Подземный человек (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Подземный человѣкъ
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Dat Erdmänneken. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 522. Подземный человек (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


У одного пребогатаго короля было три дочери. Каждый день всѣ три принцессы ходили гулять въ дворцовый садъ. Король былъ большой охотникъ до разныхъ рѣдкихъ деревьевъ; но одно дерево больше всѣхъ ему нравилось, такъ что заранѣе онъ положилъ заклятіе, чтобы провалиться на сто сажень подъ землю тому, кто сорветъ хоть одно яблоко съ этого дерева.

Настала осень; румяныя яблоки такъ и рдѣютъ на заклятомъ деревѣ. Три принцессы каждый день подходили къ этому дереву и все посматривали, не сорвалъ ли вѣтеръ хоть одно яблоко съ него. Нѣтъ, ни одного не видать; а яблоковъ такъ много на немъ, что вѣтки чуть не надламываются, такъ и стелятся по землѣ.

Одинъ разъ младшей принцессѣ такъ сильно захотѣлось румянаго яблока, что она сказала своимъ сестрамъ:

— Нашъ государь-батюшка такъ нѣжно любитъ насъ, что ни за что не проклянетъ насъ за одно яблочко; вѣдь онъ произнесъ проклятіе только на чужихъ, а совсѣмъ не на насъ.

Съ этими словами младшая принцесса сорвала пребольшое яблоко, сама откусила и потомъ, подойдя къ сестрамъ, сказала:

— Попробуйте-ка, сестрицы-голубушки: въ жизнь свою я ничего такого вкуснаго не ѣдала.

Тогда и старшія сестрицы попробовали яблоко, и въ ту жь минуту всѣ три провалились сквозь землю, какъ-будто ихъ никогда и не бывало.

Столъ накрытъ; король велѣлъ позвать принцессъ къ обѣду, но ихъ нигдѣ не могли отыскать. Долго искали ихъ и во дворцѣ, и на дворѣ, и въ саду — нигдѣ не видать. Сильно сокрушался король, что дочери его безъ вѣсти пропали, и приказалъ онъ оповѣстить по всему государству, что кто возвратитъ ему дочерей, тотъ станетъ мужемъ одной изъ нихъ.

Многое множество добрыхъ молодцовъ отправилось по бѣлу свѣту отыскивать трехъ принцессъ, потому что всѣ любили трехъ прекрасныхъ, ко всѣмъ ласковыхъ сестрицъ. Между прочими отправились на поиски и три брата-охотника. Цѣлую недѣлю они странствовали, наконецъ пришли въ большой за́мокъ, гдѣ было много прекрасныхъ комнатъ. Въ одной комнатѣ стоялъ накрытый столъ, а на столѣ вкусныя кушанья, до того горячія, что паръ изъ нихъ такъ и валилъ; но во всемъ за́мкѣ ни одной живой души не видать и не слыхать. Полдня ждали братья-охотники, а надъ кушаньями все паръ столбомъ стоитъ. Тутъ братья такъ ужь проголодались, что усѣлись за столъ и принялись ѣсть, а между тѣмъ рѣшили межь собой оставаться на житье въ этомъ волшебномъ за́мкѣ съ тѣмъ условіемъ, что по жребію одинъ будетъ оставаться дома, а двое другихъ будутъ отправляться на поиски за принцессами. Жребій брошенъ — досталось старшему оставаться дома.

На слѣдующее утро оба младшіе отправились въ путь искать принцессъ — старшій остался дома. Въ полдень явился въ за́мокъ маленькій человѣчекъ и попросилъ у него кусочекъ хлѣба. Охотникъ взялъ со стола хлѣбъ и отрѣзавъ ломоть, подалъ ему; но ломоть выпалъ изъ рукъ человѣка, который сталъ просить охотника сдѣлать ему милость и поднять кусочекъ. Охотникъ нагнулся, чтобъ исполнить его просьбу, а человѣкъ схватилъ его за волосы, да и давай лупить его палкой. Такъ-таки порядкомъ и поколотилъ его.

На слѣдующій день досталась очередь среднему караулить за́мокъ; съ нимъ та же бѣда приключилась, какъ и съ старшимъ. Когда вечеромъ вернулись старшій съ младшимъ, то старшій спросилъ у средняго:

— Скажи же мнѣ, хорошо ли тебѣ было?

— О, нѣтъ! ужь куда какъ плохо! — отвѣчалъ тотъ.

Тогда они сообщили другъ другу претерпѣнныя ими непріятности, но младшему о томъ ни слова не сказали. По правдѣ сказать, они младшаго брата не больно подлюбливали и всегда называли его по домашнему: Иванушка-дурачокъ.

На третій день остался младшій братъ въ за́мкѣ и къ нему также не проминовалъ явиться человѣкъ и попросить у него кусочекъ хлѣба. Онъ далъ ему хлѣба: но человѣчекъ попрежнему уронилъ хлѣбъ на полъ и попросилъ его сдѣлать ему милость и поднять хлѣбъ. На это охотникъ сказалъ:

— Что такое? ты не хочешь самъ поднять хлѣбъ? А! когда ты не хочешь и на столько потрудиться, чтобы нагнуться для насущнаго хлѣба, такъ ты недостоинъ и ѣсть его!

Человѣчекъ ужасно разсердился и сталъ уже требовать, чтобъ онъ это сдѣлалъ, но нашъ молодецъ, тоже малый не промахъ, схвативъ въ охабку человѣчка, отдулъ его порядкомъ. А тотъ и кричитъ во все горло:

— Перестань! пожалуйста, перестань! оставь меня въ покоѣ, тогда я разскажу тебѣ, гдѣ находятся три принцессы.

Какъ только услышалъ это охотникъ, сейчасъ же и пересталъ его колотить. Тогда человѣчекъ пересказалъ ему, что онъ подземный человѣчекъ и что такихъ, какъ онъ, нѣсколько тысячъ подъ землею, и что если охотникъ пойдетъ за нимъ, то онъ покажетъ ему, гдѣ королевскія дочери.

Охотникъ согласился и человѣкъ повелъ его къ колодцу, въ которомъ не было воды. Кромѣ того, человѣчекъ разсказалъ ему, что братья недоброе противъ него умышляютъ, что если онъ захочетъ освободить принцессъ, то долженъ разсчитывать только на себя, потому что братья его, хоть и не прочь возвратить королю дочерей, но не захотятъ для этого ни потрудиться, ни подвергать себя опасности. А для того, чтобы спасти принцессъ, ему надо достать корзинку, сѣсть въ нее и попросить братьевъ спустить его въ колодезь. А тамъ, на днѣ, находятся три комнаты. Въ каждой комнатѣ сидитъ по принцессѣ со змѣемъ. Всѣмъ этимъ змѣямъ должно головы отрубить. Сказавъ это, человѣчекъ исчезъ.

Насталъ вечеръ; вернулись братья и спросили у младшаго, не случилось ли чего съ нимъ особеннаго?

На это онъ отвѣчалъ, что все обошлось благополучно, что до обѣда онъ никого не видалъ, что потомъ явился къ нему человѣкъ и просилъ у него кусочекъ хлѣба; а когда онъ далъ ему хлѣба, такъ человѣчекъ уронилъ хлѣбъ на земь и попросилъ его поднять, и что когда онъ не хотѣлъ этого сдѣлать, то человѣчекъ разсердился и разбранилъ его; но что это ему не пришлось по нраву и потому онъ порядкомъ поколотилъ человѣчка, который тогда разсказалъ ему, гдѣ находятся принцессы.

Старшіе братья сильно разозлились, зачѣмъ не имъ удалось узнать, гдѣ находятся принцессы; отъ злости они то желтѣли, то зеленѣли. Утромъ они втроемъ пошли къ колодезю и бросили жребій, кому первому спускаться въ корзинѣ. Жребій палъ на старшаго. Сѣлъ онъ въ корзину, взялъ колокольчикъ въ руки и сказалъ братьямъ:

— Когда я позвоню, такъ вы скорѣе тащите меня на верхъ.

Только что стали братья спускать его, какъ вдругъ ужь и зазвонило; они поскорѣе втащили его на верхъ. Тогда пришла очередь средняго, но и онъ сдѣлалъ по примѣру старшаго. Когда же младшему пришлось спускаться, такъ ужь онъ не на шутку спустился до самаго дна. Тамъ онъ вышелъ изъ корзины и, съ охотничьимъ ножомъ въ рукахъ, подошелъ къ первой двери и сталъ прислушиваться. Тутъ онъ услыхалъ громкое храпѣнье змѣя. Тихо отворилъ онъ дверь и увидѣлъ принцессу, у которой на колѣняхъ лежалъ девятиглавый змѣй. Охотникъ поднялъ ножъ и съ одного размаха отсѣкъ всѣ девять головъ. Принцесса радостно вскочила и бросилась къ нему на шею, цѣловала и миловала его, наконецъ сняла съ себя ожерелье изъ чистаго золота и надѣла ему на шею.

Охотникъ пошолъ во вторую комнату, гдѣ у второй принцессы лежалъ на колѣняхъ семиглавый змѣй; онъ и ее избавилъ, отрубивъ разомъ всѣ семь главъ. Точно такъ же избавилъ онъ и младшую принцессу отъ четырехглаваго змѣя.

Ужь какъ же и обрадовались всѣ три сестрицы, когда увидѣли себя свободными! Онѣ бросились другъ къ другу и не переставали цаловаться и обниматься. Тогда охотникъ поспѣшилъ позвонить и такъ сильно, что даже братья услыхали на землѣ этотъ звонъ. Всѣхъ принцессъ вытащили они изъ колодезя, одну за другой. Пришла очередь и младшаго брата садиться въ корзинку, но тутъ онъ вспомнилъ слова подземнаго человѣка, что братья недоброе имѣютъ противъ него на умѣ. Тогда онъ вздумалъ попытать ихъ: самъ не сѣлъ въ корзинку, а положилъ туда одинъ изъ самыхъ большихъ каменьевъ, лежавшихъ на днѣ. И хорошо сдѣлалъ, потому что, когда корзина поднялась до половины колодезя, то коварные братья обрѣзали веревку, такъ что корзина съ камнемъ грохнула на дно. Братья думали, что навѣрное младшій ихъ братъ умеръ, и увели съ собой принцессъ, принудивъ ихъ дать обѣщаніе, что онѣ скажутъ королю будто это не младшій братъ, а они, старшіе, избавили ихъ отъ змѣевъ. Вскорѣ они явились къ королю и потребовали, чтобъ онъ отдалъ принцессъ имъ въ жены.

Между тѣмъ младшій охотникъ печально прохаживался по подземнымъ комнатамъ, думая, что тутъ ему и умереть придется. Вдругъ увидѣлъ онъ на стѣнѣ флейту и подумалъ:

«Зачѣмъ она тамъ виситъ? Развѣ можетъ здѣсь кто веселиться?»

Осмотрѣлъ онъ и змѣиныя головы и сказалъ:

— Вы тоже не можете помочь мнѣ.

Много, много ходилъ онъ взадъ и впередъ по комнатамъ, такъ что отъ его шаговъ полъ вылощился и сталъ очень гладокъ. А время все шло своимъ чередомъ, и стало наконецъ у молодаго охотника легче на душѣ. Тогда взялъ онъ флейту со стѣны и заигралъ пѣсенку. Вдругъ откуда ни возьмись стали появляться, одни за другими, подземныя человѣчки и при каждомъ звукѣ все по одному. А онъ все-себѣ играетъ да играетъ, до-тѣхъ-поръ, пока вся комната наполнилась человѣчками. Когда онъ пересталъ играть, всѣ человѣчки разомъ спросили у него: чего онъ желаетъ?

Охотникъ пожелалъ очутиться на землѣ, чтобъ опять увидѣть свѣтъ дневной. Вдругъ человѣчки подхватили его — каждый прицѣпился за одинъ волосокъ — и полетѣли съ нимъ вверхъ. Очутившись на землѣ, онъ сейчасъ пошелъ въ королевскій дворецъ, гдѣ только-что хотѣли отпировать свадьбу одной принцессы съ его братомъ. Молодой охотникъ прямо вошелъ въ комнату, гдѣ сидѣлъ король съ тремя дочерьми. Принцессы, взглянувъ на него, ахнули и упали въ обморокъ. Король разгнѣвался и приказалъ посадить его въ тюрьму, думая, что онъ сдѣлалъ какое-нибудь зло принцессамъ. Но принцессы, какъ только опомнились, сейчасъ стали убѣдительно просить отца, чтобъ освободилъ онъ узника. Отецъ сталъ допрашивать, зачѣмъ принцессы такъ сильно этого желаютъ, но принцессы на всѣ его вопросы заладили одно: не смѣютъ да не смѣютъ правду сказать.

Тогда король придумалъ, чтобъ онѣ все разсказали печкѣ. Принцессы послушались, а король обошолъ съ другой стороны, приложилъ ухо къ печкѣ и узналъ все, какъ было. Судъ у него былъ коротокъ: старшихъ братьевъ приказалъ повѣсить, а за младшаго отдать свою младшую дочь. Такъ свадьбу ихъ и отпировали. Я тоже тамъ былъ и на свадьбу надѣлъ пару стеклянныхъ сапоговъ, да какъ брякнулся ими о камень, а они дзынь! и съ этимъ вмѣстѣ ихъ какъ не бывало.