Исторический очерк уральских горных заводов (Белов)/1896 (ДО)/2

Yat-round-icon1.jpg

Историческій очеркъ Уральскихъ горныхъ заводовъ
авторъ Василій Дмитріевичъ Бѣловъ
См. Оглавленіе. Опубл.: 1896. Источникъ: Commons-logo.svg Бѣловъ В. Д. Историческій очеркъ Уральскихъ горныхъ заводовъ. — С.-Петербургъ: Типографія Исидора Гольдберга, 1896.


[12]

ВТОРОЙ ПЕРІОДЪ.
XVII вѣкъ.
Общая характеристика промышленнаго движенія. Розыски рудныхъ мѣсторожденій средствами правительства и частныхъ лицъ. Начало постройки желѣзодѣлательныхъ заводовъ. Постройка перваго, Ницынскаго, завода въ 1631 г. Постройка въ 1632 г. Виніусомъ первыхъ Городищенскихъ чугуноплавиленныхъ заводовъ въ Россіи. Заводы Марселиса и Акемы; ихъ производительность. Постройка заводовъ около Москвы, въ Лысковѣ, на Уралѣ (Невьянскій заводъ). Постройка Истинскаго завода. Начало Олонецкихъ заводовъ. Колонизація въ Сибирь. Разные пути сношенія съ Сибирью. Города Лозьва, Верхотурье. Производство желѣзныхъ издѣлій въ XVII вѣкѣ. Снаряды. Оружейное дѣло. Собственно кузнечный промыселъ.

Въ началѣ XVII в. новая великая смута посѣтила Россію. Смута эта, отразившись на всей жизни русскаго народа, естественно должна была задержать развитіе и промышленной деятельности страны. Съ восшествіемъ на престолъ дома Романовыхъ кризисъ миновалъ; Россія, отдохнувшая отъ смутъ, угрожавшихъ разстройствомъ всего ея государственнаго организма, начинаетъ болѣе, чѣмъ прежде, жить внутренней жизнью. Рядъ различныхъ мѣропріятій подготовляетъ ея промышленность къ великой реформѣ, начатой Петромъ въ концѣ того же столѣтія. Всѣ эти мѣропріятія въ области горнозаводской промышленности можно подвести подъ двѣ группы: розыски рудныхъ мѣсторожденій и устройство чугуноплавиленныхъ и желѣзодѣлательныхъ заводовъ.

Заботы правительства объ отысканіи рудныхъ мѣсторожденій, какъ мы видѣли, проявлялись уже въ XVI ст.; но это были лишь случайныя попытки, не имѣвшія ни системы, ни постоянства. Хотя недостатокъ въ деньгахъ, какъ послѣдствіе предшествовавшаго смутнаго времени, и теперь, въ XVII вѣкѣ, заставлялъ правительство обращать въ розыскахъ вниманіе въ особенности на золото и серебро, тѣмъ не менѣе и вопросъ о розыскахъ желѣзныхъ рудъ въ это время получаетъ уже самостоятельное значеніе. Затѣмъ это уже не случайныя мѣропріятія, къ которымъ правительство до того обращалось лишь время отъ времени подъ вліяніемъ тѣхъ или другихъ обстоятельствъ. Начиная съ 1618 г., когда развѣдчики рудныхъ богатствъ посланы были въ Пермь, правительство постоянно командируетъ съ тою же цѣлью новыя и новыя партіи; такъ продолжается вплоть до Петра. Развѣдочныя [13]партіи производятъ свои изслѣдованія по всему пространству тогдашнихъ владѣніи Московскаго государства: по Двинѣ, Мезени, Печорѣ, Цыльмѣ, на Уралѣ, въ Сибири до Нерчинска и даже въ такихъ трудно доступныхъ въ то время мѣстностяхъ какъ Кавказъ на югѣ и Югорскій Шаръ на самомъ сѣверѣ. Всѣ такія развѣдки производились частью самостоятельно русскими людьми, частью подъ руководствомъ иноземныхъ рудознатцевъ, которые съ этой цѣлью приглашались правительствомъ. Примѣръ правительства подѣйствовалъ возбуждающимъ образомъ и на общество, изъ среды котораго являются лица, рѣшающіяся на производство развѣдокъ въ отдаленныхъ мѣстахъ за свой счетъ и рискъ. Такъ въ 1668 г. выдана была грамота плавильщику Дмитрію Тумашеву на поиски всякихъ, въ томъ числѣ и желѣзныхъ рудъ во всѣхъ сибирскихъ городахъ. Къ концу царствованія Алексѣя Михайловича за развѣдки берутся лица всѣхъ сословій и даже церкви; дѣло, повидимому, принимаетъ страстный характеръ. Такъ, въ 1675 г. были выданы жалованныя грамоты на поиски золотыхъ, серебряныхъ и иныхъ рудъ дворянину Андрею Виніусу, вологженину Якову Галкину, московскимъ иноземцамъ Петру Марселису и Ерекѣю фонъ-дери Гашену, церкви Успенія Пресвятой Богородицы, попу Дементію Ѳедорову съ дѣтьми, сотнику Льву Нарыкову съ братьями и товарищами; въ слѣдующемъ 1676 г. выданы такія же грамоты князю Юрію Ивановичу Ромодановскому и серебряныхъ дѣлъ мастеру Ерофейкѣ Ножевникову. Не останавливаясь на подробномъ перечисленіи всѣхъ такихъ правительственныхъ и частныхъ развѣдокъ, замѣтимъ только, что въ общемъ онѣ принесли несомнѣнную пользу; нѣкоторыя изъ нихъ а именно развѣдки Тумашева, Виніуса и Марселиса, какъ сейчасъ увидимъ, непосредственно способствовали дальнѣйшимъ успѣхамъ нашего горнозаводскаго дѣла и подготовили реформу въ этомъ дѣлѣ Петра.

Другая рѣзко выдающаяся черта, характеризующая положеніе горнозаводскаго дѣла въ XVII в., это — начало постройки въ этомъ вѣкѣ чугуноплавиленныхъ и желѣзодѣлательныхъ заводовъ; производство мѣняетъ домашнюю форму на капиталистическую. Праотцемъ всѣхъ нашихъ заводовъ слѣдуетъ считать Ницынскій заводъ на р. Ницѣ по восточному склону Урала, построенный правительствомъ въ 1631 г. По всей вѣроятности, на этомъ заводъ не было еще доменной плавки и все производство состояло изъ тѣхъ же сыродутныхъ печей, лишь соединенныхъ въ одномъ мѣстѣ и подъ однемъ общимъ управленіемъ. Ницынскій заводъ имѣлъ нѣкоторый успѣхъ, какъ можно предполагать по тому факту, что вскорѣ около завода собралось много рабочихъ, заселившихъ особую, по названію Рудную слободу; известно также, что заводъ этотъ способствовалъ удешевленію желѣза въ Сибири, въ которую до той поры оно съ большимъ трудомъ доставлялось изъ Россіи. Въ 1637 г. Ницынскій заводъ сгорѣлъ, но былъ построенъ вновь; затѣмъ, вслѣдствіе ли развитія другихъ болѣе сильныхъ заводовъ на Уралѣ, или по неудовлетворительности порядковъ казеннаго управленія, дѣла завода стали приходить въ упадокъ; Миллеръ, объѣзжавшій Уралъ и Сибирь въ 1740 г., нашелъ уже только одни слѣды прежнихъ построекъ.

Болѣе прочное начало нашему горнозаводскому дѣлу положено указомъ царя Михаила Ѳеодоровича 29 февраля 1632 г.; въ этомъ году выдана грамота Виніусу съ братомъ Авраамомъ и товарищемъ Елисеемъ Вилькенсономъ на устройство около Тулы вододѣйствующаго завода для обработки желѣзной руды въ доменныхъ печахъ въ чугунъ съ обязательствомъ лить ядра и пушки и выдѣлывать для [14]потребностей правительства разное желѣзо, „дабы то желѣзное дѣло было государю прочно в государевой казнѣ прибыльно“. Виніусъ обязывался также „людей государевыхъ всякому желѣзному дѣлу научать и никакого ремесла отъ нихъ не скрывать“. Заводы Виніуса были освобождены на 10 лѣтъ отъ платежа оброчныхъ денегъ; кромѣ того ему была дана важная привиллегія исключительнаго производства желѣза въ теченіе того же срока. При четырехъ плотинахъ рѣчки Тулицы Виніусъ поставилъ четыре завода, получившихъ названіе Городищенскихъ. Въ исторіи развитія нашего горнозаводскаго дѣла эти заводы всегда должны занимать почетное мѣсто вмѣстѣ съ именемъ ихъ основателя: это были первые чугуноплавиленные заводы въ Россіи. Съ появленіемъ ихъ завершается существованіе такъ долго дѣйствовавшихъ сыродутныхъ печей; онѣ еще остаются повсюду въ странѣ, но съ тѣмъ, чтобы вскорѣ совсѣмъ исчезнуть и уступить свое мѣсто болѣе совершенной техникѣ. Въ виду такого значенія Городищенскихъ заводовъ, слѣдуетъ сказать нѣсколько словъ о ихъ дальнейшей судьбѣ.

Войдя въ долги по дѣйствію заводовъ, Виніусъ обратился съ просьбой о помощи къ своимъ соотечественникамъ, Петру Марселису и Филимону (Тилеманъ) Акемѣ, которые за эту помощь вошли съ Виніусомъ въ участіе. Новые товарищи, потому-ли, что данный Виніусу срокъ быль коротокъ, или по другимъ причинамъ, обратились съ челобитной дать имъ особое право постройки заводовъ на рр. Вагѣ, Костромѣ и Шекснѣ. Послѣдствіемъ этого ходатайства была ссора между товарищами, во время которой срокъ данной Виніусу льготы истекъ и Городищенскіе заводы, вѣроятно за долги Виніуса, взяты отъ него и отданы Марселису и Акемѣ, предложившимъ скидку въ цѣнахъ на издѣлія завода. Не довольствуясь Городищенскими заводами, Марселисъ и Акема устроили на р. Скнигѣ, въ нынѣшнемъ Алексинскомъ уѣздѣ Тульской губерніи, на 4 же плотинахъ, кричныя фабрики, заводъ Угоцкій на рѣкъ Угодкѣ, въ 90 верстахъ отъ Москвы, и арендовали Поротовскій заводъ на рѣкѣ Ратвѣ (въ бывшемъ Оболенскомъ уѣздѣ) у боярина Ильи Даниловича Милославскаго. Въ 1654 г., за какія-то провинности Марселиса предъ правительствомъ, большая часть его заводовъ отобраны въ казну; ему съ товарищами оставлены лишь Поротовскіе и Угоцкіе заводы съ Вышегородской волостью, причемъ является третій участникъ Ричартъ Томасовичъ Андрисъ. Дальнѣйшая исторія этого товарищества интересна въ томъ отношеніи, что оно очевидно стремится не только къ расширенію дѣла, но и къ монополіи. По всей вѣроятности, хитрые голландцы, такъ ловко воспользовавшіеся трудами состоявшего уже въ русскомъ подданствѣ Виніуса, предусматривали широкую будущность дѣла, обезпеченнаго при томъ казенными заказами, и стремились захватить его въ свои руки. Они жалуются царю Алексѣю Михайловичу на убытки, пишутъ ему: „одолжались и раззорились конечнымъ раззореніемъ“ — и просятъ дать имъ различныя льготы и вмѣстѣ съ тѣмъ право строить новые заводы. Эти весьма существенныя льготы были имъ даны; въ томъ числѣ и льгота, за удовлетвореніемъ потребностей правительства, продавать остальные металлы не только въ Россіи, но и въ другія государства безъ взиманія въ этомъ послѣднемъ случаѣ во весь льготный срокъ пошлинъ. Всего же важнѣе то, что Акемѣ предоставлено было уже не на 10, а на 20 лѣтъ строить во всей Россіи чугуноплавиленные и желѣзодѣлательные заводы, во всѣхъ мѣстахъ, за исключеніемъ большихъ рѣкъ, дабы не мѣшать судоходству. Правительство при этомъ обязывалось во все время льготнаго срока никому не дозволять въ тѣхъ же уѣздахъ [15]добывать руду и устраивать заводы. Помимо, всѣхъ этихъ льготъ, Акема получилъ по тому времени весьма значительную сумму деньгами, именно 5.000 р., на томъ основаніи, что при раздѣлѣ заводовъ между имъ и казной ему досталась худшая часть, а затѣмъ чрезъ 2 года (8 мая 1667 г.) и эта лучшая часть „за его, Петровы, многія службы и что въ 173 (1665) году посыланъ былъ въ разныя государства и промыслъ къ миру съ Королевствомъ Польскимъ въ тайныхъ дѣлѣхъ учинилъ“ — отдана ему безденежно. Для своего времени производительность заводовъ Марселиса и Акемы была значительна. Такъ, на 1668 г. заказано было приготовлять ежегодно: прутового и связного желѣза 20.000 пудовъ, желѣзныхъ листовъ 5.000 пудовъ, кованыхъ пушекъ 20, ядеръ 6.000 штукъ, ручныхъ гранатъ 10.000 штукъ, большихъ и среднихъ гранатъ сколько понадобится, желѣзныхъ мельницъ 100, желѣзныхъ фурмъ 1.000 штукъ, иготей 50, ступъ 50, разныхъ гоздей 100.000 штукъ. Заводы Акемы и Марселиса, по смерти Акемы и его брата, перешли въ боковую линію Миллера.

Примѣръ Виніуса не остался безъ подражанія. Въ 1651 г. построенъ желѣзоковательный заводъ около Москвы на Звенигородскихъ рудахъ, по образцу заводовъ Акемы и Марселиса, тоже на водяной силѣ и также по указаніямъ выписаннаго изъ-за границы мастера. Желѣзо, выдѣланное изъ болотныхъ рудъ, оказывалось плохого качества. Въ слѣдующемъ 1652 году сдѣлана была попытка основать желѣзодѣлательное производство въ настоящей Нижегородской губерніи въ селѣ Лысковѣ на открывшихся тамъ рудахъ во владѣніяхъ боярина Морозова, повидимому старавшагося установить эту отрасль промышленности. Въ 1669 году выступаетъ новая попытка на Уралѣ, имѣвшая впослѣдствіи рѣшительное вліяніе на развитіе и направленіе нашего горнозаводскаго дѣла. 16 Іюля 1669 года Тумашевъ, о которомъ говорено выше, въ поданной имъ правительству сказкѣ говоритъ: „я, Дмитрій, обыскалъ желѣзную руду въ Верхотурскомъ уѣздѣ вверхъ Невьи рѣки выше Краснаго поля на пустомъ мѣстѣ, отъ людей верстъ съ тридцать и больше, и съ той руды опытъ учинилъ и желѣзо годитца во всякое дѣло“. На этомъ мѣстѣ тогда же построенъ Тумашевымъ желѣзодѣлательный заводъ, названный Невьянскимъ; этотъ заводъ, существующій и въ настоящее время послѣ исчезнувшаго Ницынскаго есть старѣйшій изъ всѣхъ уральскихъ заводовъ; въ народѣ онъ до сихъ поръ слыветъ подъ именемъ Стараго. Тогда же на просьбу Тумашева послѣдовалъ указъ, разрѣшавшій селить на пустыхъ мѣстахъ „вольныхъ охочихъ всякихъ пришлыхъ и не тяглыхъ людей“ со льготою въ податяхъ на 4 и 5 лѣтъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ приказано было приказчику Арамашевой слободы Ильѣ Будакову отправиться съ казаками и старожилами вверхъ по р. Нейвѣ, выше Краснопольской слободы, собрать тамъ свѣдѣнія о количествѣ удобныхъ пашень, покосовъ и прочихъ угодій, распределить ихъ между тамошними крестьянами и составить этому планъ, который и представить воеводъ. Въ 1670 г. Тумашевъ просилъ дать ему право построить для защиты отъ набѣговъ башкиръ острогъ и позволить селиться при заводъ крестьянамъ. Около 1670 г. преемникъ Акемы, Миллеръ, основалъ желѣзодѣлательный заводъ въ настоящемъ Боровскомъ уѣздѣ на рѣкѣ Истіи, получившій названіе Истинскаго. Это тотъ самый заводъ, на которомъ Петръ собственноручно выковалъ 18 пудовъ желѣза, за что потребовалъ и получилъ отъ Миллера полагавшуюся на заводъ плату.

Наконецъ въ томъ же XVII в., именно около 1674 г., основываются первые [16]заводы, въ Олонецкомъ краѣ, гдѣ уже издавна существовала выдѣлка желѣза въ сыродутныхъ горнахъ. Въ царствованіе Алексѣя Михайловича Олонецкіе желѣзные рудники отданы были на откупъ датчанину Бутенанту фонъ-Розенбушу. Бутенантъ построилъ въ Кижскомъ погостѣ два чугуноплавиленные и желѣзодѣлательные завода Устьрѣцкій и Кедрозерскій на р. Линежмѣ, главнымъ образомъ для удовлетворенія правительственныхъ потребностей, а затѣмъ и для вольной продажи. Впослѣдствіи Олонецкій округъ обратилъ на себя особенное вниманіе преобразователя Россіи, но промышленности этого округа не суждено было развиться въ силу совершенно особыхъ обстоятельствъ.

Вотъ краткій перечень попытокъ въ XVII в. къ переходу отъ прежней домашней формы производства къ фабричной. Нѣкоторыя изъ нихъ не имѣли вовсе успѣха; исчезли даже и слѣды заводовъ; другіе (заводы Ницынскій и Городищенскіе) дѣйствовали нѣкоторое время; Невьянскій заводъ дожилъ до нашихъ дней, какъ старѣйшій изъ уральскихъ заводовъ. Но всѣ эти попытки имѣютъ свое значеніе въ исторіи развитія нашего горнозаводскаго дѣла, какъ первые шаги въ новомъ его направлении. Попытки эти подготовили ту почву, на которой такъ быстро и широко развилось наше горнозаводское дѣло въ слѣдующемъ XVIII вѣкѣ.

Но прежде, чѣмъ приступать къ этому новому періоду, слѣдуетъ указать еще на одно обстоятельство, имѣвшее также большое вліяніе на будущность нашего горнозаводскаго дѣла; это — движеніе русскихъ людей вообще, мастеровъ въ особенности, въ Сибирскій край, движеніе, давшее Уралу тотъ контингентъ рабочихъ людей, безъ котораго не могло бы создаться и блестящее уральское дѣло XVIII вѣка. Движеніе въ Сибирь началось тотчасъ послѣ покоренія ея Ермакомъ. Въ XVII в. русскія поселенія встрѣчаются по всей Сибири, до самаго Якутска. При царѣ Ѳедорѣ Іоанновичѣ, около 1586 г., пересланы были въ Сибирь, кромѣ стрѣльцовъ и казаковъ, крестьяне изъ Перми, Вятки, Каргополя и даже изъ подмосковныхъ областей. Въ 1586 построенъ г. Тюмень, въ 1587 г. Тобольскъ, въ 1590 г. Лозьва, въ 1593 г. Пелымъ и Березовъ, въ 1662 г. Щадринскъ, въ 1663 г. Ирбитъ, въ 1667 г. Камышловъ. Въ то же время Сибирь дѣлается и мѣстомъ ссылки преступниковъ. Сообщеніе Россіи съ Сибирью совершалось по р. Вишерѣ чрезъ Чердынь: отсюда переваливали черезъ Уралъ на сибирскія рр. Лозьву и Сосьву, образующія при своемъ соединеніи р. Тавду. Съ этой собственно цѣлью и былъ построенъ въ самой вершинѣ р. Тавды г. Лозьва. Въ концѣ XVI ст., именно въ 1597 г., местный промышленникъ Бабиновъ открылъ другой, ближайшій и болѣе удобный путь черезъ Соликамскъ и Уральскія горы, на р. Туру, на которой въ 1598 г. заложенъ новый городъ, названный Верхотурьемъ. Этотъ послѣдній путь объявленъ былъ государственнымъ; въ Верхотурьѣ открыта таможня, ради чего правительство строго требовало, чтобы въ Сибирь ездили только этою дорогою[1].

Помимо этой, правительственной колонизаціи, шла своя народная колонизация; эти послѣдніе колонисты, по тѣмъ или другимъ причинамъ бѣжавшіе изъ Россіи и отличавшіеся энергіею и смѣлостью, открыли въ Сибирь путь черезъ Казань и Кунгуръ на р. Чусовую, пользуясь вмѣстѣ съ тѣмъ Бабиновскою дорогою. Чусовскимъ путемъ, очевидно, пользовался и торговый классъ, вслѣдствіе чего въ 1659 г. присланъ былъ изъ Москвы приказъ учредить на р. Чусовой заставу и всѣхъ ѣдущихъ этимъ путемъ въ Сибирь направлять въ Верхотурье для явки товаровъ и [17]уплаты пошлины. Должно полагать, что вольная колонизація была въ XVII вѣкѣ весьма значительна; въ 1683 г., во время правленія царевны Софіи, была послана грамота воеводѣ Пермскому Чердынскому и Соликамскому объ учрежденіи въ Перми и въ другихъ мѣстахъ заставъ, дабы не пропускать множества бѣглыхъ поселенцевъ, отъ которыхъ никакихъ „оброковъ, денежныхъ и хлѣбныхъ доходовъ не идетъ“.

Въ заключеніе остается сказать несколько словъ о производствѣ желѣзныхъ издѣлій въ XVII в. Всѣ эти издѣлія готовились, большею частію, по прежнему въ домашнихъ кузницахъ, частію же на заводахъ. Такъ напр. въ указѣ, посланномъ царемъ Михаиломъ Ѳеодоровичемъ въ Устюжину въ 1628 г., говорилось: „дѣлать пищали волконейки въ мягкомъ желѣзѣ и ковать гораздо, и были бы для стрѣльбы казисты и чтобы разсѣдинъ и раздиринъ въ тѣхъ пищаляхъ не было, и были бы прямы и въ стрѣльбѣ цѣльны“. Кромѣ Устюжны такіе же фальконеты готовились и въ Москвѣ, на пушечномъ дворѣ, за Неглинной, въ Новгородѣ и на Тульскомъ и Каширскомъ заводахъ. Впереди было говорено о томъ, что Марселису, при возвращеніи ему Тульскихъ заводовъ, вмѣнено было въ обязанность приготовлять значительное количество пушекъ, которыя дѣлались не только изъ чугуна, но и изъ желѣза. Желѣзныя пушки Поротовскаго завода были такъ хороши, что выдерживали опыты въ Голландіи. Вообще же состояніе пушечнаго дѣла врядъ-ли было удовлетворительно; такъ можно заключить по тому, что правительство, какъ и прежде, вынуждено было обращаться къ выпискѣ иностранныхъ мастеровъ.

Снаряды готовились въ Новгородѣ и вообще въ настоящей Новгородской губ.; къ этому въ царствованіе Михаила Ѳеодоровича присоединяется Олонецкій край, а при царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ ихъ готовитъ въ значительномъ количествѣ, на своихъ тульскихъ заводахъ Марселисъ, которому, сверхъ заказовъ по договору, дѣлались еще экстренные заказы, причемъ правительство опять, таки обращалось къ помощи иностранныхъ мастеровъ, которые въ такихъ случаяхъ посылались въ тульскіе заводы.

Оружейное дѣло болѣе и болѣе упрочивалось въ Тулѣ послѣ того, какъ еще при царѣ Ѳеодорѣ Алексѣевичѣ этому дѣлу дана была некоторая организація указами 1678 и 1679 гг. Въ Москвѣ, при самомъ царскомъ дворѣ, существовали особыя мастерскія, въ которыхъ выдѣлывалось холодное оружіе, панцыри, брони, кольчуги и пр. и гдѣ работали главнымъ образомъ русскіе мастера; кромѣ того, подобныя же издѣлія выдѣлывались въ Сибири, именно въ Тобольскѣ и Томскѣ, откуда велѣно было всѣ панцыри доставлять въ казну подъ страхомъ быть „въ опалѣ и разореніи“ въ случаѣ продажи ихъ на сторону. Склады холоднаго оружія хранились въ Оружейной палатѣ въ Москвѣ и въ монастыряхъ. Въ это время всякаго рода оружіе было уже весьма распространено между всѣми сословіями; такъ, въ указѣ царя Алексѣя Михайловича отъ 28 октября 1652 между прочимъ говорится: „чтобы въ татарской приходъ никаковъ человѣкъ безъ ружья не былъ“. Очевидно, здѣсь подъ именемъ ружья нужно разумѣть вообще оружіе.

Собственно кузнечный промыселъ, въ которомъ по прежнему продолжала сосредоточиваться вся металлургія желѣза для удовлетворенія потребностей народа, въ XVII в. имѣлъ уже самое широкое распространеніе. Въ нѣкоторыхъ городахъ и селахъ онъ по преимуществу сосредоточивался и въ особенности былъ развитъ въ той же Устюжнѣ, которая съ самыхъ древнихъ временъ была колыбелью кузнечнаго дѣла. [18]До 800 кузницъ стояли по берегамъ рр. Ижмы и Мологи и по краямъ города. Кильбургеръ свидѣтельствуетъ, что желѣзные заводы временъ Алексѣя Михайловича не могли конкурировать по дешевизнѣ издѣлій съ этими частными мастерскими. Нѣкоторыя мѣстности уже специализировались по производству издѣлій: такъ напр., г. Кунгуръ славился своими замочниками; въ городе Шуѣ жили почти только кузнецы; тульскіе мастера известны были по выдѣлкѣ оружія. Въ Сибири кузнечное дѣло развито было въ различныхъ мѣстностяхъ; г. Кузнецкъ получилъ свое названіе отъ развившагося въ немъ кузнечнаго промысла. Въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ Сибири, какъ замѣчено выше, оружіе выдѣлывалось настолько хорошо, что требовалось въ Москву.


ПримѣчаніяПравить

  1. Текст примечания отсутствует. — Примѣчаніе редактора Викитеки.


PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии в России.
Произведение было опубликовано (или обнародовано) до 7 ноября 1917 года (по новому стилю) на территории Российской империи (Российской республики), за исключением территорий Великого княжества Финляндского и Царства Польского, и не было опубликовано на территории Советской России или других государств в течение 30 дней после даты первого опубликования.

Несмотря на историческую преемственность, юридически Российская Федерация (РСФСР, Советская Россия) не является полным правопреемником Российской империи. См. письмо МВД России от 6.04.2006 № 3/5862, письмо Аппарата Совета Федерации от 10.01.2007.

Это произведение находится также в общественном достоянии в США, поскольку оно было опубликовано до 1 января 1925 года.

Flag of Russia.svg