутъ увидишь лежатъ два льва, которые тотчасъ разинутъ свою пасть, но ты брось имъ по куску хлѣба, и они тебя не тронутъ. Смотри же, тогда какъ можно скорѣе торопись набрать живой воды, пока еще полночь не пробила, а то ворота сами захлопнутся и тебѣ не выйти оттуда.

Царевичъ поблагодарилъ карлика, взялъ отъ него прутикъ и два ломтя хлѣба и отправился по дорогѣ къ заколдованному дворцу и все тамъ случилось такъ, какъ сказалъ карликъ. Ворота отворились при третьемъ ударѣ прутика и львовъ угостилъ онъ хлѣбомъ, потомъ преспокойно прошолъ во дворецъ. Вошелъ онъ въ прекрасную залу и видитъ, тамъ сидятъ заколдованные принцы; онъ снялъ у нихъ съ пальцевъ золотыя кольца; смотритъ: тутъ же лежатъ мечъ и хлѣбъ, онъ и это захватилъ съ собою.

Царевичъ пошелъ дальше; въ другой комнатѣ стояла красавица-царевна, которая очень обрадовалась, увидѣвъ его; тутъ же поцаловала его, говоря, что онъ ея освободитель и за то получитъ въ награду все ея царство; а если возвратится сюда ровно чрезъ годъ, то и свадьбу ихъ можно отпировать. Затѣмъ она объяснила ему, гдѣ находится источникъ живой воды и приказала, чтобъ онъ поторопился почерпнуть живой воды, прежде чѣмъ пробьетъ полночь.

Царевичъ пошелъ дальше и увидѣлъ наконецъ комнату, гдѣ постлана была прекрасная постель, а онъ такъ усталъ, что ему захотѣлось прежде всего отдохнуть, легъ онъ въ постель и заснулъ; а какъ проснулся онъ — бьетъ три четверти двѣнадцатаго. Испугался царевичъ, вскочилъ съ постели и со всѣхъ ногъ бросился бѣжать къ источнику; и почерпнувъ водицы кружкою, которая тутъ же находилась, онъ торопливо побѣжалъ за ворота.

Однако, не успѣлъ онъ перескочить за ворота, какъ пробила полночь; ворота такъ сильно захлопнулись, что оторвали у него кусочекъ пятки.

Но царевичу ужь не до того: радъ-радёшенекъ онъ былъ, что досталъ-то живой водицы; скорѣе повернулъ онъ домой и на дорогѣ опять встрѣтилъ знакомаго карлика. Какъ увидѣлъ карликъ мечъ и хлѣбъ, обрадовался онъ и сказалъ:

— Большое счастье ты этимъ добылъ себѣ: этимъ мечемъ можешь ты побѣждать цѣлыя арміи, а этого хлѣба сколько ни ѣшь, никогда ему конца не будетъ.

Но младшій царевичъ не хотѣлъ и на глаза показываться отцу безъ старшихъ братьевъ, и потому сталъ онъ говорить:

— Любезный карликъ, не можешь ли ты сказать мнѣ, гдѣ находятся мои братья? Они отправились за живою водою прежде меня и до-сихъ-поръ не возвращались.

— Оба застряли въ ущельѣ между двумя горами, — отвѣчалъ карликъ, — это я наложилъ на нихъ такое заклятіе за то, что они такіе немилосердые гордецы.

Младшій царевичъ до-тѣхъ-поръ просилъ и молилъ его, пока карликъ согласился снять съ нихъ заклятіе, но, предостерегая его, сказалъ:

— Смотри, остерегайся ихъ: не доброе у нихъ сердце.

Когда братья высвободились, обрадовался младшій царевичъ и разсказалъ все, что съ нимъ случилось: какъ онъ нашолъ источникъ живой воды и набралъ оттуда цѣлую кружку, какъ освободилъ прекрасную царевну, которая хотѣла ждать его цѣлый годъ и тогда ужь оптируютъ они свою свадьбу и ему достанется большое государство.

Послѣ этого поѣхали они втроемъ и скоро пріѣхали въ нѣкоторое государство, гдѣ свирѣпствовали голодъ и война, и тамошній государь думалъ уже, что все пропало — такъ велико было общее бѣдствіе. Младшій царевичъ явился къ нему, далъ ему хлѣбъ, которымъ угостился и насытился цѣлый народъ, потомъ далъ ему мечъ, которымъ иноземный государь побѣдилъ всѣ вражескія арміи, послѣ чего сталъ жить съ своимъ народомъ въ мирѣ и довольствѣ.

Послѣ этого младшій царевичъ опять взялъ съ собою мечъ и хлѣбъ и опять три брата пустились въ путь.

На дорогѣ попались имъ еще два государства, гдѣ свирѣпствовали голодъ и война. Добрый царевичъ и тутъ предложилъ въ помощь свой мечъ и хлѣбъ, и такимъ образомъ спасъ три государства.

Послѣ этого сѣли они втроемъ на корабль и поѣхали по морю-океану. Во время плаванія старшіе братья стали говорить промежь собой:

— Не мы, а младшій братъ нашолъ живой воды, стало-быть, отецъ-то ему отдастъ государство, а насъ лишитъ наслѣдства: вотъ онъ и заѣстъ наше счастье.

Не доброе задумали братья въ своихъ сердцахъ и стали придумывать, какъ бы погубить младшаго брата. Дождались они, когда тотъ крѣпко заснулъ; тогда перелили изъ его кувшина живую воду и взяли ее себѣ, а въ его кувшинъ налили морской, соленой и горькой воды.

Какъ вернулись братья домой, младшій царевичъ поспѣшилъ отнести отцу свой кувшинъ, чтобъ больной скорѣе испилъ живой водицы и сдѣлался бы здоровъ.

Но не успѣлъ царь испить горькой морской воды, какъ еще пуще того заболѣлъ; стонетъ онъ и жалуется на весь дворецъ. Тогда пришли старшіе братья и стали обвинять младшаго царевича, говоря, что онъ будто хотѣлъ отравить отца, тогда какъ они нашли настоящій источникъ живой воды и принесли ему.

Какъ только царь испилъ ее, сейчасъ же болѣзнь его какъ рукой сняло; онъ выздоровѣлъ и сталъ опять такъ здоровъ и крѣпокъ, какъ въ молодые годы бывалъ.

Тогда братья пошли къ младшему царевичу и стали насмѣхаться надъ нимъ, говоря:

— Правда, ты отыскалъ источникъ живой воды; но тебѣ достался трудъ, а намъ — награда. Впередъ будь умнѣе и не зѣвай, а то вотъ мы у тебя и подмѣнили живую воду, пока ты на морѣ-то спалъ, а черезъ годъ одинъ изъ насъ отправится жениться на прекрасной царевнѣ. Только смотри, не выдавай насъ; отецъ все равно не повѣритъ тебѣ; а чуть ты пикнешь противъ насъ, такъ и съ жизнью распростись; будешь же молчать, такъ мы тебя не оставимъ.

Разсердился старый царь на младшаго сына въ той мысли, что онъ на жизнь его посягалъ. Приказалъ царь собраться совѣту и произнести царевичу приговоръ: быть ему застрѣленнымъ въ тихомолку.

Не имѣя лукавства въ сердцѣ, отправился царевичъ на охоту и взялъ съ собою царскаго егеря. Одни-одинёшеньки были они въ густомъ лѣсу. Видитъ царевичъ, что-то больно закручинился царскій егерь и говоритъ ему:

— Что съ тобою, любезный егерь?

— Не долженъ я этого говорить, а все же не могу не сказать.

— Не бойся и говори всю правду; я все прощу тебѣ.

— Ахъ! — сказалъ егерь, — я долженъ застрѣлить тебя по царскому велѣнью.

Испугался царевичъ и сталъ просить:

— Любезный егерь, не убивай меня: отдамъ тебѣ я за то мои царскія одежды, а ты мнѣ дай свои, похуже.

— Съ радостью, — отвѣчалъ егерь, — только я и безъ того не намѣревался убивать тебя.

Тутъ обмѣнялись они платьемъ. Егерь вернулся во дворецъ, а царевичъ уѣхалъ въ чащу лѣса.

Такъ прошло нѣсколько времени. Вдругъ пріѣхали къ старому царю три воза съ золотомъ и брильянтами въ подарокъ его младшему сыну: это прислали ему три царя, которые побѣдили его мечомъ вражескія арміи и насытили его хлѣбомъ свои страны: они хотѣли доказать тѣмъ свою благодарность. Тогда царь подумалъ втайнѣ сердца:

«Ну что, если мой сынъ неповиненъ?»

И сказалъ вслухъ своимъ людямъ:

— О, если бы сынъ мой былъ еще въ живыхъ! Какъ я раскаиваюсь, что приказалъ застрѣлить его!

— Да онъ живъ еще, — сказалъ егерь, — у меня духу не хватило исполнить твое царское велѣнье.

И тутъ же разсказалъ царю все, какъ было.

Тогда царь почувствовалъ, что камень свалился съ его сердца и повелѣлъ онъ огласитъ по всѣмъ государствамъ, что сынъ его можетъ возвратиться домой, и снова пользоваться его царскою милостью.

А прекрасная царевна приказала сдѣлать дорогу къ своему дворцу всю изъ чистаго золота, которая такъ и блестѣла, и отдала такое повелѣніе своимъ слугамъ: кто прямо по этой дорогѣ поѣдетъ, тотъ и есть настоящій и того надо впустить; но кто не поѣдетъ прямо, а стороною, тотъ не настоящій женихъ: не впускать его во дворецъ.

Въ концѣ года старшій царевичъ поспѣшилъ во дворецъ прекрасной царевны, думая про-себя, что выдастъ себя за ея освободителя и добудетъ себѣ прекрасную жену и государство въ добавокъ. Такъ и поѣхалъ онъ на конѣ, а какъ подъѣхалъ ко дворцу, да увидѣлъ чудесную золотую дорогу, такъ и пришла ему мысль въ голову:

«Да вѣдь это жалости достойно портить такую дорогую дорогу».

Тутъ свернулъ онъ въ сторону и поѣхалъ направо.

Но когда подъѣхалъ онъ къ воротамъ, караульные закричали ему:

— Нѣтъ, ты не настоящій, ступай прочь!

Скоро послѣ этого отправился средній братъ, да какъ сталъ подъѣзжать къ золотой дорогѣ и лошадь подняла уже ногу, чтобы ступить на нее, пришла ему мысль въ голову:

«Да вѣдь это жалости достойно, пожалуй еще испортишь столько добра».

Свернулъ онъ въ сторону и поѣхалъ налѣво. Но когда подъѣхалъ къ воротамъ, караульные закричали ему:

— Нѣтъ, ты не настоящій, ступай назадъ!

Прошолъ ровно годъ. Выѣхалъ изъ лѣсу младшій царевичъ и отправился къ своей любимой невѣстѣ, съ надеждою при ней забыть свое горе, ѣдетъ онъ ѣдетъ, а самъ все думаетъ о прекрасной царевнѣ, такъ что подъѣхалъ къ самымъ воротамъ, а золотой дороги даже не замѣтилъ. Конь его ѣхалъ какъ разъ по самой срединѣ и ворота передъ нимъ сами отворились. Прекрасная царевна встрѣтила его съ великою радостью, называла его своимъ освободителемъ и властелиномъ всего ея царства, а тамъ принялись веселымъ пиркомъ да и за свадебку.

Послѣ свадьбы молодая царица разсказала мужу, что его отецъ приглашаетъ его къ себѣ и прощаетъ ему.

Царевичъ поспѣшилъ явиться къ своему отцу-государю и все разсказалъ ему: какъ братья обманули его и почему онъ молчалъ.

Старый государь хотѣлъ наказать старшихъ сыновей, но они сѣли на корабль и отправились за море. Такъ съ-тѣхъ-поръ они не возвращались, ни слуху, ни духу о нихъ нѣтъ.