Горе от ума (Грибоедов)/ПСС 1911 (ДО)/Действие II

Yat-round-icon1.jpg

Горе отъ ума — Дѣйствіе II
авторъ Александръ Сергѣевичъ Грибоѣдовъ (1795—1829)
См. Горе отъ ума. Изъ сборника «Полное собраніе сочиненій въ трехъ томахъ / Подъ ред. Пиксанова. — 1911—1917». Дата созданія: 1818—1824, опубл.: 1913 (впервые — в 1825). Источникъ: http://feb-web.ru/feb/griboed/texts/piks2/pi2_gore.htm

Редакціи


ДѢЙСТВІЕ ВТОРОЕ.

Явленіе 1.

Фамусовъ, Слуга.


Фамусовъ.

Петрушка, вѣчно ты съ обновкой,
Съ разодраннымъ локтемъ. Достань-ка календарь;
Читай не такъ, какъ пономарь,
А съ чувствомъ, съ толкомъ, съ разстановкой.
Постой-же — На листѣ черкни на записномъ,
Противу будущей недѣли:
Къ Прасковьѣ Ѳедоровнѣ въ домъ
Во вторникъ званъ я на форели.
Куда какъ чуденъ созданъ свѣтъ!
10  Пофилософствуй, умъ вскружится;
То бережешься, то обѣдъ:
Ѣшь три часа, а въ три дни не сварится!
Отмѣть-ка, въ тотъ же день... Нѣтъ, нѣтъ.
Въ четвергъ я званъ на погребенье.
15  Охъ, родъ людской! пришло въ забвенье,
Что всякій самъ туда же долженъ лѣзть,
Въ тотъ ларчикъ, гдѣ ни стать, ни сѣсть.
Но память по себѣ намѣренъ кто оставить
Житьемъ похвальнымъ, вотъ примѣръ:
20  Покойникъ былъ почтенный камергеръ,
Съ ключемъ, и сыну ключъ умѣлъ доставить;
Богатъ, и на богатой былъ женатъ;
Переженилъ дѣтей, внучатъ;
Скончался; всѣ о немъ прискорбно поминаютъ;
25  Кузьма Петровичъ! миръ ему! —
Что за тузы въ Москвѣ живутъ и умираютъ!
Пиши, въ четвергъ, одно ужъ къ одному,
А можетъ въ пятницу, а можетъ и въ субботу,
Я долженъ у вдовы, у докторши крестить.
30  Она не родила, но по расчету,
По моему: должна родить. —

Явленіе 2.

Фамусовъ, Слуга, Чацкій.


Фамусовъ.

А! Александръ Андреичъ! Просимъ,
Садитесь-ка.

Чацкій.

Вы заняты?

Фамусовъ
(слугѣ).

Поди.

(Слуга уходитъ).

Да, разныя дѣла на память въ книгу вносимъ;
35  Забудется, того гляди. —

Чацкій.

Вы что-то не веселы стали;
Скажите, отчего? Пріѣздъ не въ пору мой?
Ужъ Софьѣ Павловнѣ какой
Не приключилось ли печали?
40  У васъ въ лицѣ, въ движеньяхъ суета.

Фамусовъ.

Ахъ! батюшка, нашелъ загадку,
Не веселъ я!... Въ мои лѣта
Не можно же пускаться мнѣ въ присядку!

Чацкій.

Никто не приглашаетъ васъ;
45  Я только, что спросилъ два слова
Объ Софьѣ Павловнѣ, быть-можетъ, нездорова?

Фамусовъ.

Тьфу, Господи прости! пять тысячъ разъ
Твердитъ одно и то же!
То Софьи Павловны на свѣтѣ нѣтъ пригоже,
50  То Софья Павловна больна.
Скажи, тебѣ понравилась она?
Обрыскалъ свѣтъ; не хочешь ли жениться?

Чацкій.

А вамъ на что?

Фамусовъ.

55  Меня не худо бы спроситься,
Вѣдь я ей нѣсколько сродни,
55  По крайней мѣрѣ искони
Отцомъ не даромъ называли.

Чацкій.

Пусть я посватаюсь, вы что бы мнѣ сказали?

Фамусовъ.

Сказалъ бы я, во-первыхъ: не блажи,
Имѣньемъ, братъ, не управляй оплошно,
60  А главное, поди-тка послужи.

Чацкій.

Служить бы радъ, прислуживаться тошно.

Фамусовъ.

Вотъ то-то, всѣ вы гордецы!
Спросили бы, какъ дѣлали отцы?
Учились бы на старшихъ глядя:
65  Мы, напримѣръ, или покойникъ дядя,
Максимъ Петровичъ: онъ не то на серебрѣ,
На золотѣ ѣдалъ; сто человѣкъ къ услугамъ;
Весь въ орденахъ; ѣзжалъ-то вѣчно цугомъ;
Вѣкъ при дворѣ, да при какомъ дворѣ!
70  Тогда не то, что нынѣ,
При государынѣ служилъ Екатеринѣ.
А въ тѣ поры всѣ важны! въ сорокъ пудъ...
Раскланяйся, тупеемъ не кивнутъ.
Вельможа, въ случаѣ, тѣмъ паче,
75  Не какъ другой, и пилъ и ѣлъ иначе.
А дядя! что твой князь? что графъ?
Сурьезный взглядъ, надменный нравъ.
Когда же надо подслужиться,
И онъ сгибался въ перегибъ:
80  На куртагѣ ему случилось обступиться;
Упалъ, да такъ, что чуть затылка не пришибъ;
Старикъ заохалъ, голосъ хрипкой:
Былъ Высочайшею пожалованъ улыбкой;
Изволили смѣяться; какъ же онъ?
85  Привсталъ, оправился, хотѣлъ отдать поклонъ,
Упалъ вдругорядь — ужъ нарочно —
А хохотъ пуще; онъ и въ третій такъ же точно.
А? какъ по-вашему? По-нашему, смышленъ.
Упалъ онъ больно, всталъ здорово.
90  За то бывало въ вистъ кто чаще приглашенъ?
Кто слышитъ при дворѣ привѣтливое слово?
Максимъ Петровичъ. Кто предъ всѣми зналъ почетъ?
Максимъ Петровичъ! Шутка!
Въ чины выводитъ кто и пенсіи даетъ?
95  Максимъ Петровичъ! Да! Вы, нынѣшніе — нутка!

Чацкій.

И точно началъ свѣтъ глупѣть,
Сказать вы можете вздохнувши;
Какъ посравнить, да посмотрѣть
Вѣкъ нынѣшній, и вѣкъ минувшій:
100  Свѣжо преданіе, а вѣрится съ трудомъ.
Какъ тотъ и славился, чья чаще гнулась шея;
Какъ не въ войнѣ, а въ мирѣ брали лбомъ,
Стучали объ полъ, не жалѣя!
Кому нужда: тѣмъ спѣсь, лежи они въ пыли,
105  А тѣмъ, кто выше, лесть какъ кружево плели.
Прямой былъ вѣкъ покорности и страха,
Все подъ личиною усердія къ царю.
Я не объ дядюшкѣ объ вашемъ говорю,
Его не возмутимъ мы праха;
110  Но между тѣмъ, кого охота заберетъ,
Хоть въ раболѣпствѣ самомъ пылкомъ,
Теперь, чтобы смѣшить народъ,
Отважно жертвовать затылкомъ?
А сверстничекъ, а старичокъ,
115  Иной, глядя на тотъ скачокъ,
И разрушаясь въ ветхой кожѣ,
Чай приговаривалъ: ахъ! если бы мнѣ тоже!
Хоть есть охотники поподличать вездѣ,
Да нынче смѣхъ страшитъ, и держитъ стыдъ въ уздѣ;
120  Не даромъ жалуютъ ихъ скупо государи. —

Фамусовъ.

Ахъ! Боже мой! онъ карбонари!

Чацкій.

Нѣтъ, нынче свѣтъ ужъ не таковъ.

Фамусовъ.

Опасный человѣкъ!

Чацкій.

Вольнѣе всякій дышетъ,
И не торопится вписаться въ полкъ шутовъ.

Фамусовъ.

125  Что говоритъ! и говоритъ, какъ пишетъ!

Чацкій.

У покровителей зѣвать на потолокъ,
Явиться помолчать, пошаркать, пообѣдать,
Подставить стулъ, поднять платокъ.

Фамусовъ.

Онъ вольность хочетъ проповѣдать!

Чацкій.

130  Кто путешествуетъ, въ деревнѣ кто живетъ...

Фамусовъ.

Да онъ властей не признаетъ!

Чацкій.

Кто служитъ дѣлу, а не лицамъ...

Фамусовъ.

Строжайше-бъ запретилъ я этимъ господамъ
На выстрѣлъ подъѣзжать къ столицамъ.

Чацкій.

135  Я наконецъ вамъ отдыхъ дамъ...

Фамусовъ.

Терпѣнья, мочи нѣтъ, досадно.

Чацкій.

Вашъ вѣкъ бранилъ я безпощадно,
Предоставляю вамъ во власть:
Откиньте часть,
140  Хоть нашимъ временамъ въ придачу,
Ужъ такъ и быть, я не поплачу.

Фамусовъ.

И знать васъ не хочу, разврата не терплю.

Чацкій.

Я досказалъ.

Фамусовъ.

Добро, заткнулъ я уши.

Чацкій.

На что-жъ? Я ихъ не оскорблю. —

Фамусовъ
(скороговоркой).

145  Вотъ рыскаютъ по свѣту, бьютъ баклуши,
Воротятся, отъ нихъ порядка жди!...

Чацкій.

Я пересталъ...

Фамусовъ.

Пожалуй, пощади.

Чацкій.

Длить споры не мое желанье.

Фамусовъ.

Хоть душу отпусти на покаянье! —

Явленіе 3.

Слуга
(входитъ).

150  Полковникъ Скалозубъ.

Фамусовъ
(ничего не видитъ и не слышитъ).

Тебя ужъ упекутъ
Подъ судъ, какъ пить дадутъ.

Чацкій.

Пожаловалъ къ вамъ кто-то на домъ.

Фамусовъ.

Не слушаю, подъ судъ!

Чацкій.

Къ вамъ человѣкъ съ докладомъ.

Фамусовъ.

Не слушаю, подъ судъ! подъ судъ!

Чацкій.

155  Да обернитесь, васъ зовутъ.

Фамусовъ
(оборачивается).

А? бунтъ? Ну такъ и жду содома.

Слуга.

Полковникъ Скалозубъ. Прикажете принять?

Фамусовъ
(встаетъ).

Ослы! сто разъ вамъ повторять?
Принять его, позвать, просить, сказать, что дома,
160  Что очень радъ. Пошелъ же, торопись!

(Слуга уходитъ).

Пожало-ста, сударь, при немъ остерегись:
Извѣстный человѣкъ, солидный,
И знаковъ тьму отличій нахваталъ;
Не по лѣтамъ, и чинъ завидный,
165  Не нынче завтра генералъ.
Пожало-ста при немъ веди себя скромненько.
Эхъ! Александръ Андреичъ, дурно, братъ!...
Ко мнѣ онъ жалуетъ частенько;
Я всякому, ты знаешь, радъ.
170  Въ Москвѣ прибавятъ вѣчно втрое:
Вотъ будто женится на Сонюшкѣ. Пустое!
Онъ, можетъ-быть, и радъ бы былъ душой,
Да надобности самъ не вижу я большой
Дочь выдавать ни завтра, ни сегодня;
175  Вѣдь Софья молода. А впрочемъ власть Господня.
Пожало-ста, при немъ не спорь ты вкривь и вкось
И завиральныя идеи эти брось.
Однако нѣтъ его! какую бы причину...
А! знать ко мнѣ пошелъ въ другую половину.

(Поспѣшно уходитъ).

Явленіе 4.

Чацкій.

180  Какъ суетится! что за прыть!
А Софья? — Нѣтъ-ли впрямь тутъ жениха какого?
Съ которыхъ поръ меня дичатся какъ чужого!
Какъ здѣсь бы ей не быть!!...
Кто этотъ Скалозубъ? Отецъ имъ сильно бредитъ,
185  А можетъ-быть не только что отецъ...
Ахъ! тотъ скажи любви конецъ,
Кто на три года въ даль уѣдетъ.

Явленіе 5.

Чацкій, Фамусовъ, Скалозубъ.


Фамусовъ.

Сергѣй Сергѣичъ, къ намъ сюда-съ,
Прошу покорно, здѣсь теплѣе;

190  Прозябли вы, согрѣемъ васъ;
Отдушничекъ отвернемъ поскорѣе.

Скалозубъ
(густымъ басомъ).

Зачѣмъ же лазить, напримѣръ,
Самимъ!... Мнѣ совѣстно, какъ честный офицеръ.

Фамусовъ.

Неужто для друзей не сдѣлать мнѣ ни шагу,
195  Сергѣй Сергѣичъ дорогой!
Кладите шляпу, сдѣньте шпагу;
Вотъ вамъ софа, раскиньтесь на покой.

Скалозубъ.

Куда прикажете, лишь только бы усѣсться.

(Садятся всѣ трое; Чацкій поодаль).


Фамусовъ.

Ахъ! батюшка, сказать, чтобъ не забыть:
200  Позвольте намъ своими счесться,
Хоть дальними, наслѣдства не дѣлить;
Не знали вы, а я подавно,
Спасибо, научилъ двоюродный вашъ братъ,
Какъ вамъ доводится Настасья Николавна?

Скалозубъ.

205  Не знаю-съ, виноватъ;
Мы съ нею вмѣстѣ не служили.

Фамусовъ.

Сергѣй Сергѣичъ, это вы-ли!
Нѣтъ! я передъ родней, гдѣ встрѣтится, ползкомъ;
Сыщу ее на днѣ морскомъ.
210  При мнѣ служащіе чужіе очень рѣдки;
Все больше сестрины, свояченицы дѣтки;
Одинъ Молчалинъ мнѣ не свой,
И то затѣмъ, что дѣловой.
Какъ станешь представлять къ крестишку ли, къ мѣстечку,
215  Ну какъ не порадѣть родному человѣчку!...
Однако братецъ вашъ мнѣ другъ и говорилъ,
Что вами выгодъ тьму по службѣ получилъ.

Скалозубъ.

Въ тринадцатомъ году мы отличались съ братомъ
Въ тридцатомъ егерскомъ, а послѣ въ сорокъ пятомъ.

Фамусовъ.

220  Да! счастье у кого есть эдакій сынокъ!
Имѣетъ, кажется, въ петличкѣ орденокъ? —

Скалозубъ.

За третье августа; засѣли мы въ траншею:
Ему данъ съ бантомъ, мнѣ на шею.

Фамусовъ.

Любезный человѣкъ, и посмотрѣть такъ хватъ;
225  Прекрасный человѣкъ двоюродный вашъ братъ.

Скалозубъ.

Но крѣпко набрался какихъ-то новыхъ правилъ.
Чинъ слѣдовалъ ему: онъ службу вдругъ оставилъ,
Въ деревнѣ книги сталъ читать.

Фамусовъ.

Вотъ молодость!... читать!... а послѣ хвать!...
230  Вы повели себя исправно,
Давно полковники, а служите недавно.

Скалозубъ.

Довольно счастливъ я въ товарищахъ моихъ,
Вакансіи какъ разъ открыты;
То старшихъ выключатъ иныхъ,
235  Другіе, смотришь, перебиты.

Фамусовъ.

Да, чѣмъ кого Господь поищетъ, вознесетъ!

Скалозубъ.

Бываетъ, моего счастливѣе везетъ.
У насъ въ пятнадцатой дивизіи, не далѣ,
Объ нашемъ хоть сказать бригадномъ генералѣ.

Фамусовъ.

240  Помилуйте, а вамъ чего недостаетъ?

Скалозубъ.

Не жалуюсь, не обходили,
Однако за полкомъ два года поводили. —

Фамусовъ.

Въ погонь-ли за полкомъ?
Зато, конечно, въ чемъ другомъ
245  За вами далеко тянуться.

Скалозубъ.

Нѣтъ-съ, старѣе меня по корпусу найдутся,
Я съ восемьсотъ девятаго служу;
Да, чтобъ чины добыть, есть многіе каналы;
Объ нихъ какъ истинный философъ я сужу;
250  Мнѣ только бы досталось въ генералы.

Фамусовъ.

И славно судите, дай Богъ здоровье вамъ
И генеральскій чинъ; а тамъ
Зачѣмъ откладывать бы дальше,
Рѣчь завести объ генеральшѣ?

Скалозубъ.

255  Жениться? Я ничуть не прочь.

Фамусовъ.

Что-жъ? у кого сестра, племянница есть, дочь;
Въ Москвѣ вѣдь нѣтъ невѣстамъ перевода;
Чего? плодятся годъ отъ года;
А батюшка, признайтесь, что едва
260  Гдѣ сыщется столица, какъ Москва.

Скалозубъ.

Дистанціи огромнаго размѣра.

Фамусовъ.

Вкусъ, батюшка, отмѣнная манера,
На все свои законы есть:
Вотъ, напримѣръ, у насъ ужъ изстари ведется,
265  Что по отцу и сыну честь;
Будь плохенькій, да если наберется
Душъ тысячки двѣ родовыхъ,
Тотъ и женихъ.
Другой хоть прытче будь, надутый всякимъ чванствомъ,
270  Пускай себѣ разумникомъ слыви,
А въ семью не включатъ, на насъ не подиви,
Вѣдь только здѣсь еще и дорожатъ дворянствомъ.
Да это-ли одно?... Возьмите вы хлѣбъ-соль:
Кто хочетъ къ намъ пожаловать, — изволь,
275  Дверь отперта для званыхъ и незваныхъ,
Особенно изъ иностранныхъ;
Хоть честный человѣкъ, хоть нѣтъ,
Для насъ равнехонько, про всѣхъ готовъ обѣдъ.
Возьмите вы отъ головы до пятокъ,
280  На всѣхъ московскихъ есть особый отпечатокъ.
Извольте посмотрѣть на нашу молодежь,
На юношей, сынковъ и внучатъ,
Журимъ мы ихъ, а если разберешь,
Въ пятнадцать лѣтъ учителей научатъ!
285  А наши старички?? — Какъ ихъ возьметъ задоръ,
Засудятъ объ дѣлахъ, что слово: — приговоръ, —
Вѣдь столбовые все, въ усъ никого не дуютъ,
И объ правительствѣ иной разъ такъ толкуютъ,
Что если-бъ кто подслушалъ ихъ... бѣда!
290  Не то, чтобъ новизны вводили, — никогда,
Спаси насъ Боже!... Нѣтъ. А придерутся
Къ тому, къ сему, а чаще ни къ чему,
Поспорятъ, пошумятъ, и... разойдутся.
Прямые канцлеры въ отставкѣ по уму!
295  Я вамъ скажу, знать время не приспѣло,
Но что безъ нихъ не обойдется дѣло.
А дамы? — сунься кто, попробуй, овладѣй;
Судьи всему, вездѣ, надъ ними нѣтъ судей;
За картами когда возстанутъ общимъ бунтомъ,
300  Дай Богъ терпѣніе, вѣдь самъ я былъ женатъ.
Скомандовать велите передъ фрунтомъ!
Присутствовать пошлите ихъ въ Сенатъ!
Ирина Власьевна! Лукерья Алексѣвна!
Татьяна Юрьевна! Пульхерія Андревна!
305  А дочекъ кто видалъ, всякъ голову повѣсь!
Его Величество король былъ прусскій здѣсь;
Дивился не путемъ московскимъ онъ дѣвицамъ,
Ихъ благонравью, а не лицамъ.
И точно, можно-ли воспитаннѣе быть!
310  Умѣютъ же себя принарядить
Тафтицей, бархатцемъ и дымкой,
Словечка въ простотѣ не скажутъ, все съ ужимкой;
Французскіе романсы вамъ поютъ
И верхнія выводятъ нотки,
315  Къ военнымъ людямъ такъ и льнутъ,
А потому, что патріотки.
Рѣшительно скажу: едва
Другая сыщется столица какъ Москва.

Скалозубъ.

По моему сужденью
320  Пожаръ способствовалъ ей много къ украшенью.

Фамусовъ.

Не поминайте намъ, ужъ мало-ли крехтятъ!
Съ тѣхъ поръ дороги, тротуары,
Дома и все на новый ладъ.

Чацкій.

Дома новы, но предразсудки стары.
325  Порадуйтесь, не истребятъ
Ни годы ихъ, ни моды, ни пожары.

Фамусовъ
(Чацкому).

Эй, завяжи на память узелокъ;
Просилъ я помолчать, не велика услуга.

(Скалозубу)

Позвольте, батюшка, вотъ-съ Чацкаго, мнѣ друга,
330  Андрея Ильича покойнаго сынокъ:
Не служитъ, то-есть въ томъ онъ пользы не находитъ,
Но захоти: такъ былъ бы дѣловой.
Жаль, очень жаль, онъ малый съ головой,
И славно пишетъ, переводитъ.
335  Нельзя не пожалѣть, что съ этакимъ умомъ...

Чацкій.

Нельзя-ли пожалѣть объ комъ-нибудь другомъ?
И похвалы мнѣ ваши досаждаютъ.

Фамусовъ.

Не я одинъ, всѣ также осуждаютъ.

Чацкій.

А судьи кто? — За древностію лѣтъ
340  Къ свободной жизни ихъ вражда непримирима,
Сужденья черпаютъ изъ забытыхъ газетъ
Временъ Очаковскихъ и покоренья Крыма;
Всегда готовые къ журьбѣ,
Поютъ все пѣснь одну и ту же,
345  Не замѣчая объ себѣ:
Что старѣе, то хуже.
Гдѣ? укажите намъ, отечества отцы,
Которыхъ мы должны принять за образцы?
Не эти-ли, грабительствомъ богаты?
350  Защиту отъ суда въ друзьяхъ нашли, въ родствѣ,
Великолѣпныя соорудя палаты,
Гдѣ разливаются въ пирахъ и мотовствѣ,
И гдѣ не воскресятъ кліенты — иностранцы
Прошедшаго житья подлѣйшія черты.
355  Да и кому въ Москвѣ не зажимали рты
Обѣды, ужины и танцы?
Не тотъ-ли, вы къ кому меня еще съ пеленъ,
Для замысловъ какихъ-то непонятныхъ,
Дитей возили на поклонъ?
360  Тотъ Несторъ негодяевъ знатныхъ,
Толпою окруженный слугъ;
Усердствуя, они, въ часы вина и драки,
И честь, и жизнь его не разъ спасали: вдругъ
На нихъ онъ вымѣнялъ борзыя три собаки!!!
365  Или — вонъ тотъ еще, который для затѣй,
На крѣпостной балетъ согналъ на многихъ фурахъ
Отъ матерей, отцовъ отторженныхъ дѣтей?!
Самъ погруженъ умомъ въ зефирахъ и амурахъ,
Заставилъ всю Москву дивиться ихъ красѣ!
370  Но должниковъ не согласилъ къ отсрочкѣ: —
Амуры и зефиры всѣ
Распроданы по-одиночкѣ!!!
Вотъ тѣ, которые дожили до сѣдинъ!
Вотъ уважать кого должны мы на безлюдьи!
375  Вотъ наши строгіе цѣнители и судьи!
Теперь пускай изъ насъ одинъ,
Изъ молодыхъ людей, найдется: врагъ исканій,
Не требуя ни мѣстъ, ни повышенья въ чинъ,
Въ науки онъ вперитъ умъ, алчущій познаній;
380  Или въ душѣ его самъ Богъ возбудитъ жаръ
Къ искусствамъ творческимъ, высокимъ и прекраснымъ,
Они тотчасъ: — разбой! пожаръ!
И прослыветъ у нихъ мечтателемъ! опаснымъ!! —
Мундиръ! одинъ мундиръ! Онъ въ прежнемъ ихъ быту
385  Когда-то укрывалъ, расшитый и красивый,
Ихъ слабодушіе, разсудка нищету;
И намъ за ними въ путь счастливый!
И въ женахъ, дочеряхъ къ мундиру та же страсть!
Я самъ къ нему давно-ль отъ нѣжности отрекся?!
390  Теперь ужъ въ это мнѣ ребячество не впасть,
Но кто-бъ тогда за всѣми не повлекся?
Когда изъ гвардіи, иные отъ двора
Сюда на время пріѣзжали,
Кричали женщины: ура!
395  И въ воздухъ чепчики бросали!

Фамусовъ
(про себя).

Ужъ втянетъ онъ меня въ бѣду.

(Громко)

Сергѣй Сергѣичъ, я пойду,
И буду ждать васъ въ кабинетѣ.

(Уходитъ).

Явленіе 6.

Скалозубъ, Чацкій.


Скалозубъ.

Мнѣ нравится, при этой смѣтѣ
400  Искусно какъ коснулись вы
Предубѣжденія Москвы
Къ любимцамъ, къ гвардіи, къ гвардейскимъ, къ гвардіонцамъ;
Ихъ золоту, шитью дивятся будто солнцамъ!
А въ первой арміи когда отстали? въ чемъ?
405  Все такъ прилажено и тальи всѣ такъ узки,
И офицеровъ вамъ начтемъ,
Что даже говорятъ, иные, по-французски.

Явленіе 7.

Скалозубъ, Чацкій, Софія, Лиза.


Софія
(бѣжитъ къ окну).

Ахъ! Боже мой! упалъ! убился!

(Отходитъ отъ дверей).


Чацкій.

Кто?
Кто это?

Скалозубъ.

Съ кѣмъ бѣда?

Чацкій.

Она мертва со страху!

Скалозубъ.

410  Да кто? откудова?

Чацкій.

Ушибся обо что?

Скалозубъ.

Ужъ не старикъ-ли нашъ далъ маху?

Лиза
(хлопочетъ около барышни).

Кому назначено-съ: не миновать судьбы,
Молчалинъ на лошадь садился, ногу въ стремя,
А лошадь на дыбы,
415  Онъ объ землю и прямо въ темя.

Скалозубъ.

Поводья затянулъ, ну жалкій же ѣздокъ.
Взглянуть, какъ треснулся онъ — грудью или въ бокъ?

(Уходитъ).

Явленіе 8.

Тѣ же безъ Скалозуба.


Чацкій.

Помочь ей чѣмъ? Скажи скорѣе.

Лиза.

Тамъ въ комнатѣ вода стоитъ.

(Чацкій бѣжитъ и приноситъ. Все слѣдующее вполголоса до того, какъ Софія очнется).


Лиза.

420  Стаканъ налейте.

Чацкій.

Ужъ налитъ.
Шнуровку отпусти вольнѣе,
Виски ей уксусомъ потри,
Опрыскивай водой. Смотри,
Свободнѣе дыханье стало.
425  Повѣять чѣмъ?

Лиза.

Вотъ опахало.

Чацкій.

Гляди въ окно,
Молчалинъ на ногахъ давно!
Бездѣлица ее тревожитъ.

Лиза.

Да-съ; барышнинъ несчастенъ нравъ,
430  Со стороны смотрѣть не можетъ,
Какъ люди падаютъ стремглавъ.

Чацкій.

Опрыскивай еще водою.
Вотъ такъ. Еще. Еще.

Софія
(съ глубокимъ вздохомъ).

Кто здѣсь со мною?
Я точно какъ во снѣ.

(Торопко и громко).

Пойдемъ туда, бѣжимъ.
435  Гдѣ онъ? Что съ нимъ? Скажите мнѣ.

Чацкій.

Пускай себѣ сломилъ бы шею,
Васъ чуть было не уморилъ.

Софія.

Убійственны холодностью своею!
Смотрѣть на васъ, васъ слушать нѣту силъ.

Чацкій.

440  Прикажете мнѣ за него терзаться?

Софія.

Туда бѣжать, тамъ быть, помочь ему стараться.

Чацкій.

Чтобъ оставались вы безъ помощи однѣ?

Софія.

На что вы мнѣ?
Да правда: не свои бѣды для васъ забавы,
445  Отецъ родной убейся, все равно.

(Лизѣ)

Пойдемъ туда, бѣжимъ.

Лиза
(отводитъ ее въ сторону).

Опомнитесь! куда вы?
Онъ живъ, здоровъ, смотрите здѣсь въ окно.

(Софія высовывается въ окошко).


Чацкій.

Смятенье! обморокъ! поспѣшность! гнѣвъ! испуга!
Такъ можно только ощущать,
450  Когда лишаешься единственнаго друга.

Софія.

Сюда идутъ. Руки не можетъ онъ поднять. —

Чацкій.

Желалъ бы съ нимъ убиться...

Лиза.

Для компаньи?

Софія.

Нѣтъ, оставайтесь при желаньи.

Явленіе 9.

Софія, Лиза, Чацкій, Скалозубъ, Молчалинъ (съ подвязанною рукою).


Скалозубъ.

Воскресъ и невредимъ, рука
455  Ушибена слегка,
И впрочемъ все фальшивая тревога.

Молчалинъ.

Я васъ перепугалъ, простите, ради Бога.

Скалозубъ.

Ну, я не зналъ, что будетъ изъ того
Вамъ ирритація. Опрометью вбѣжали. —
460  Мы вздрогнули. Вы въ обморокъ упали,
И что-жъ? — весь страхъ изъ ничего.

Софія
(не глядя ни на кого).

Ахъ! очень вижу, изъ пустова —
А вся еще теперь дрожу.

Чацкій
(про себя).

Съ Молчалинымъ ни слова!

Софія
(по прежнему).

465  Однако о себѣ скажу,
Что не труслива. Такъ бываетъ,
Карета свалится, подымутъ: я опять
Готова съизнова скакать;
Но все малѣйшее въ другихъ меня пугаетъ,
470  Хоть нѣтъ великаго несчастья отъ того,
Хоть незнакомый мнѣ, до этого нѣтъ дѣла.

Чацкій
(про себя).

Прощенья проситъ у него,
Что разъ о комъ-то пожалѣла!

Скалозубъ.

Позвольте, разскажу вамъ вѣсть:
475  Княгиня Ласова какая-то здѣсь есть,
Наѣздница, вдова, но нѣтъ примѣровъ,
Чтобъ ѣздило съ ней много кавалеровъ.
На-дняхъ расшиблась въ пухъ;
Жоке не поддержалъ, считалъ онъ видно мухъ. —
480  И безъ того она, какъ слышно, неуклюжа,
Теперь ребра недостаетъ,
Такъ для поддержки ищетъ мужа.

Софія.

Ахъ, Александръ Андреичъ, вотъ,
Явитесь вы вполнѣ великодушны:
485  Къ несчастью ближняго вы такъ неравнодушны.

Чацкій.

Да-съ, это я сейчасъ явилъ,
Моимъ усерднѣйшимъ стараньемъ,
И прысканьемъ, и оттираньемъ,
Не знаю для кого, но васъ я воскресилъ.

(Беретъ шляпу и уходитъ).

Явленіе 10.

Тѣ же кромѣ Чацкаго.


Софія.

490  Вы вечеромъ къ намъ будете?

Скалозубъ.

Какъ рано?

Софія.

Пораньше; съѣдутся домашніе друзья,
Потанцовать подъ фортепьяно.
Мы въ траурѣ, такъ бала дать нельзя.

Скалозубъ.

Явлюсь, но къ батюшкѣ зайти я обѣщался,
495  Откланяюсь.

Софія.

Прощайте.

Скалозубъ
(жметъ руку Молчалину).

Вашъ слуга.

(Уходитъ).

Явленіе 11.

Софія, Лиза, Молчалинъ.


Софія.

Молчалинъ! какъ во мнѣ разсудокъ цѣлъ остался!
Вѣдь знаете, какъ жизнь мнѣ ваша дорога!
Зачѣмъ же ей играть, и такъ неосторожно?
Скажите, что у васъ съ рукой?
500  Не дать-ли капель вамъ? Не нуженъ-ли покой?
Пошлемте къ доктору, пренебрегать не должно.

Молчалинъ.

Платкомъ перевязалъ, не больно мнѣ съ тѣхъ поръ.

Лиза.

Ударюсь объ закладъ, что вздоръ,
И если-бъ не къ лицу, не нужно перевязки;
505  А то не вздоръ, что вамъ не избѣжать огласки:
На смѣхъ, того гляди, подыметъ Чацкій васъ;
И Скалозубъ, какъ свой хохолъ закрутитъ,
Разскажетъ обморокъ, прибавитъ сто прикрасъ;
Шутить и онъ гораздъ, вѣдь нынче кто не шутитъ!

Софія.

510  А кѣмъ изъ нихъ я дорожу?
Хочу люблю, хочу скажу.
Молчалинъ! будто я себя не принуждала?
Вошли вы, слова не сказала,
При нихъ не смѣла я дохнуть,
515  У васъ спросить, на васъ взглянуть.

Молчалинъ.

Нѣтъ, Софья Павловна, вы слишкомъ откровенны.

Софія.

Откуда скрытность почерпнуть!
Готова я была въ окошко, къ вамъ прыгнуть.

Да что мнѣ до кого? до нихъ? до всей вселенной?
520  Смѣшно? — пусть шутятъ ихъ; досадно? — пусть бранятъ.

Молчалинъ.

Не повредила бы намъ откровенность эта.

Софія.

Неужто на дуэль васъ вызвать захотятъ?

Молчалинъ.

Ахъ! злые языки страшнѣе пистолета.

Лиза.

Сидятъ они у батюшки теперь;
525  Вотъ ко-бы вы порхнули въ дверь
Съ лицомъ веселымъ, беззаботно:
Когда намъ скажутъ, что хотимъ,
Куда какъ вѣрится охотно!
И Александръ Андреичъ, съ нимъ
530  О прежнихъ дняхъ, о тѣхъ проказахъ,
Поразвернитесь-ка въ разсказахъ,
Улыбочка и пара словъ,
И кто влюбленъ — на все готовъ.

Молчалинъ.

Я вамъ совѣтовать не смѣю.

(Цѣлуетъ ей руку).


Софія.

535  Хотите вы?... Пойду любезничать сквозь слезъ;
Боюсь, что выдержать притворства не съумѣю.
Зачѣмъ сюда Богъ Чацкаго принесъ!

(Отходитъ отъ дверей).

Явленіе 12.

Молчалинъ, Лиза.


Молчалинъ.

Веселое созданье ты! живое!

Лиза.

Прошу пустить, и безъ меня васъ двое.

Молчалинъ.

540  Какое личико твое!
Какъ я тебя люблю!

Лиза.

А барышню?

Молчалинъ.

Ее
По должности, тебя...

(Хочетъ ее обнять).


Лиза.

Отъ скуки.
Прошу подальше руки!

Молчалинъ.

Есть у меня вещицы три:
545  Есть туалетъ, прехитрая работа:
Снаружи зеркальцо и зеркальцо внутри,
Кругомъ все прорѣзь, позолота;
Подушечка, изъ бисера узоръ,
И перламутровый приборъ:
550  Игольничекъ и ножинки, какъ милы!
Жемчужинки, растертыя въ бѣлилы!
Помада есть для губъ, и для другихъ причинъ,
Съ духами сткляночки: резеда и жасминъ.

Лиза.

Вы знаете, что я не льщусь на интересы;
555  Скажите лучше, почему
Вы съ барышней скромны, а съ горнишной повѣсы?

Молчалинъ.

Сегодня боленъ я, обвязки не сниму,
Приди въ обѣдъ, побудь со мною,
Я правду всю тебѣ открою.

(Уходитъ въ боковую дверь).

Явленіе 13.

Софія, Лиза.


Софія.

560  Была у батюшки, тамъ нѣту никого.
Сегодня я больна, и не пойду обѣдать.
Скажи Молчалину, и позови его,
Чтобъ онъ пришелъ меня провѣдать.

(Уходитъ къ себѣ).

Явленіе 14.

Лиза.

Ну! люди въ здѣшней сторонѣ!
565  Она къ нему, а онъ ко мнѣ,
А я... одна лишь я любви до смерти трушу. —
А какъ не полюбить буфетчика Петрушу!

Конецъ второго дѣйствія.