Открыть главное меню

Аудиенция (Гейне; Минаев)

Аудиенция : Старая сказка
автор Генрих Гейне (1797—1856), пер. Д. Д. Минаев (1835—1889)
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Die Audienz. Eine alte Fabel («Ich laß nicht die Kindlein, wie Pharao…»). — Из цикла «Стихотворения 1853 и 1854 годов». Источник: Полное собрание сочинений Генриха Гейне / Под редакцией и с биографическим очерком Петра Вейнберга — 2-е изд. — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1904. — Т. 6. — С. 187—188.. Аудиенция (Гейне; Минаев) в дореформенной орфографии


Аудиенция


(Старая сказка).


«Как царь Фараон, не желаю топить
Младенцев я в нильском течении;
Я тоже не Ирод-тиран; для меня
Противно детей избиенье.

«Пускай ко мне дети придут; я хочу
Наивностью их усладиться,
А с ними и щвабский ребёнок большой
Пускай не замедлит явиться».

Так молвил король. Камергер побежал
10 И ждать себя мало заставил:
Большого ребёнка из Швабии он
Привёл к королю и представил.

— Ты шваб? — стал расспрашивать добрый король: —
Признайся — чего тут стыдиться?
15 — Вы правы, — ответил почтительно шваб: —
Я швабом имел честь родиться.

— От скольких же швабов ведешь ты свой род?
Их семь? Отвечай мне по чести.
— От шваба единого я родился,
20 Родиться не мог от всех вместе.

— А в Швабии лук был каков в этот год?—
Вновь к швабу король обратился.
— Позвольте за спрос вам отвесить поклон:
Отличнейший лук уродился.

25 — А есть у вас люди великие? — Шваб
На это: «По милости Бога,
У швабов великих людей теперь нет,
Но толстых людей очень много».

— А Менцель, — король продолжал: — получил
30 Ещё хотя пару пощечин?
— Довольно и старых пощечин ему:
Он ими пресытился очень.

— Наружность обманчива, — молвил король: —
Ты вовсе не глуп, в самом деле.
35 — Причина тому: домовой подменил
Когда-то меня в колыбели.

— Все швабы,— заметил король: — край родной
Привыкли любить больше жизни,
Таж что ж побудило тебя предпочесть
40 Край чуждый любезной отчизне?

— Я дома, —ответил шваб: — репой одной,
Да кислой капустой питался,
Но если б к обеду я мясо имел,
То дома, конечно б, остался.

45 — Проси, о чём хочешь, — воскликнул король: —
Всё сделаю, швабу в угоду.
Шваб стал на колени: «Молю, государь,
Даруйте опять нам свободу!

Никто не родится холопом на свет;
50 Свободу, король нам отдайте
И прав человеческих, прав дорогих
Германский народ не лишайте!»

Стоял, потрясённый глубоко, король
В смущении, без царственной позы,
55 А шваб между тем рукавом вытирал
Из глаз побежавшие слёзы.

— Мечты! — наконец, повелитель изрёк: —
Прощай и вперёд будь умнее!
Но так как лунатик ты, милый мой шваб,
60 То дам провожатых тебе я.

Двух верных жандармов я дам, чтоб они
Тебя довезли до границы…
Но, чу! барабан — на парад я спешу,
На радость моей всей столицы.

65 Таков был сердечный, прекрасный конец
Беседы; но с этой минуты
Уж добрый король перестал навсегда
Детей призывать почему-то.