Вестники Смерти (Гримм; Снессорева)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Вѣстники Смерти
авторъ Братья Гриммъ, пер. Софья Ивановна Снессорева
Языкъ оригинала: нѣмецкій. Названіе въ оригиналѣ: Die Boten des Todes. — Источникъ: Братья Гриммъ. Народныя сказки, собранныя братьями Гриммами. — СПб.: Изданіе И. И. Глазунова, 1871. — Т. II. — С. 286. Вестники Смерти (Гримм; Снессорева)/ДО въ новой орѳографіи


Это было давно, очень давно. Шелъ богатырь по большой дорогѣ; вдругъ откуда ни возьмись незнакомая фигура да прямо къ нему, стала поперегъ дороги и кричитъ:

— Стой!

— Какъ! — говоритъ богатырь, — этотъ карликъ котораго я безъ труда раздавлю двумя пальцами, смѣетъ заграждать мнѣ дорогу!.. Да кто ты такой, когда отважился на такую дерзость?

— Я Смерть, — отвѣчала неизвѣстная, — ничто не осмѣливается сопротивляться мнѣ, и ты, въ свою очередь, долженъ покориться моимъ повелѣніямъ.

Но богатырь и ухомъ не повелъ, а прямо вступилъ со Смертью въ бой. То былъ долгій, яростный, смертельный бой. Великанъ сломилъ-таки Смерть и нанесъ ей такой ударъ, что она такъ и грохнулась безъ памяти о камень. Богатырь пошолъ своею дорогою, а побѣжденная Смерть, словно мертвая, лежитъ себѣ на землѣ, еле-еле дышетъ и встать не имѣетъ силъ.

«Что жь это будетъ, если я стану лежать на одномъ мѣстѣ? — говоритъ сама съ собою Смерть, — вѣдь никто теперь и умирать не станетъ; а въ концѣ концовъ людей расплодится такъ много, что на землѣ и мѣста не достанетъ».

Но въ эту минуту показался на дорогѣ молодой дѣтина. Здоровье и бодрость такъ и пышутъ на его лицѣ. Идетъ онъ себѣ путемъ-дорогою, самъ только пѣсенки попѣваетъ да по сторонкамъ озирается. Замѣтивъ еле-живую жертву, онъ сжалился надъ нею, тотчасъ же поспѣшилъ на помощь и, пособивъ ей приподняться на ноги, напоилъ ее изъ своей фляжки живительнымъ напиткомъ. Онъ простился съ нею только тогда, какъ она совсѣмъ собралась съ силами.

— Да знаешь ли ты кто я? — спросила Смерть, выпрямляясь предъ нимъ, — знаешь ли, кому ты помогъ стать на ноги?

— Нѣтъ, — отвѣчалъ добрый молодецъ, — нѣтъ, я не знаю тебя.

— Я — Смерть; никому не даю я пощады, и даже для тебя не могу сдѣлать исключенія изъ своего общаго правила. Но, чтобъ отблагодарить тебя чѣмъ-нибудь, я обѣщаю тебѣ не захватывать тебя врасплохъ; прежде чѣмъ за тобою придти, я стану засылать къ тебѣ моихъ вѣстниковъ.

— И на томъ спасибо, — отвѣчалъ добрый молодецъ, — все же я въ барышахъ; буду знать по крайней мѣрѣ, когда мнѣ тебя ждать.

Тутъ онъ со Смертью распрощался и пошелъ себѣ въ путь-дороженьку веселъ и доволенъ; такъ жилъ онъ себѣ потомъ да поживалъ безъ всякихъ заботъ, что называется, припѣваючи. Но молодость и здоровье скоро промчались, а вслѣдъ за ними налетѣли болѣзни и скорби, которыя днемъ терзали, а ночью сонъ отнимали.

«А все же я еще не умру, — думалъ онъ, — вѣдь Смерть обѣщалась присылать прежде своихъ вѣстниковъ; хотѣлось бы только мнѣ, чтобъ эти бѣдовые дни болѣзни и кручины какъ можно скорѣе промчались».

Не успѣлъ онъ выздоровѣть, какъ опять принялся за прежнее житье-бытье. Но вотъ однажды кто-то вдругъ ударилъ его по плечу. Молодецъ обернулся, анъ глядь — Смерть-то лицомъ къ лицу.

— Ступай за мной, — говоритъ Смерть, — ударилъ твой часъ: пора тебѣ разстаться съ міромъ.

— Какъ! — вскричалъ добрый молодецъ, — не-ужь-то ты измѣнишь своему слову? Не ты ли обѣщалась присылать своихъ вѣстниковъ прежде чѣмъ самой придти за мной? А, вѣдь, я еще ни одного не видалъ.

— Ты ошибаешься, — отвѣчала Смерть, — я посылала къ тебѣ своихъ вѣстниковъ одного за другимъ. Развѣ ты забылъ, какъ лихорадка трясла тебя въ постели? развѣ ты не слыхалъ шума въ своихъ ушахъ? а не мучила ли тебя ломота во всѣхъ костяхъ? не пухли ли твои щеки отъ зубной боли? не кружилась ли у тебя голова? не спускался ли мракъ предъ твоими глазами? наконецъ не каждый ли день напоминалъ тебѣ обо мнѣ сонъ, мой возлюбленный братъ? не каждую ли ночь лежалъ ты погруженный въ сонъ, словно въ вѣчные потемки смерти?

Добрый молодецъ припоминалъ все это и не нашелся что отвѣчать, а потому покорившись судьбѣ, послѣдовалъ за Смертью.