Открыть главное меню

Страница:Исторический очерк уральских горных заводов.djvu/18

Эта страница была вычитана

уплаты пошлины. Должно полагать, что вольная колонизація была въ XVII вѣкѣ весьма значительна; въ 1683 г., во время правленія царевны Софіи, была послана грамота воеводѣ Пермскому Чердынскому и Соликамскому объ учрежденіи въ Перми и въ другихъ мѣстахъ заставъ, дабы не пропускать множества бѣглыхъ поселенцевъ, отъ которыхъ никакихъ „оброковъ, денежныхъ и хлѣбныхъ доходовъ не идетъ“.

Въ заключеніе остается сказать несколько словъ о производствѣ желѣзныхъ издѣлій въ XVII в. Всѣ эти издѣлія готовились, большею частію, по прежнему въ домашнихъ кузницахъ, частію же на заводахъ. Такъ напр. въ указѣ, посланномъ царемъ Михаиломъ Ѳеодоровичемъ въ Устюжину въ 1628 г., говорилось: „дѣлать пищали волконейки въ мягкомъ желѣзѣ и ковать гораздо, и были бы для стрѣльбы казисты и чтобы разсѣдинъ и раздиринъ въ тѣхъ пищаляхъ не было, и были бы прямы и въ стрѣльбѣ цѣльны“. Кромѣ Устюжны такіе же фальконеты готовились и въ Москвѣ, на пушечномъ дворѣ, за Неглинной, въ Новгородѣ и на Тульскомъ и Каширскомъ заводахъ. Впереди было говорено о томъ, что Марселису, при возвращеніи ему Тульскихъ заводовъ, вмѣнено было въ обязанность приготовлять значительное количество пушекъ, которыя дѣлались не только изъ чугуна, но и изъ желѣза. Желѣзныя пушки Поротовскаго завода были такъ хороши, что выдерживали опыты въ Голландіи. Вообще же состояніе пушечнаго дѣла врядъ-ли было удовлетворительно; такъ можно заключить по тому, что правительство, какъ и прежде, вынуждено было обращаться къ выпискѣ иностранныхъ мастеровъ.

Снаряды готовились въ Новгородѣ и вообще въ настоящей Новгородской губ.; къ этому въ царствованіе Михаила Ѳеодоровича присоединяется Олонецкій край, а при царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ ихъ готовитъ въ значительномъ количествѣ, на своихъ тульскихъ заводахъ Марселисъ, которому, сверхъ заказовъ по договору, дѣлались еще экстренные заказы, причемъ правительство опять, таки обращалось къ помощи иностранныхъ мастеровъ, которые въ такихъ случаяхъ посылались въ тульскіе заводы.

Оружейное дѣло болѣе и болѣе упрочивалось въ Тулѣ послѣ того, какъ еще при царѣ Ѳеодорѣ Алексѣевичѣ этому дѣлу дана была некоторая организація указами 1678 и 1679 гг. Въ Москвѣ, при самомъ царскомъ дворѣ, существовали особыя мастерскія, въ которыхъ выдѣлывалось холодное оружіе, панцыри, брони, кольчуги и пр. и гдѣ работали главнымъ образомъ русскіе мастера; кромѣ того, подобныя же издѣлія выдѣлывались въ Сибири, именно въ Тобольскѣ и Томскѣ, откуда велѣно было всѣ панцыри доставлять въ казну подъ страхомъ быть „въ опалѣ и разореніи“ въ случаѣ продажи ихъ на сторону. Склады холоднаго оружія хранились въ Оружейной палатѣ въ Москвѣ и въ монастыряхъ. Въ это время всякаго рода оружіе было уже весьма распространено между всѣми сословіями; такъ, въ указѣ царя Алексѣя Михайловича отъ 28 октября 1652 между прочимъ говорится: „чтобы въ татарской приходъ никаковъ человѣкъ безъ ружья не былъ“. Очевидно, здѣсь подъ именемъ ружья нужно разумѣть вообще оружіе.

Собственно кузнечный промыселъ, въ которомъ по прежнему продолжала сосредоточиваться вся металлургія желѣза для удовлетворенія потребностей народа, въ XVII в. имѣлъ уже самое широкое распространеніе. Въ нѣкоторыхъ городахъ и селахъ онъ по преимуществу сосредоточивался и въ особенности былъ развитъ въ той же Устюжнѣ, которая съ самыхъ древнихъ временъ была колыбелью кузнечнаго дѣла.